Адвокатская монополия: быть или не быть?

2505

12 декабря 2016, 11:51

На прошлой неделе в Саратове прошло выездное заседание профильного комитета Совета Федерации ФС РФ, на котором обсуждался вопрос введения адвокатской монополии. В заседании приняли участие представители федерального и регионального Правительства, члены Совета Федерации, депутаты Госдумы и облдумы, руководство Федеральной палаты адвокатов, адвокаты, юристы, общественники, а также много-много других авторитетных лиц.

В завершении мероприятия мне тоже удалось выступить с аргументами против введения адвокатской монополии, а позднее мы вместе с коллегами-неадвокатами подготовили специальную справку для членов Совета Федерации.

Думаю, что перечисленные в ней тезисы будут интересны более всего тем, кто имеет хоть какое-то отношение к представлению интересов граждан и организаций в судах.

Будет приятно и ценно, если адвокаты и юристы поделятся своими комментариями относительно планируемой реформы.

Справка.

Министерство юстиции РФ проводит работу над Концепцией регулирования юридического рынка, которая предполагает введение адвокатской монополии.

В последнее время со стороны Федеральной палаты адвокатов РФ наблюдается активное продвижение на законотворческом поле идеи ограничения возможности представлять интересы тех или иных лиц в судах наличием у юриста адвокатского статуса.

При этом, ФПА РФ ссылается на "зарубежный опыт" и на положения ст. 48 Конституции Российской Федерации, согласно которым каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи и на "наведение порядка" на рынке юридических услуг.

Однако, следует полагать, что фактической необходимости и видимых оснований для введения "адвокатской монополии" не имеется. Подавляющее большинство участников юридического сообщества, кроме руководства ФПА РФ, придерживается той же точки зрения. Фактически наблюдается со стороны лиц, лоббирующих подобные ограничения судебного представительства, завуалированное намерение осуществить передел рынка юридических услуг в пользу адвокатуры в целом (по всем делам представительство в судах будут осуществлять лишь адвокаты за редким исключением), так и в пользу высшего адвокатского руководства в частности (чем больше будет объем финансовых потоков в виде тех или иных сборов и отчислений, налагаемых на адвокатов адвокатскими объединениями).

На доводы сторонников адвокатской монополии без труда находятся контрдоводы, что, несомненного, свидетельствует о нежизнеспособности избранного в концепции пути развития юридического сообщества. Рассмотрим каждый из них подробнее:

1. Ссылка сторонников адвокатской монополии на успешный зарубежный опыт.

В данном случае сторонники адвокатской монополии, ссылаясь на "весь мир", могут назвать лишь США, Великобританию, Канаду и несколько иных стран англо-саксонской системы права. Также приводят в пример обычно Францию и Германию, забывая о том, что в этих странах существуют очень серьёзные изъятия из адвокатской монополии. При этом сторонники адвокатской монополии умалчивают о том, что во всём остальном мире никаких ограничений судебного представительства не имеется за исключением требований к дееспособности судебного представителя по доверенности, а также ограничений, распространяющихся на ряд должностных лиц, как то следователи, прокуроры, судьи и т. п. (подобные вполне обоснованные ограничения существуют и в российском процессуальном праве).

Заметим также, что в США не во всех штатах имеется адвокатская монополия. Примечательно, что в тех штатах, где её нет, цены на юридические услуги в среднем ниже. Также в США серьёзно обсуждается в последнее время необходимость отмены адвокатской монополии, как ничем не обоснованного анахронизма (то же самое можно сказать и о Франции и Германии). Отметим, что адвокатская монополия в указанных странах сложилась исторически и является в сущности своего рода реликтом, сохранившимся со средневековья в бытность всякого рода гильдий купцов, кузнецов, дровосеков, трубочистов, конюхов и т. п. (своего рода профессиональных образований с обязательными поборами с их членов в пользу ничего не делающего и ничего не производящего начальства).

Исходя из вышеизложенного, ссылка сторонников введения в России адвокатской монополии на "весь цивилизованный мир" не выдерживает никакой критики — в современном мире адвокатская монополия является своего рода анахронизмом и в большинстве стран её нет либо ведется дискуссия об ее отмене.

