Судейские скандалы в Саратове привлекли внимание федеральных экспертов

15351

21 ноября 2016, 10:30

Зависимость судей, кумовство и семейственность в судебной системе все чаще становятся предметом обсуждения правозащитников, адвокатского сообщества и простых граждан. В российских регионах уже не редкостью стали случаи своего рода "каминг-аутов" судей, разоблачающих изъяны и пороки системы, которой они сами же и служили. История воронежского правосудия, приведшая к отставке председателя областного суда, судья Дмитрий Новиков, мировая судья из Саратова Елена Любчикова – примеров самоочищения системы с каждым годом становится все больше. О каких процессах в судебной системе свидетельствуют эти примеры, являются ли они тенденцией или редкими исключениями из правил? Об этом корреспонденты ИА "Взгляд-инфо" спросили известных федеральных экспертов: председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, адвоката, представителя правительства в Конституционном суде РФ Михаила Барщевского, председателя Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаила Федотова, телеведущего Владимира Соловьева.  

Кирилл Кабанов: "Система будет оздоравливаться"

- На самом деле таких людей действительно становится в России все больше, это говорит о том, что процесс оздоровления системы все равно пойдет. Оздоровление общества невозможно без нормальной судебной системы, без нормальных судов мы не решим многие злободневные вопросы, вопросы борьбы с коррупцией – в первую очередь. На многих встречах, которые у нас проходили с президентом Владимиром Путиным, глава государства говорил, что положение дел в судебной системе надо менять.

Менять надо, но как? Есть проект реформы, который подготовлен Советом по правам человека, это достаточно серьезная реформа, но в первую очередь должна произойти реформа сознания.

Сегодня мы переживаем период роста, проходим те шаги, которые проходил весь мир, но за более существенный промежуток времени.

Страшно иметь коррупцию в судебной системе, страшно иметь судей, которые работают в стиле "чего изволите?", страшно иметь в судебной системе непрофессиональных судей, особенно на районном уровне. Но в системе появляются и люди профессиональные, и их, кстати, все больше и больше.

Я считаю, что очень многое зависит от председателя суда. Это обсуждалось и на Совете судей, который у нас регулярно проходит. Обсуждался уровень профессионализма. Раньше мы все время слышали по поводу районных судов, мировых судей, что они все так завалены работой, а теперь мы им говорим: ребята, а чего вы хотите? Вы получаете нормальные деньги, у вас хороший социальный пакет. Если вам не нравится нагрузка, уходите. Придут другие, которые справятся.

Вспомните, как долго судебная система сопротивлялась истории с видеофиксацией. Но в итоге ее все равно сделали. Может, еще не до конца и не везде, но, в общем, она сделана. Поэтому постепенно мы будем переходить к другому качеству.

Президент не случайно говорит, что коррупция в судах - это угроза национальной безопасности. Благодаря тем судьям, которые выходят и начинают говорить, система будет оздоравливаться!

Это, кстати, тоже большая редкость, обычно даже уходящие судьи боятся говорить по поводу судебной системы.

Почему именно в регионах появляются такие судьи? Ну, потому, что как говорят, Москва это Москва, а Россия - это все остальное. В Москве другие полномочия, здесь пересечение федеральных интересов, региональных интересов. В конце концов, по большому счету в Москве никто никого не знает, а в регионе начинает работать принцип репутации, и репутация для людей оказывается дороже.

Что касается перспектив общественного сопротивления, я считаю, что у любого публичного обращения граждан сейчас есть шансы. Вопрос, куда эта петиция попадет. Пускай направят эту петицию в СПЧ, и уже наш председатель Совета может поговорить с руководством Верховного суда и Судебным департаментом для того, чтобы направить к вам проверки. Мы озвучиваем факты, которые являются подтверждением пословицы "это было бы смешно, если б не было так грустно".

Михаил Барщевский: "Председатель суда не должен обладать административными функциями"

- Не скажу, что это какая-то новая тенденция, но о том, что "не все в порядке в Датском королевстве", такие случаи, безусловно, говорят.

