Личная драма экс-супруга судьи Пчелинцевой

3588

16 ноября 2018, 15:41

В Сети обнародовано видеообращение Дениса Игнатова – бывшего мужа судьи Кировского районного суда Саратова Марины Пчелинцевой (Избаш). К этой забавной истории мы недавно уже обращались, однако тогда подозрения в сливе неадекватного контента с участием якобы судьи в Интернет пали на бенефициара «Саратовских авиалиний». Оказалось, что все намного проще.

Что же содержит «сенсационное обращение к Вячеславу Лебедеву» (временно представим, что оно все же является «сенсационным»)? Из нарочито обреченного построения фраз и тезисов Дениса Игнатова мы узнаем следующее:

Он являлся супругом судьи Пчелинцевой с февраля 2014 по декабрь 2015. И этого факта г-н Игнатов делает внезапный и довольно странный вывод, «что наш развод не был таким уж быстротечным и неожиданным» (?). Не припомню, чтобы кто-либо утверждал обратное, например, что их развод «был быстротечным и ожидаемым». И вообще, какое это имеет отношение к обращению в адрес Председателя Верховного Суда РФ и ВКС России в контексте обвинений судьи в превышении полномочий и прочих грехах?

Денис Игнатов был осужден по трем эпизодам и отбыл наказание. Здесь любой желающий может ознакомиться с текстом приговора Фрунзенского районного суда г.Саратова, в котором в качестве обвиняемого указан некий Игнатов Д.В. Поскольку иных приговоров по данным реквизитом в базах судов я не нашел, то могу предположить, что Денис Валерьевич в своем «сенсационном обращении» говорит именно об этом.

Вот цитата из приговора: «Игнатов Д.В., Самсонов А.А. и Антонов Р.В. совершили покушение на мошенничество, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере, а кроме того, Игнатов Д.В. совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину, угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы в отношении С.В.Р., хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, с применением оружия, а так же умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений». Данный приговор был изменен в связи с истечением сроков давности.

Абстрагируясь от семейно-брачных инсинуаций автора «сенсационного обращения», позволю себе заметить, что складывается неплохой бэкграунд, чтобы тебя услышал Вячеслав Лебедев.

Далее Денис Игнатов сообщает, что якобы «скрыл» наличие очевидца в уголовном деле и что якобы этим очевидцем являлась его бывшая жена, с которой он «небыстротечно и ожидаемо» развелся.

Затем автор вносит драматическую нотку и сообщает, что бывшая жена «отблагодарила его тем, что обманом вынудила его мать переоформить автомобиль «Хюндай Санта Фе» на своего будущего мужа (интрига заворачивается), после чего вышла за него замуж и отказалась (развязка интриги) возвращать пожилому человеку 72 лет и автомобиль и деньги». Без тени сомнения могу сказать, что пожилых людей обманывать нехорошо, тем более лишать 72-летних инвалидов автомобилей «Хюндай Санта Фе» (и денег!), которые именно в этом почтенном возрасте как раз и нужны.

На этом драматичное повествование Дениса Игнатова не завершается. Он сообщает о том, что новый супруг Марины Пчелинцевой, пока предыдущий томился в СИЗО, имел доверительные отношения с его матерью (а она и его считала своим сыном), которыми активно и пользовался. Затем он, пользуясь этими отношениями, вторгся в ее квартиру и похитил ценности (открытым способом!). Разумеется, были возбуждены уголовные дела.

Погружение слушателя в многоходовые семейные хитросплетения подходит к краеугольному выводу всего повествования. Автору обращения надо отдать должное, ибо он не констатирует эти выводы внезапно, нет, он нас готовит и плавно подводит к тому, чтобы выводы напросились сами собой, как бездомные собаки на ночлег. Поскольку следствие «застопорилось», то, как считает бывший преступник Денис Игнатов, виновата в этом (не господа Бастрыкин, Чайка и Колокольцев), а … судья Марина Пчелинцева. И всё почему?

Связывает недавно освободившийся Денис Игнатов это с тем, что он захотел вернуть имущество, а бывшая супруга отдавать ничего не хочет. Что остается бывшей супруге, как не «давить» расследование эпизодов вторжения своего мужа в квартиру матери Дениса Игнатова, который так же, как и вторгшийся, считается ее сыном?

И что же предпринимает наш «автор сенсационного обращения»? Он не находит ничего лучше, как упомянуть о дичайшей истории с фейковой страницей судьи Пчелинцевой в сети «В контакте» и публикацией откровенных фотографий. При этом блестяще информированный бывший супруг «сенсационно» сообщает, что фотографии, якобы, действительно принадлежат судье, но вот попасть в сеть они могли, наверное, от правоохранителей, которые изъяли у него компьютер. Ну, или фотографии бывшей жены, в конце концов, сорока на хвосте принесла. Сорока же и зарегистрировала страницу «В контакте».

Выглядит вся эта многоходовая история крайне неправдоподобно. Бывает так: ну, не верю! И дело даже не в том, что Денис Игнатов недавно отбыл наказание, освободился и, судя по всему, решил разгребать семейные неурядицы. Дело в том, что все фигуранты этой занимательной истории, которые устами автора обращения ненароком присовокупляются к персоне судьи Пчелинцевой (а именно, бывший муж, его мать, а также последующий муж, которого мать первого мужа считает своим сыном), ровным счетом не имеют НИКАКОГО отношения к вопросу об этике судьи Марины Пчелинцевой. Кроме как «пошуметь о подискредитировать» это ни на что и не похоже.

У меня, как у человека, также прошедшего через семейные неурядицы и перипетии, возникает устойчивое ощущение, что Марина Пчелинцева уже давно простилась с семейной драмой Дениса Игнатова, однако сам «недавно освободившийся» Денис Игнатов (с семейной драмой на конъюнктурном поводке) никак не желает проститься с Мариной Пчелинцевой. «Забери все, только не шуми» - автор «сенсационного обращения», видимо, об этом только и мечтает.

Таким образом, возникает закономерный вопрос: неужели он правда думает, что эта семейно-брачная ситуация должна быть всерьез воспринята и проанализирована высшими руководителями судебной системы? Наверное, с подобными «кейсами» обращаются к семейным психологам, а не к чиновникам от судейской этики. Оформление всей истории в видеоформат в этом предположении меня лишь укрепляет.

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 2.76 1 2 3 4 5