2. Сторонники адвокатской монополии ссылаются также на положения ст. 48 Конституции Российской Федерации, согласно которым каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

В этой связи они полагают, что единственным подтверждением квалификации юриста, осуществляющего представление интересов в суде, должно стать наличие адвокатского статуса. Вместе с тем, не учитывается тот факт, что лица, получающие высшее юридическое образование, уже имеют в своих дипломах запись - "квалификация: юрист". Подобная квалификация сама по себе даёт возможность лицу, получившему высшее юридическое образование, достаточно результативно и профессионально осуществлять представление интересов иных лиц в суде. Иными словами на руках у выпускников юридических ВУЗов уже имеются достаточные документы, подтверждающие их квалификацию как юриста. Какого-то дополнительного подтверждения, как то адвокатский статус, в данном случае не требуется (в противном случае не понятно чему именно обучались юристы 5 лет (4 года как бакалавры) на юридическом факультете и почему после сдачи дипломных работ и государственных экзаменов они должны ещё сдавать какие-то экзамены, подтверждающие квалификацию для возможности представлять интересы в суде).

Примечательно, что среди сторонников адвокатской монополии имеются сторонники введения не абсолютной адвокатской монополии (когда по ВСЕМ судебным делам представление интересов любых лиц осуществляют лишь адвокаты), а ограниченной адвокатской монополии, когда интересы юридических лиц могут представлять штатные юрисконсульты. В данном случае получаем противоречие — декларируется, что штатный юрисконсульт имеет квалификацию, достаточную для представления интересов организации, в которой он работает, и при этом, если штатный юрисконсульт увольняется, то утрачивает свою квалификацию и право осуществлять представление интересов в судах любых лиц по доверенности без адвокатского статуса.

Относительно данного вопроса высказался Конституционный Суд РФ. Так, Постановлением Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 г. № 15-П признано не соответствующим Конституции РФ положение АПК РФ, предусматривавшее, что представителями организаций в арбитражном суде могут выступать либо их руководители или лица, состоящие в штате этих организаций, либо адвокаты. Из анализа Постановления  вытекает возможность введения квалификационных требований к лицам, желающим оказывать юридические услуги. Однако ограничение права на защиту (путем отсечения круга лиц) Суд посчитал неконституционным.

Презюмируемое программой низкое качество услуг, оказываемых не адвокатскими фирмами, неэтичное поведение, вызванное отсутствием обязанности подчиняться кодексу чести адвоката, не находит подтверждения. Сдача адвокатом экзамена для получения статуса, не гарантирует его этичное поведение в дальнейшем и квалифицированное оказание услуг.

Президент Российской Федерации В.В. Путин, комментируя в своё время проект действующего сегодня Кодекса административного судопроизводства РФ, отклонил идею о введении в него положений, ограничивающих судебное представительство в судах по административным делам наличием адвокатского статуса (как известно судебное представительство в Кодексе административного судопроизводства РФ ограничено лишь наличием у представителя диплома о высшем юридическом образовании). В данном случае Президент справедливо полагал, что диплом о высшем юридическом образовании как раз и является документом, подтверждающим квалификацию юриста и состоять дополнительно в каких-то объединениях и иметь некий специальный статус для этого нет необходимости. 

3. Сторонники адвокатской монополии ссылаются на "заботу о потребителях юридических услуг".

В данном случае сторонники адвокатской монополии часто полагаются для сравнения на такую область человеческой деятельности как медицина. Известно, что платной врачебной деятельностью можно заниматься только при наличии специального образования и специальных разрешений, выдаваемых государством. При этом сторонники адвокатской монополии совершенно не берут во внимание тот факт, что гражданин имеет и право и возможность пройти платное лечение и у лица, не имеющего медицинского образования (такая необходимость может возникнуть, например, в какой-либо изолированной местности, удалённой от цивилизации, или при каких-то неотложных и экстремальных ситуациях). Однако, в случае же введения ограничения на судебное представительство гражданин или организация не смогут привлечь к представлению своих интересов то лицо (не имеющее при  адвокатского статуса), которому они доверяют и которое они считают способным и достойным представлять интересы.

Так например, один супруг не сможет по доверенности представлять интересы своего супруга, то же касается лиц, состоящих в родственных или иных близких и дружеских отношениях. Суд не допустит таких представителей к участию в судебном процессе в случае отсутствия у них адвокатского статуса. Для представления своих интересов лицам придётся либо нанимать адвоката, либо осуществлять представление своих интересов самостоятельно.

Таковое положение недопустимо, т. к. является необоснованным и антиконституционным ограничением лица права доверять ведение своего дела в суде тому, кому оно считает нужным. Подобное, также, является ничем необоснованным сужением самой дееспособности гражданина и правоспособности юридического лица.

