Прямая речь: Виктор Кайнов о купечестве, тюрьме и письме Брежневу

3089

2 декабря 2010, 16:41

Виктор Яковлевич Кайнов – человек в Саратове хорошо известный и… не бедный.

Время расцвета его предпринимательской деятельности пришлось на начало 90-х. Именно в этот период, создав свою фирму "Купец Кайнов и К", он не только сколотил определенный капитал, но и начал наиболее активно заниматься благотворительностью. До сих пор вызывает к себе отношение неоднозначное: одни считают его чуть ли не криминальным авторитетом, другие – меценатом.

Известен он и жесткими высказываниями в адрес местной правящей элиты. Держится особняком и во власть не рвется, но на общественно-политическую жизнь влияние оказывает. Быть может, поэтому до сих пор не утратил к своей персоне живой интерес.

– Почему изначально вы "нарекли" себя купцом, а не, как сейчас принято говорить, бизнесменом или предпринимателем?

– Мой дед по материнской линии Трифон Исаевич Осокин был купцом, прадед – тоже. Нынешние предприниматели и бизнесмены озабочены прежде всего тем, чтобы набить свой собственный карман. Купец же печется не только о себе, а обязан помогать своему народу и государству. Именно по такому принципу я и стараюсь жить. Кстати, моя жена тоже из купеческой семьи.

– Как стал Кайнов купцом? С чего все началось?

– Хочу сразу заметить, именно при социализме нас научили работать. Тогда за тунеядство привлекали к уголовной ответственности. А сегодня неработающий человек – это примета нашего российского общества. Я прошел хорошую трудовую школу. Окончил в Вольске ремесленное училище. Работал на хрущевском заводе (сейчас завод "Корпус") токарем. В 1959 году в составе бригады вместе с другими поехал в Кушмурунский район Кустанайской области Казахстана помогать убирать урожай. Никто и не ожидал, что на целинной земле вырастет такой богатый урожай зерновых.

В казахстанские степи съехалась молодежь со всей страны. Наш молодежный лагерь насчитывал 10 тыс. человек. Работали с энтузиазмом. Жили в вагончиках и палатках. Не было никаких пьянок, тем более наркотиков.

Я с гордостью вспоминаю о том времени. Не было роскоши, но была уверенность в завтрашнем дне. Нас научили уважать друг друга. Раньше мы выживали обществом, а теперь я выживаю, как и большинство, один…

– Вы немного отклонились от ответа на вопрос.

– Нет, здесь все взаимосвязано. Я давно хотел заняться бизнесом, что и делал после основной работы. В то время нас называли шабашниками. Больно было видеть, сколько вокруг добра пропадало. У нас в Саратовской области были мощнейшие птицефабрики "Волга", Лысогорская, Краснокутская и другие. На них мы со своей бригадой занимались ремонтом мягкой кровли. На заводах Саратова оставалось очень много отходов. Хотелось по-хозяйски распорядиться всем этим. И мы нелегально шабашили. В итоге я и моя бригада стали получать гораздо больше, чем на основной работе. Считаю, что уже тогда надо было срочно вносить в экономику элемент частной собственности, о чем в 1982 года я и написал письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Ильичу Брежневу. Об этом стало известно в обкоме. Но 10 ноября 1982 года Брежнев умер. К слову, 1973-1984 годы я был начальником снабжения ПМК-39. В общей сложности посвятил мелиорации 18 лет.

За своевременную сдачу жилья и объектов соцкультбыта в 1984 году я получил орден Трудового Красного Знамени и автомашину "Волга" ("ГАЗ-24"). Но разговоров о частной собственности мне не простили. Мне были предъявлены серьезные обвинения в организации взяток, в том, что я нелегально создал целое рабочее сообщество и т.д.

– Вы действительно сидели в тюрьме?

– Пять раз. И горжусь тем, что я – советский зек. Меня лишили свободы в 1985-ом, 1 декабря того же года в Саратовском следственном изоляторе я "скончался" (кому-то это было выгодно). А фактически несколько лет я провел в тюремных лагерях.

Вышел – и снова за дело. В 1991 году на "первую прибыль" в 600 тысяч рублей я закупил 12 тонн клубники и лично передал испытывающим недостаток в витаминах ребятишкам шести домов-интернатов. И тут началось: что за прибыль такая, откуда взялась? И меня снова посадили за решетку. Правда, через 8 месяцев выпустили. В 1992 году решением Верховного суда полностью реабилитировали. Позже я оказывал материальную помощь ИТК (исправительно-трудовым колониям) и тюрьмам Саратовской области. В период Кавказской войны также поддерживал материально Саратовский областной госпиталь.

– Расскажите немного о том, где вы родились, где учились.

– Сам я из деревни Самодуровка Вольского района. Кулугур. Не пью и не курю. Жене не изменяю. В свое время окончил вечернее отделение исторического факультета Саратовского госуниверситета.