Тема независимости судей давно поднимается экспертами, на это будет направлено продолжение судебной реформы. Наверное, какие-то вопросы будут подняты и на Съезде судей, который состоится в ближайшее время. Реформа идет потихонечку, но мое мнение (не по должности, а как ученого), что ее нужно было бы вести и побыстрее.

О случаях кумовства и семейственности в судебной системе мне мало известно. Наоборот сейчас, мне кажется, перегнули палку, что если муж или жена судьи работают прокурором или адвокатом, то такому судье заказана дорога в Верховный суд. Или если кто-то из родственников является юристом. Это, по-моему, перегиб, потому что есть целые династии юристов, это факт.

Конечно, есть определенный конфликт интересов, если сын адвокат, а мама у него судья, то понятно, что он не может выступать в процессе, который ведет мама-судья. Это очевидно.

Гораздо более актуальная проблема, которую я на сегодня вижу, это проблема реальной независимости  судей. Не судебной системы, а именно судей. С моей точки зрения, у председателя областного суда или районного суда должны оставаться только организационно-распорядительные и хозяйственные функции, а у него сегодня есть административные функции. И по факту это не есть хорошо.

Михаил Федотов: "Председатели судов должны быть избираемы"

- Могу сказать, что в нашей судебной системе действительно есть много недостатков. Независимый суд является первым средством построения правового государства. Но одновременно он является нашей целью. Если бы эта цель уже была достигнута, то и построение правового государства пошло бы у нас гораздо быстрее.

К сожалению, создать независимый суд у нас еще не очень получается, и тому есть масса причин, одна из которых - отсутствие системы воспитания судейской независимости. Есть система образования судей, система отбора судей, но нет системы воспитания судейской независимости, а оно должно начинаться еще в детстве. Поэтому сейчас наш Совет разрабатывает проект специального модуля дополнительного образования для школьников, целью которого будет формирование у школьников надлежащего правосознания – правосознания гражданина правового государства. И мы надеемся, что кто-то из этих ребят впоследствии станет судьей.

Другой аспект – роль председателя суда. У председателя суда есть достаточно широкий круг административных полномочий и в отношении судей, и в отношении организации их работы, их нагрузки и классных чинов. И Совет считает, что эти полномочия у председателей судов должны быть сокращены. Также мы полагаем, что председатели судов должны быть избираемы самими судьями, как первые среди равных, и на условиях регулярной ротации.

Среди обращений к нам в Совет очень много жалоб на судебные решения, но, к сожалению, мы мало чем можем  помочь, потому что решение суда может отменить только вышестоящий суд. И это хорошо, что у нас нет никаких административных органов, которые могли бы изменить судебное решение, иначе это уже было бы не правовое государство, а абсолютный произвол. Но сама судебная система еще, конечно, переживает процесс реформирования, и эта реформа должна быть продолжена.

Если государство разъедает коррупция, то трудно предположить, что она не затрагивает судебную систему. Но надо иметь в виду, что у судейской системы есть свой механизм самоочищения – это квалификационные коллегии судей. Они должны быть максимально независимы от всех, и потому формируются по принципу квот, в том числе от судейского сообщества и общественности. В квалификационных коллегиях судей должны быть представители общественности, которые понимают, что высшей ценностью в нашем государстве является человек, его права и свободы. Только тогда их участие не будет формальным.

Что касается качества правосудия и профессионального уровня судей, то могу сказать, что "средняя температура по больнице" нормальная. Кто-то работает превосходно, кто-то безобразно: примеров и того, и другого довольно много. Портрет нашего судейского сообщества нельзя написать в черно-белом формате – оно многоцветно. Есть среди судей и те, кто позорит свою профессию. Это есть в любой профессии. Но в судейском сообществе это особенно недопустимо, поскольку судья по самой сути своей миссии является человеком высших достоинств - не средних, не выше средних, а наивысших.

Безусловно, положение дел в судебной системе надо менять. В Верховном суде РФ это прекрасно понимают и многое делают для продолжения реформ. Я знаю много примеров, когда именно в Верховном суде удавалось исправить судебную ошибку.