В статье 48 Конституции РФ указано, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Квалификация может быть оценена самим доверителем (в особенности, если это организация или индивидуальный предприниматель, нанимающие представителя для ведения дел в арбитражном суде). В этой связи представляется достаточно необычным и по меньшей мере странным введение адвокатской монополии в арбитражный процесс.

Юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, нанимающие (по гражданско-правовому договору) для оказания услуг экономиста, бухгалтера, маркетолога, инженера и т. п. и самостоятельно оценивающие их знания и квалификацию, по каким-то надуманным причинам лишаются возможности нанять такого юриста для ведения какого-то конкретного судебного дела, какого сочтёт нужным. Совершенно неясно, почему организации и индивидуальных предпринимателей необходимо лишить возможности самостоятельно оценивать квалификацию юристов для выдачи им доверенностей на ведение дел в суде. То же самое касается и права гражданина доверять ведение дел в судах тому, кому верит.

В этой связи приведем положения части 3 статьи 56 Конституции РФ, в соответствии с которыми не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 - 54 Конституции РФ. То есть право на квалифицированную юридическую помощь, установленное частью 1 статьи 48 Конституции РФ, не может быть чем бы то ни было ограничено, в том числе и введением адвокатской монополии, поскольку она лишает права гражданина, индивидуального предпринимателя, организации самостоятельно оценивать квалификацию того лица (не имеющего адвокатского статуса), которое видится подходящим для представления его интересов в суде. Адвокатская монополия лишает гражданина или юридическое лицо права доверять тому, кому оно действительно доверяет, что явно идёт в разрез с положениями  части 3 статьи 56 Конституции РФ в случае принятия пакета законов об ограничении судебного представительства наличием адвокатского статуса.

Сторонниками адвокатской монополии не приведен анализ качества адвокатских услуг, рассмотрение проблемы квалификации юристов — свободных профессионалов идет с изначально смещенным вектором. Так, несмотря на существование адвокатских образований и возможность выбора любого представителя, в России работает множество консалтинговых компаний, сотрудниками которых не являются адвокаты. И, тем не менее, в конкурентной борьбе клиенты, зачастую, обращаются именно к ним. В случае некачественного оказания юридических услуг такие компании просто прекратили бы свое существование, оказались нерентабельны. Рынок юридических услуг сложен и жесток по отношению к своим участникам. Безграмотные юристы не могут выдержать конкуренции. Именно конкуренция, а не обладание статусом адвоката, является движущей силой в борьбе за репутацию, клиентов. Что, несомненно, положительно сказывается на качестве оказываемых юридических услуг.

Отдельного внимания заслуживает тот факт, что у адвокатов в целом более высокие финансовые издержки (как минимум — взносы на содержание адвокатских объединений), чем у юристов, свободно практикующих представление интересов в суде. Если все юристы (кроме штатных юрисконсультов организаций) будут вынуждены приобрести адвокатский статус, это неизбежно приведет к росту цен на юридические услуги.

Таким образом, адвокатская монополия, учитывая упадок в последние годы благосостояния российских граждан, сделает юридические услуги малодоступными или же вообще недоступными для значительной части населения страны.  

4.  Сторонники адвокатской монополии полагают, что её введение необходимо в целях наделения юристов той мерой ответственности за качество оказываемой юридической помощи, которая имеется у адвокатов. При этом ссылка на возможность утраты адвокатом своего статуса тогда, как юрист, его не имеющий (и при этом осуществляющий представление интересов в суде граждан и организаций), не рискует ничем в своей деятельности.

Вышеизложенное мнение сторонников адвокатской монополии представляется необоснованным.

Необходимо отметить то, что адвокаты напротив не несут той ответственности перед клиентами, которую несут юристы перед клиентами. Согласно положениям пункта 6 статьи 13 Закона РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Согласно пункту 46 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17  "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом "О защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей).

При этом важно учесть, что Закон "О защите прав потребителей" не распространяется на адвокатов, и, поэтому подобные штрафные санкции на адвоката в судебном порядке наложить невозможно. Эфемерная утрата адвокатом своего статуса недовольного его работой клиента сама по себе не интересует, поскольку клиент от этого не получит никакой материальной выгоды в плане возврата уплаченного гонорара и компенсации убытков.

