Лига выдающихся пенсионеров

Николай ЛЫКОВ

15431

17 апреля 2015, 12:07


Акакий Акакиевич изъяснялся большею частью
предлогами, наречиями и, наконец, такими частицами,
которые решительно не имеют никакого значения.
Если же дело было очень затруднительно,
то он даже имел обыкновение совсем не оканчивать фразы,
так что весьма часто, начавши речь словами:
"Это, право, совершенно того..." – а потом уже и ничего не было,
и сам он позабывал, думая, что все уже выговорил.

Николай Гоголь. "Шинель"

Осмелюсь напомнить Вашеству
о месте помощника бухгалтера, которое Вы изволили
обещать племяннику моему Капитону.
Человек хотя необразованный, но
почтительный и трезвый.

Антон Чехов. "Образцы писем"

Саратовская областная дума треснула, как переспелый арбуз. Распалась на фракции не по принципу политического родства или общности меркантильных интересов, а по идейным или, скажу точнее, поведенческим основаниям. Те, кто неустанно продолжают повторять тезис о стабильности, дурно фальшивят: депутатский корпус больше не скрепляет ни партийная принадлежность, ни лояльность губернатору Валерию Радаеву.

Через неделю пятый думский созыв минует экватор – к этому сроку саратовским парламентаризм, как мне представляется, окончательно превратился в пьяный корабль во главе с капитаном, который забывает фарватер и настойчиво пытается придать годковщине статус подзаконного акта.  

Пора признать: дума узурпирована могучей кучкой пенсионеров, напоминающих типаж пожилого вредного пассажира, требующего освободить ему место в полупустом автобусе. Привилегии для них главное, остальное – мираж или имитация.  

И дело здесь не в возрасте, а в иждивенческом и барско-потребительском восприятии собственного положения. Писатель Пелевин назвал бы их эталонными оранусами, хотя в нашем случае больше подходит мягкое определение – "АКАкии" – в соответствии с корпоративными номерами служебных авто и известными гоголевскими аллюзиями.

Пенсионерству все возрасты покорны – это состояние души и образ жизни, позорный в своей плотоядности и интриганстве, а не четкая и последовательная идеология.

Это не профессиональное, хотя те же Владимир Капкаев и Николай Семенец вышли из Пенсионного фонда, а ментальное и психологическое.

Возьмите Олега Черняева: всего 31 год, служит в "Почте России", а ведет себя так, как будто уже поймал за хвост жар-птицу. Человека явно распирает от важности. Вероятно, он уже знает, что щенячья лояльность дает недорослям право важно надувать щеки на встречах одноклассников.  

Безусловный лидер группки – спикер и в прошлом пугачевский мукомол Владимир Капкаев. Вчера, 16 апреля, на заседании фракции "Единой России" он убедительно доказывал свое превосходство над остальными парламентариями.

Объявил о том, что думский аппарат под руководством Ирины Муруговой приступит к мониторингу посещений народными избранниками – освобожденными или занятыми по основному месту работы – депутатских слушаний.

При большом стечении народа – чиновников областного правительства (кстати, заседания оппозиционных фракций они присутствием не жалуют) – Владимир Васильевич объявил, что результаты исследования нужны только для внутреннего пользования, и заверил: "Во "Взгляд-инфо" или на "Четвертую власть" они не попадут".

Показная дотошность в заботе о дисциплине преследует целью указать на место тем думцам, которые смеют выступать с независимыми суждениями. В цивилизованном мире эффективность парламентской работы определяется количеством внесенных законопроектов и выступлений (вспомните рейтинги той же Государственной думы), у нас же в Саратове все пытаются свести к вертикали и формализму. Начиная от распределения номеров АКА, личной трудовой биографии, комментариев об ответственности за госдолг и заканчивая святой простотой в оценках действий соратников – аренды домов на университетской турбазе или обмана дольщиков, решивших купить жилье у "Новостроя" вблизи аэропорта.

Владимир Васильевич может хоть десять раз выступать гарантом прав соинвесторов, но слова никто не пришьет к делу. Напротив, гроза дольщиков Алексей Сергеев по протекции седовласого председателя и при молчании думского большинства по-прежнему щеголяет в фаворитах, занимая ответственные посты.

А Капкаев, как памятник, невозмутим: "куратором Сергеева не являюсь", о продаже мельницы в Пугачеве слышал и с бенефициаром Гамалем Замальдиновым знаком, но "никакого отношения к банкротству не имею", жена министра Владимира Пожарова, как и супруга вице-спикера Александра Сундеева, вне подозрений и т.д. Их жены, что называется, в пушки заряжены.

Николай Семенец, несостоявшийся почетный гражданин области, орденоносец Большого Содома, обладатель двух пенсий, одной зарплаты в полтораста тысяч рублей, слывет ближайшим компаньоном спикера.

Аксакал, просидевший в думе почти все сезоны, словно трактирная дама из рассказов Чарльза Буковски, безнаказанно делает изумленное лицо, когда спрашивают о давнем друге-помощнике, из-за настойчивости которого более двадцати семей вместе с детьми выселили на мороз. Забывает ведь Николай Яковлевич, что попал в пятый созыв вопреки выбору избирателей, но благодаря доброй воле и мандату Валерия Радаева.

Органично смотрится в этой компании и предводитель коммунального дворянства Кировского района Александр Сундеев, бегающий от прессы и не умеющий организовать заседания своего комитета так, чтобы не вызвать недовольства коллег-парламентариев. Про него можно многое рассказать, но это будущее повествование лучше доверить правоохранительным органам.

