Бюрократизация дебюрократизации, или Об изменённом сознании

1776

28 сентября, 09:02

Вчера была на одном почтенном собрании - присутствовала на заседании Комиссии по дебюрократизации СГУ.

Комиссия эта была создана весной, после того как я сходила на приём к госпоже Баталиной, депутату Госдумы и по совместительству - председателю Попечительского совета Саратовского университета. Тогда я стучалась во все двери и хотела просить ее довести до очень высоких чинов мое "Открытое письмо министру образования". Для этого и рассказала уважаемому депутату о плачевном состоянии российского образования и особенно - о его беспрецедентной канцеляризации, превратившей преподавателей в писарей, их труд - в непрерывное бумагомарание, а университеты и школы - в конторы. После чего мудрейшая и добрейшая Ольга Юрьевна и кинула этот блинчик - предложила создать при СГУ комиссию по дебюрократизации. Понятно, что комиссия по дебюрократизации может только бюрократизировать бюрократизацию, но все равно - площадка для обсуждения, да и хлеба нет - сухарь кусок.

Слово Баталиной - закон в университете, и комиссия была немедленно создана, в неё включена и я.

С весны комиссия собиралась несколько раз, с большим прилежанием обсуждая оптимальные способы бумагомарания и простейшие методы бумагоперекладыаания.

Но вчера комиссия собралась по действительно важнейшему и достойнейшему поводу - во вторник нам предстоит отчитаться перед самой Ольгой Юрьевной за то, что мы за три месяца надебюрократизирлвали.

И вот уважаемые люди, доктора-профессора, деканы-заведующие стали ещё раз обсуждать очень важные проблемы. Как и что можно в учебных программах написать покороче, но так чтобы не перечить министерству? И не сделать ли шаблоны для написания программ? Помните, как Незнайка Тюбику помогал портреты рисовать? Как пережить очередное писание программ нового поколения, которое предстоит в нынешнем году, но так, чтобы никто не отдал бы Богу душу, не спятил бы и не убил бы никого? Как уменьшить количество документов, проверяемых контролирующими и надзирающими проверяющими, задачей которых и является это количество увеличить? И что можно из всего этого сказать депутату-попечителю, говоря ровно час десять минут - ровно столько времени отведено на встречу.

Терпела я, терпела, да не вытерпела - высказалась. Во-первых, образование - вещь консервативная. Ну никак не должно оно меняться каждые пять лет - а именно с такой частотой должны выходить Федеральные образовательные стандарты. Выходят же они много чаще - последнее время почти ежегодно. Примерно раз в год очередной министерский бездельник решает, что раньше все было неправильно, и выпускает новый документ, объясняющий преподавателям, как они должны учить, а вернее - как описывать то, как они учат.

Выход каждого стандарта означает, что для всей страны начинается очередной виток писания никому не нужной дребедени - старые горы бумаг отправляются при этом на помойку. Затем это адское безобразие повторяется. Так не пора ли прекратить этот мартышкин труд? Не пора ли спасти людей от бессмысленной (и неоплачиваемой!) работы? Это раз. Говорить о том, что эти стандарты и вовсе не нужны, я не стала - пожалела коллег.

Далее. Федеральные стандарты сделаны непрофессионально, в них полно нелепостей, неточностей, ляпов - отчасти потому, что готовятся они так быстро, отчасти - потому что большинство чиновников из министерства образования ничего не понимают в преподавании. Так не пора ли начать контролировать чиновников, чтобы и у них была хоть какая-то ответственность за головотяпство? В нашем университете случалось, когда преподавателей увольняли после министерских проверок, если их студенты показывали плохие результаты. Почему же чиновники должны бесконечно и безнаказанно портачить?  Это два.

Ещё. На написание программ идёт огромное время. Это делает невозможными нормальную подготовку к занятиям, научные изыскания, да и просто отдых, и катастрофически ухудшает качество преподавания. А мы же хотим искусственный интеллект, освоение Марса и всякое такое. Тогда может прекратить бумагомарание хотя бы по этой причине - из любви к Родине?  Это три.

Но главное даже не это. На великих просторах нашей страны светлые головы, призванные думать о филологии, о нанотехнологиях, об истории с географией, о педагогике, о философии, день и ночь думают, как бы отбрехаться, как бы схалтурить, как бы списать-переписать, у других, как бы побыстрее-половчее сдать всю эту макулатуру, чтобы наконец отстали. Я называю это - забивать логарифмической линейкой гвозди. И ведь не просто думают - эта ерунда становится для них куда важнее любимого дела, всех филологий с нанотехнологиями. Но это и есть изменённое сознание, натуральная психопатия.

У меня есть одна знакомая, прекрасный филолог, рафинированная дама, состоящая в переписке со многими известными российскими литераторами, критиками, мыслителями, и ещё совсем недавно я очень любила поговорить с ней и о литературе, и о литераторах. Но с некоторых пор стараюсь не попадаться ей на глаза - она с пылом поэтессы говорит только об учебных программах. И так происходит со многими, и это самое страшное. Людей жалко, их умы. Это четыре.

Допускаю, что изменение нашего сознания и есть основная цель тех, кто заставляет писать нас всю эту чепуху. Впрочем, об этом говорить депутату не следует. А вот обо всем остальном надо - а вдруг поймёт? А вдруг с жаром Поклонской кинется защищать наше образование, ведь повод-то поважнее, чем мелодрама про царя, единственным достоинством которого является то, что его убили. Ведь на этом поприще действительно можно стать спасительницей страны!

Меня сначала слушали не просто настороженно или недружелюбно - как врага и морального урода. Мне возражали. Как так - нелепости и неточности? Как так - дребедень? Без нее никак! Как так - пореже? И раз отдан приказ - нужно поднатужиться и исполнить. Ведь не изменить!

А почему не изменить? - спрашиваю? Это что - Конституция? Закон

всемирного тяготения? В ответ - недоумение.

Но ведь профессора ж...И постепенно глаза моих коллег потеплели, посветлели, мысль полилась из них - ум не пропишешь, не проканцеляришь, Помнят ещё руки-то, помнят!

И помаленьку-полегоньку разговорились, и много чего важного сказали, Во-первых, отметили, что министерство образования и министерства труда не согласуют своих действий и требований к выпускникам - отсюда тоже многочисленные неточности и ляпы в министерских документах. Во-вторых, проговорили вслух, что сегодня при оценке качества образования рассматриваются только ФОРМЫ документов, так что географ вполне может проверять, хорошо ли учат физике, а геолог - филологии, что является полной профанацией. В-третьих, быстро подсчитали, что в прошлом году перед аккредитацией в СГУ были написаны ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ программ, которые уже в этом году станут бумажным мусором - ведь уму ж непостижимо! После чего ужаснулись, рассмеялись и окончательно пришли в себя.

В итоге решили на встрече сказать госпоже Баталиной действительно серьезные вещи, и подготовиться к этому соответствующим образом. Все сформулировать, все сосчитать, все записать и предоставить.

Так что паршивая овца попортила хорошее стадо, и бюрократизация дебюрократизации на время уступила место дебюрократизации бюрократизации. Посмотрим, что из этого выйдет.

Рейтинг: 4.05 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день