Что же касается противоправных действий юриста, не имеющего адвокатского статуса, совершенных против клиента и связанных с нарушением положений уголовного и административного законодательства, то в этом случае юрист несёт аналогичную уголовную или административную ответственность, что и адвокат. Какую ещё ответственность должен нести юрист для побуждения его к оказанию качественных юридических услуг — непонятно.

Также необходимо понимать, что рынок юридических услуг довольно-таки насыщен, на нём наблюдается, едва ли не самая высокая степень конкуренции в сравнении с остальными секторами экономики, а поэтому риски утраты репутации на данном рынке уже сами по себе являются останавливающим фактором для тех юристов, которые могли бы оказаться недобросовестными при оказании юридических услуг.

Таким образом, введение адвокатской монополии является неразумным в целях повышения ответственности юристов — для этого и так уже имеются исчерпывающие как правовые, так и экономические (рыночные) механизмы.

5.  Также сторонники адвокатской монополии говорят о необходимости ликвидации "дуализма" на рынке юридических услуг и наведения "порядка" на рынке юридических услуг, не раскрывая в чём состоит беспорядок на данном рынке в настоящее время.

Видится, что никакого дуализма на рынке юридических услуг не существует, потому что адвокат имеет более защищённый статус (его нельзя допросить по уголовному делу своего клиента, имеется защита в плане проведения обысков и выемок в кабинете адвоката и т. п.) в сравнении с обычным юристом, не имеющим адвокатского статуса. Кроме того, адвокат имеет право осуществлять защиту подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, чего лишен юрист, не имеющий адвокатского статуса (за исключением положения ч. 2 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса РФ, позволяющего лицу, не имеющему адвокатского статуса, представлять интересы обвиняемого и подсудимого по постановлению или определению суда наряду с адвокатом, а в производстве у мирового судьи и вместо адвоката — примечательно, что требований к наличию у такого представителя высшего юридического образования, как это имеется в Кодексе административного судопроизводства РФ, УПК РФ не содержит). Кроме того, статус адвоката выше по своим правам в плане самостоятельного получения доказательств. Так адвокат имеет право запрашивать у различных органов и должностных лиц те или иные сведения и при этом законодательством предусмотрена административная ответственность за игнорирование адвокатского запроса.

Иными словами, адвокат имеет больший объём прав, чем юрист, не имеющий статуса адвоката.  Поэтому никакого дуализма на рынке юридических услуг нет и быть не может. Если руководство российской адвокатуры желает объединить большинство юристов страны под эгидой адвокатуры, то это необходимо делать повышая привлекательность самой адвокатуры, а не загоняя принудительно всех юристов в неё под угрозой невозможности представления интересов в суде без статуса адвоката

Примечательно, что в случае распространения адвокатской монополии на гражданские и административные дела (при оставлении вышеприведённых положений  ч. 2 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса РФ) сложится ситуация, когда по ряду уголовных дел (носящих действительно судьбоносный характер для потребителя юридических услуг) представления интересов обвиняемого и подсудимого лицом, не имеющим статуса адвоката, будет возможно, а по гражданским и административным — нет. Таким образом, вопрос о наложении в судебном порядке административного штрафа в 500 рублей для потребителя юридических услуг будет носить куда более судьбоносный характер (требующий представления интереса только адвокатом), чем уголовное дело, грозящее хотя бы одним годом колонии-поселения, рассматриваемое мировым судьёй.

6. Также следует отметить, что некоторые считают введение адвокатской монополии гарантией повышения качества судебного процесса.

В данном случае необходимо учесть, что подобная позиция ряда представителей судейского корпуса необоснована, поскольку противоречит принципу доступности правосудия, ограничивая возможность выбора себе судебного представителя только лишь лицами, имеющими статус адвоката. Суд обязан проводить судебные процессы независимо от того, кто представляет интересы лица, участвующего в деле. В противном случае можно было бы требовать некоего особого статуса (то же самого статуса адвоката) от лиц, представляющих чьи-то интересы в Росреестре при регистрации сделок или же в налоговом органе при представлении интересов налогоплательщика. Ведь в указанных органах, также как и в судах, совершаются представителями по доверенности действия, которые в дальнейшем влияют на права и обязанности доверителей. Однако, сторонниками адвокатской монополии ведётся речь об ограничении возможности представлять интересы наличием адвокатского статуса лишь при осуществлении судебно-представительской работы. Подобное представляется более чем необоснованным со стороны лиц, ратующих за адвокатскую монополию.

