Михаил Федотов и Генри Резник дали оценку делу "Виктор Журавлев против СМИ"

8752

2 апреля, 07:40

Известный московский адвокат Генри Резник и председатель Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов выступили с комментариями по поводу резонансного иска зампреда Саратовского областного суда Виктора Журавлева к ИА "Взгляд-инфо" и главному редактору Николаю Лыкову.

Слушания по существу начнутся 3 апреля в Волжском районном суде Саратова.  

Оспариваются публикации агентства о возможном конфликте интересов с участием Журавлева и двух его детей - Дмитрия (зампрокурора Волжского района) и Елены (судебный представитель отделения Центробанка РФ).

Истец настаивает на опровержении озвученного журналистского мнения, удалении статей и выплате двух миллионов рублей. 

Редакция считает претензии зампреда областного суда незаконными и необоснованными.

Генри Резник: "Журналистская критика неподсудна"

"Когда судья подает иск в суд на журналистов или на СМИ, это, безусловно, редкий случай. В России я могу припомнить два таких кейса – один был много лет назад, а второй свежий. Насколько мне помнится, судьи, которых обвинили в плагиате, предъявили иск о защите чести и достоинства, по-моему, к "Московскому комсомольцу". Процесс закончился тем, что дело было пересмотрено. Сначала выиграли судьи, а потом, насколько я помню, решение было отменено Верховным судом.

Раньше в качестве обязательного ответчика привлекались авторы оспариваемых публикаций, сейчас у истца есть выбор – предъявить иск только к автору или и ко всему СМИ.

Подобные иски случаются и за рубежом – в практике рассмотрения дел по ст.10 "Свобода выражения мнения" Конвенции о защите прав человека и основных свобод проскакивают как раз такие сюжеты с судьями и прокурорами-истцами, так что это не экзотика.

По ст.152 ГК РФ подлежат опровержению сведения, которые порочат честь и достоинство, причем это должны быть именно сведения, это не должны быть оценочные суждения, и эти сведения должны не соответствовать действительности.

Истец должен обосновать порочащий характер, показать, чем нанесен ущерб его репутации, и привести доказательства того, что сведения действительно были распространены, а вот соответствие действительности этих сведений доказывать должен ответчик.

Чаще всего здесь в конфликт вступают две ценности – свобода выражения мнений и защита репутации. В конкретном случае бывает очень сложно отграничить оценочные суждения от фактов, оценить, насколько это действительно затронуло репутацию. Это непростые дела, но любой человек, судья ли он, депутат или крупный государственный деятель, как любое физическое лицо, имеет право отстаивать свою честь и достоинство.

Что касается литературных мистификаций. Бывает, что человек в статье не назван, но он идентифицируется по целому ряду признаков. Это все должно устанавливаться в конкретном деле. Жанр сатиры и юмора исключает в принципе предъявление и удовлетворение иска, но здесь нужно доказывать, что это именно сатира и юмор.

В прецедентах Европейского суда, и это, между прочим, перекочевало в постановление пленума Верховного суда от июня 2010 года, споры с участием СМИ предполагают следующую практику.  У журналистов и уж особенно у тех, кто выступает в сатирическом жанре, есть право, как Европейский суд это формулирует, некоторого преувеличения и даже провокации.

В Европейском суде по делам о защите чести и достоинства очень редко бывает консенсус - 7:0, чаще всего это 5:2, а нередко бывает и 4:3 – один голос, и куда он перевесит? В пользу свободы выражения мнения или в пользу злоупотребления этой свободой?

Что касается рассмотрения иска в том же регионе, где судьей работает истец, здесь может стоять вопрос об изменении подсудности, но это надо обращаться в Верховный суд, и отправлять дело на рассмотрение в другой регион, потому что да, безусловно, это существенное основание для того, чтобы подвергнуть сомнению беспристрастность рассмотрения дела. Хотя спор, который был в Москве, рассматривался московскими судами, не помню, ставился ли там вопрос об изменении подсудности или нет.

Что касается зависимости судьи, рассматривающего дело от истца, с точки зрения буквы закона, у судей нет соподчинения, каждый судья независим и подчиняется только закону.