Сейчас во многих судах есть такая должность, как администратор суда. Вот именно администратор суда как административный руководитель должен взять на себя многие вопросы, которые сегодня отнесены к ведению председателя суда. А распределять дела между судьями должен генератор случайных чисел.

Очень важно также разорвать жесткое распределение судов первой инстанции между апелляционными коллегиями, чтобы не получалось так, что судья, скажем, районного суда будет перед вынесением решения советоваться с судьей областного суда, к которому потом попадет это же дело на стадии апелляции.

А вот когда судья не знает, к кому в апелляционной инстанции попадет его дело, его самостоятельность поневоле повышается.

Кроме того, нужно расширять гарантии независимости адвокатов. Вместе с федеральной Палатой адвокатов мы подготовили  законопроект и на днях направили его Президенту. Надеюсь, в ближайшее время мы узнаем его судьбу.

Владимир Соловьев: "Судья не должен работать в стиле "чего изволите?"

- Когда-то это была гигантская проблема – в администрации президента были люди, которые пытались напрямую управлять судейским корпусом. После чего произошли серьезнейшие отставки, изменения, и сам подход к судебной системе серьезнейшим образом поменялся.

Хочу напомнить, что каждого судью назначает своим указом лично президент. Поэтому руководитель судебной инстанции ни в коей мере не вправе повлиять на то, как рассматривается дело и давать какие-либо рекомендации. И если судья не проявляет принципиальности и твердости из каких-то своих соображений, корыстных или каких угодно еще, пытается подружиться с региональной системой или рядом в людей в ней, это говорит о его личной порочности и продажности. Потому что если судья хочет, он обладает всеми полномочиями, всей силой власти и на его стороне закон, чтобы проявить себя максимально как судья независимый, принципиальный и следующий логике российской Конституции.

Если судья принципиальный и сильный, проблем нет. Если судья услужливый и пытается найти себе хозяина, не важно, кто он – коммерсант, член семьи, сотрудник администрации или руководитель его инстанции, то это многое говорит об этом человеке.

Конечно, большая проблема в самоочищении. Вячеслав Михайлович Лебедев очень жестко эту тему отслеживает, поэтому я уверен, что сигнал, который поступил из Саратова, будет проверен, и если факты подтвердятся, будут приняты все необходимые меры.

Во многих регионах наблюдается такая давняя спайка местного бизнеса, местной чиновничьей знати с судейским корпусом, что принципиально недопустимо. А за такие вещи, как конфликт интересов, людей лишают судебных полномочий. Насколько это характерно? Еще как! Очищение идет колоссальным образом, и самоочищение судейского корпуса принципиально важно.  

Базовый вопрос – кто идет в судьи, кто эти люди?

Давайте вспомним, что в девяностые годы у нас суды вообще были приватизированы олигархическими структурами, которые работали в регионах, и принимали решения четко, ясно и в определенном направлении. Очищение невозможно в отдельной системе, если оно не происходит во всей стране, это долгий, тяжелый процесс. И, конечно, доверие людей к судебной системе будет подниматься с процессом самоочищения. Поэтому если у вас такая тенденция есть, конечно, надо железной рукой ее выводить.

Я уверен, что петиция будет иметь последствия, что вопрос будет серьезнейшим образом изучен. Я просто точно знаю, что проявления такого рода общественного неравнодушия находят свой отзыв. И я уверен, что и Верховный суд обратит на это внимание. Нет никакого сомнения, что будет назначено служебное расследование, потому что это очень важный сигнал, и чем больше такого рода сигналов от общества и от судей, тем выше шансы на очищение системы и надежды на то, что в эту систему придут люди, которые укрепят доверие людей к суду. 

Напомним, что по итогам скандалов, произошедших за последний год в судебной системе региона, в адрес президента Владимира Путина написана петиция с требованием отставки председателя Саратовского областного суда Василия Тарасова.

Инициатором сбора подписей выступила правозащитник, член региональной Общественной палаты Светлана Мартынова.

Выразить свое отношение к петиции можно ЗДЕСЬ.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.49 1 2 3 4 5