Также в этой связи следует отметить и такой упоминавшийся выше результат введения адвокатской монополии, как неизбежное повышение цен на юридическую помощь (в связи с включением в издержки различного рода взносов внутри адвокатской иерархии). Повышение цен на юридические услуги в условиях неуклонно снижающегося уровня жизни населения приведёт к тому, что потенциальные потребители юридических услуг в большинстве своём не будут обращаться к адвокатам, а будут сами отстаивать свои интересы в судах. Это в свою очередь напротив приведёт к затруднениям в отправлении правосудии для судейского корпуса (как следствие юридической безграмотности граждан при самостоятельном отстаивании ими своих интересов), а не к повышению уровня правосудия и не к облегчению работы судей.

7. Законодательная инициатива о введении адвокатской монополии при представлении интересов в суде идёт вразрез с требованиями законодательства, направленного на защиту конкуренции и свободы предпринимательства.

Согласно ч. 1 ст. 8 Конституции РФ в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

Представляется, что ограничение возможности представлять интересы граждан и юридических лиц в суде наличием адвокатского статуса является нарушением свободы перемещения услуг (в данном случае — юридических услуг). Также это является нарушением конкурентной среды на рынке юридических услуг в пользу адвокатского сообщества — централизованной структуры, представляющей собой различные адвокатские образования, объединённый под эгидой Федеральной палаты адвокатов РФ. Заметим, что Федеральная палата адвокатов РФ является общероссийской негосударственной некоммерческой организацией, объединяющей адвокатские палаты субъектов Российской Федерации на основе обязательного членства.

Соответственно юридические лица иных организационно-правовых форм просто не смогут оказывать услуги по представлению интересов — общества с ограниченной ответственностью, акционерные общества и прочие коммерческие структуры.

Также в условиях адвокатской монополии не смогут оказывать юридические услуги по представлению интересов и индивидуальные предприниматели. Подобное является прямым нарушением положений ч. 1 ст. 34  Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Заметим, что адвокатская деятельность не является предпринимательской и не приравнивается к ней российским законодательством. Возникает вопрос — на основании чего гражданин будет вынужден отказаться от своей предпринимательской деятельности в случае введения адвокатской монополии на судебное представительство.

8. Одним из важнейших доводов против ограничения представления интересов в судах наличием статуса адвоката является то, что введением адвокатской монополии фактически будет нарушено конституционное право на труд значительного количества юристов, работающих в компаниях, оказывающих юридические услуги организациям и населению.

Ч. 2 ст. 7 Конституции РФ гласит, что в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Согласно ч. 1 ст. 37 Конституции РФ труд свободен. Там же указано, что каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

При этом согласно ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Таким образом, при введении адвокатской монополии на услуги по представлению интересов в судах юристам, работающим в юридических компаниях, придётся не только сдавать квалификационные экзамены для приобретения адвокатского статуса (даже несмотря на стаж юридической работы в 10-15 лет), но также возникнет необходимость УВОЛИТЬСЯ с работы в связи с вышеприведённой правовой нормой, содержащейся в ч. 1 ст. 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Выбора у юристов не будет, поскольку невозможно представить себе юридическую работу без представления интересов граждан и организаций.

Полагаем, что подобная ситуация в случае введения адвокатской монополии будет являться грубейшим нарушением приведённых выше положений  ч. 2 ст. 7 и  ч. 1 ст. 37 Конституции РФ — фундаментального права гражданина на труд и на выбор рода деятельности и профессии.

9. Следует отметить также, что введение адвокатской монополии сделает невозможной защиту прав потребителей посредством обращения граждан в общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы).

Согласно положений пункта 1 статьи 45 Закона "О защите прав потребителей" граждане вправе объединяться на добровольной основе в общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы), которые осуществляют свою деятельность в соответствии с уставами указанных объединений (их ассоциаций, союзов) и законодательством Российской Федерации. Согласно пункта 2 той же статьи того же закона общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) имеют право обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей).

Получается, что сторонники адвокатской монополии предлагают отнять у общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) данное право. Если же сторонники адвокатской монополии будут готовы в качестве исключения из общего правила оставить данное право за вышеуказанными объединениями, то неясно — почему нельзя оставить такое право на обращение в суды и представление интересов за специалистами юридических компаний, индивидуальными предпринимателями.