– А что это у вас в кабинете за пулемет?

– Это пулемет системы Дегтярева. Мне его подарили ветераны Великой Отечественной войны. Это муляж.

– Как вы относитесь к политике?

– В политике я – "валенок". Но я за то, чтобы каждый состоятельный человек помогал власти, если, конечно, она занимается нужным делом, заботится об улучшении жизни людей.

– Чем вы занимаетесь сегодня?

– Купец Кайнов мелет муку, делает добро людям, поддерживает государственную власть на Саратовской земле и добивается верховенства Закона для всех однозначно, начиная с дворника и заканчивая главой города и региона. У нас же в своем желании обогатиться некоторые высокопоставленные лица давно утратили чувство меры, забыли о чести и совести. И при этом еще продолжают работать.

– Вы можете подтвердить сказанное конкретными примерами?

– Да, могу. Так, уже несколько лет в частном порядке я сужусь с нынешним главой Саратова Олегом Грищенко. 22 июля 2008 года я в адрес прокурора Саратовской области направил заявление "по фактам роста коррупции в нашем городе Саратове" (копия заявления также была направлена в Саратовскую городскую думу), где содержалось предположение о причастности О.В. Грищенко к рейдерскому захвату чужого имущества, в котором имелась немалая часть, и я этого не скрываю, и моих акций.

Узнав об этом, О.В. Грищенко написал в СУ при прокуратуре по Саратовской области встречное заявление о том, что я якобы распространяю в отношении него клеветнические сведения, порочащие его честь и достоинство и подрывающие деловую репутацию как высшего должностного лица муниципального образования. Просил провести проверку и привлечь меня к уголовной ответственности.

– Что предшествовало этому? С чего все началось?

– В 2003 году ныне покойный начальник главного управления мелиорации по Саратовской области Иван Петрович Кузнецов обратился ко мне за помощью и попросил 50 миллионов рублей на нужды предприятия. И я не отказал. На дворе, сами понимаете, рыночные отношения, дикий капитализм, в этих условиях выживал далеко не каждый. На следующий год, когда стало ясно, что предприятие отдать долг не в состоянии, то в счет этого долга Кузнецов предложил мне контрольный пакет акций, о чем и был подписан соответствующий договор. С единственной целью – защитить управление мелиорации от посягательств извне. Однако отдельные коммерческие структуры, аффилированные первым лицам города, не хотели упускать расположенный в престижном районе Саратова лакомый кусок и стали параллельно скупать акции предприятия. Когда стало ясно, что мирным путем вопрос решить не получится, в ход пустили силовой вариант – захват.

– И чем все кончилось?

– Пока ничем. Как видите, к ответственности по заявлению главы Саратова меня не привлекли. А вот по моему заявлению проверку провели, в итоге которой "…было установлено, что участие Грищенко О.В. в бандитском захвате имущества – 9-этажного здания ООО ПСФ "Саратовмелиоводстрой" в Саратове, по ул. Московской, 55 22 марта 2005 г. имело место". Об этом свидетельствует выписка из постановления мирового судьи судебного участка №5 Волжского района Саратова от 11 июня 2009 года.

Предполагаю, что к бандитскому захвату здания мелиорации причастен и близкий к Олегу Грищенко господин - Александр Задумин, который в то время и был назначен гендиректором предприятия.

Именно в его бытность и было подделано ряд документов, принадлежащих новым хозяевам компании, о чем есть соответствующее постановление УБЭП ГУВД по Саратовской области. В том же 2005 году я обратился в областной арбитражный суд. На здание был наложен арест. Но незадолго до этого спорный объект, расположенный в центре города, со всеми пристройками, был продан коммерческим структурам по бросовой цене (11,4 миллиона рублей) якобы за долги мелиораторов.

– Вы судитесь с высокопоставленным лицом вот уже более 5 лет, а уголовное дело  в отношении него так и завели?

– Я не знаю, почему у нас считается, что бандитизм и подделка документов дело не уголовное, а гражданское. Только такой вывод следует из постановления УБЭП ГУВД по Саратовской области от 15.04.2010 года. И еще. В 2008 году Грищенко, наверное, сделал все, чтобы "зарубить" громаднейший инвестиционный проект по размещению и строительству 2 мусороперерабатывающих заводов на территории Саратова общей стоимостью в 510 млн. евро.

– И в заключение скажите, что вы намерены предпринимать дальше?

– Намерен довести до конца начатое дело. В настоящее время идут суды (в том числе более 2-х лет; арбитражные в разных инстанциях), продолжается переписка с Генеральной прокуратурой РФ, МВД России, которые расследование этого дела держат под контролем. Восторжествует ли справедливость? Время покажет.

Фото Юрия Набатова

 

 

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 3.5 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день

Главные новости