Дополняет команду ректор СГАУ, поставщик продуктов для областной думы Николай Кузнецов, который, видимо, совсем не против сесть в кресло спикера. Последнюю интенцию он подкрепляет организацией качественного досуга для чиновников в университетских бассейнах и спортзалах, а также неравнодушным отношением к служебному транспорту парламента.

И кто знает, какие еще усилия приложит доктор наук к тому, чтобы на его автомобиле наконец-таки красовались вожделенные "А 001 КУ". Чтобы в дальнейшем каждая собака в Саратове знала, что едет не абы кто, а целый "Николай Иванович АКУ", а значит, опрометчиво не перебегала дорогу и подавала голос лишь по команде.

Хамить журналистам для Кузнецова в порядке вещей. Комиссия по этике не пугает, как не волнуют его и возможные неприятности с законом: сам возглавляет общественный совет при саратовской полиции, да и его сын занимает солидный пост в органах внутренних дел.

Порядки же в СГАУ таковы, что можно задуматься: а разве крепостное право уже отменили? Наверное, нет, раз вместо студентов и преподавателей на университетской турбазе обоснуются родственники ректора и горячо любимый Семенец. Чувство стеснения им чуждо.

Опирается могучая кучка на широко разветвленный штат аппарата. Представьте себе, почти сто человек из числа обслуживающего персонала отнесено к государственным служащим. Часть из них лично обязаны титанам местного законотворчества Капкаеву, Сундееву, Семенцу и Кузнецову продвижением по службе. В приличном обществе это называется кумовством. Куда ни плюнь, везде - сватья, зятья, сыновья партнеров-мукомолов, прочие близкие и дорогие.     

Пенсионерский авторитаризм проявляется в чрезмерной бюрократизации внутренней деятельности парламента: в аппаратах господ Сундеева и Семенца трудятся 12 человек, в информационно-аналитическом отделе – 6, в секретариате председателя – 5.

Всего армия обслуживающего персонала насчитывает 360 работников. На их содержание саратовские налогоплательщики тратят почти 200 миллионов рублей в год, что сопоставимо с бюджетом целого Балтайского района.

Согласитесь, для организации документооборота и встреч с избирателями, разлития по стаканам "пожаровки" и обеспечения чистоты думского клозета – вызывающе много. Но, как выясняется, недостаточно для тщательного отсева корреспонденции.

Всем памятна история распространения в думе рекламных проспектов зарубежной клиники, предлагающей лечение в Швейцарии, Франции и США, а также бонусы – купоны на бесплатную аренду автомобиля S-класса и авиабилет.

Объяснения госпожи Муруговой о сохранении тайны переписки "конкретных депутатов" (весточка была адресована в том числе Кузнецову) звучали неубедительно. И получить внятный ответ не представляется возможным: Владимир Капкаев оберегает аппарат, точно "священную корову" или личного адъютанта.

Согласно официальному заявлению спикера, Ирина Муругова вообще не должна отчитываться перед парламентом. С кого спрашивать тогда за неэффективную подготовку к проведению заседаний комитетов и самой думы? Ведь бывает так, что депутатов не снабжают в полном объеме документацией (текстами законопроектов, пояснительными записками, расширенной повесткой) или "забывают" приглашать на мероприятия.

В конечном счете, отрицание этикета, а иногда и безграмотность – суть продолжение новых думских традиций. Сейчас в парламенте считается нормой "с высоты прожитых лет" не называть коллег-депутатов в деловой переписке по имени-отчеству.

Так барин обращается к своим холопам или современный следователь вызывает на допрос. Но отношения между народными избранниками не могут строиться по принципу "начальник-подчиненный".

Спикер обязан помнить, что он всего лишь "первый среди равных", а не командир в стройбате. И если председатель обращается к депутатам с просьбой оказать помощь тому или иному начинанию правительства области или лично губернатора, то ему положено соблюдать элементарные правила приличия. Не говоря уже, конечно, о том, что самому необходимо финансово поддержать инициативу. А то у нас бывает, что в списке благодетелей не увидишь фамилий тех, кто громче всех и на каждом углу кричит о меценатстве.       

"Пенсионеры" и их группа поддержки не слишком разборчивы в связях. Приходят на память недавние ярмарки кондитерских, колбасных и молочных изделий. Дума все-таки не выставочный центр достижений народного хозяйства. Чего доброго, догадаются восточный базар организовать, провести конкурс профессионального мастерства сапожников или ввести коней в зал заседаний парламента.

"АКАкии" научились писать петиции в поддержку "ветерана Чечни" Василия Синичкина. Научились угрюмо молчать, когда становится известно о воровстве бюджетных средств при строительстве новой набережной.

Пенсионеры, которым, как я полагаю, ничего не надо, кроме казенного довольствия, мелочны и расчетливы. Если молоко для школ, то почему-то только депутатская "Белая долина", если вода для думы, так исключительно пожаровская "Студеница". А если об этом спросят журналисты, так сразу "не говорил, не вижу, не предусмотрено". Штиль – их стихия. Живая мысль претит, широкий жест не в почете. Своими действиями они подготовили раскол думы на несколько групп, уже открыто воюющих друг с другом.  

Если без сарказма, то нынешняя дума – коллективно слабый игрок на политическом поле Саратовской области, вечно "хромая утка", над которой даже иронизировать уже бесполезно. И систематические попытки фракции "пенсионеров" возвыситься над остальными коллегами только способствуют ослаблению парламента как института общественно-политической жизни региона.

Рейтинг: 4.62 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день