10.  Кроме вышеперечисленного вызывает большие вопросы и то, каким образом и в какой степени будут удовлетворены потребности потенциальных клиентов в случае введения "адвокатской монополии" с учётом того, что утверждённая Минюстом РФ концепция предусматривает численность адвокатов в каждом регионе страны в условиях "адвокатской монополии" из расчёта лишь 1 адвокат на 1000 человек населения.

Рассмотрим на примере Саратовской области.

Население Саратовской области составляет около 2 500 000 человек. Соответственно, согласно концепции, утверждённой Минюстом РФ, ожидающаяся примерная численность адвокатов (исходя из соотношения 1 адвокат на 1000 человек) будет составлять около 2 500 человек.

При этом, в Саратовской области за 2014 год всеми судьями общей юрисдикции рассмотрено 413 411 уголовных, гражданских дел, дел об административных правонарушениях, в том числе материалов. Указанное количество дел рассмотрели 463 судьи области. Таким образом, в среднем каждым судьей рассмотрено 892 дела в год.

Если подсчитать количество проведённых судебных заседаний (исходя из приблизительного усреднённого их количества по одному делу - 5 судебных заседаний), то  в Саратовской области в 2014 году было проведено около 2 067 055 судебных заседаний (исходя из расчёта 413 411 дел х 5 = 2 067 055). Это где-то 5664 судебное заседание ежедневно в течение 2014 г. При реализации концепции "адвокатской монополии" на одного адвоката в Саратовской области будет приходиться примерно по 2,3 судебных заседания в день. К этим судебным заседаниям необходимо тщательно готовиться (подготавливать  документы, делать запросы, анализировать правовую ситуацию, анализировать сложившуюся судебную практику и т. п.) и успевать прибыть на все эти судебные заседания, если они проводятся в разных судах.

Осуществить такой объём работы силами адвокатуры той численностью, которая предлагается Минюстом РФ будет невозможно в условиях адвокатской монополии, тем более, что количество судебных дел, рассматриваемых судами, согласно статистике неуклонно увеличивается из года в год.

Так, за 7 лет работы Двенадцатого арбитражного апелляционного суда произошёл почти четырёхкратный рост нагрузки на судей (в 2007 году судебная нагрузка составила 11 дел в месяц на одного судью, а в 2013 году — 39). По итогам 9 месяцев 2014 года нагрузка на судей увеличилась ещё больше и составила 45,9 дела в месяц. Арбитражным судом Саратовской области за 2014 год было рассмотрено 27 780 дел, что на 20% больше, чем в 2013 году (22139).

После предоставления права на представительство исключительно лицам, обладающим статусом адвоката, мы рискуем столкнуться с затягиванием рассмотрения дел, поскольку количество представителей ограничивается, а количество дел в производстве судов остается прежним и будет, согласно наметившейся тенденции, только увеличиваться. Не исключена возможность назначения судебных заседаний у адвоката на одно время, что, несомненно, приведет к необходимости заявления ходатайств об отложении (перерыве) судебного заседания. В ином случае адвокат будет отдавать предпочтение одному клиенту перед другим, жертвуя участием в процессе, назначенном на "задвоенное" время. Это в свою очередь станет ещё одним фактором снижения качества юридической помощи в стране, повышения её стоимости.

Заметим, также, что утверждённая Минюстом РФ концепция помощнику адвоката не предоставляет полномочий по представлению интересов граждан и юридических лиц в судах тогда, как это могло бы гипотетически в какой-то степени разгрузить адвокатов и в целом облегчить им работу, увеличив качество оказания юридической помощи и, возможно, остановив рост её стоимости.

Таким образом, гонка за эфемерным повышением качества оказания юридических услуг может обернуться нарушением конституционного права гражданина на защиту.

11. Остаются вопросы в принципе объединения.

Если оценщики, арбитражные управляющие, строители, проектировщики, кадастровые инженеры самостоятельно создают несколько саморегулируемых организаций и вступают в них добровольно, то юристов предлагают принудительно загнать в одну структуру, под названием Адвокатура, без возможных альтернатив.

Что может получиться из адвокатуры, если в сообщество 70 000 адвокатов вольется миллион юристов? Думаю то же, если в стакан вина добавить ведро воды.

Исходя из вышеизложенного, предлагаемая Министерством юстиции РФ инициатива видится нежизнеспособной в современных политических и экономических реалиях России.

P.S. В планах Министерства юстиции РФ продолжить работу на Концепцией до конца 2017 года, то есть у юристов есть год, чтобы выработать свою позицию, согласовать ее и донести до власти!

Рейтинг: 3.61 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день

Главные новости