Есть писаная норма, а есть ее исполнение на практике, которые не всегда совпадают, но исходить нужно все равно из закона. По Конституции, даже постановления Пленума Верховного суда не являются обязывающими для судей, обязывающим является только закон.  Но в жизни, понятно, может быть по-другому.

Мне неизвестно, есть ли у Верховного суда позиция относительно таких исков, но сама по себе журналистская критика неподсудна, она не может быть предметом судебной защиты.

Конфликт интересов трудно комментировать, я не могу включаться в рассмотрение конкретного дела, это было с моей стороны непрофессионально, но повторяю, что эти дела бывают чрезвычайно сложными, свобода мнений и защита репутации нередко ставят суд в тупик. Очень трудно склониться в пользу той или иной ценности.  

Что касается того, не портят ли подобные иски реноме судей, здесь речь все-таки идет, как я понимаю, не обо всей судебной системе, а о конкретном человеке, судье. Материал может быть настолько порочащий, настолько разнузданный, что на него бывает сложно не отреагировать. И это может быть не только в жанре гражданско-правовом, здесь может быть и "уголовка" - "клевета".

Так что сам судья, который стал героем публикации, уже должен решать, воспользоваться правом на судебную защиту или быть выше этого. Но все, что связано с написанным или произнесенным словом, сложнее, чем когда речь идет о материальных предметах. Такие иски  - всегда головная боль для всех сторон".   

Михаил Федотов: "Я вообще-то удивлен…"

- Могу вам сказать, что судья, конечно, имеет право воспользоваться правом на судебную защиту чести и достоинства, как и любой другой гражданин. Этого права он совершенно не лишен в силу своей профессии.

Одновременно с этим хочу заметить, что с 2005 года, то есть уже 13 лет, в России существует Общественная коллегия по жалобам на прессу. И в постановлении Верховного суда Российской Федерации 2010 года о практике применения судами Закона "О СМИ" сказано, что споры, касающиеся освещения судебной деятельности в СМИ, могут рассматриваться как в суде, так и в Общественной коллегии по жалобам на прессу.

В Коллегии действует правило: если обиженная сторона или, наоборот, ответчик хочет рассмотреть данный спор в суде, тогда Коллегия его жалобу рассматривать не будет. У нас принцип: или - или. И если ваш саратовский судья отзовет свой иск и направит жалобу в Коллегию, конечно, она будет рассмотрена. Одновременно с этим прошу иметь в виду, что если СМИ отказывается участвовать в разбирательстве в Коллегии, то, как правило, в подобных случаях Коллегия освобождает заявителя от его обязательства не обращаться в суд, и тогда у заявителя получается как бы усиленная позиция – он обращается в суд, имея уже на руках решение Коллегии.

Мне кажется, что в ситуации, когда речь идет о спорах судей и журналистов, всегда лучше обращаться в Коллегию. Я помню, как многие судьи, которые обращались в ОКЖП, мне говорили, что если обратиться именно сюда, а не в суд, то сразу отпадают все сомнения в ангажированности, предвзятости, защите чести мундира, корпоративной солидарности и обращении за помощью к "своим". При обращении в ОКЖП таких подозрений вообще быть не может. В составе Коллегии тоже есть судьи, как действующие, так и в отставке, которые были избраны от Совета судей РФ. Но кроме судей там представлены самые разные профессиональные сообщества и общественные организации: и Федеральная палата адвокатов, и Общественная палата РФ, и профсоюзы, и религиозные организации, и союзы журналистов. И ни одно из этих сообществ не доминирует над остальными.

Свои решения ОКЖП выносит сбалансировано, во всяком случае, в ее практике нет того, в чем часто упрекают судебную систему – что у нас три процента оправдательных приговоров. Здесь, конечно, такого нет. По разным категориям жалоб статистика разная, но баланс и объективность есть всегда. И сейчас на рассмотрении Коллегии находятся жалобы ряда судей, которые обратились туда с подобными спорами.

Что касается юмора и сатиры, могут ли они быть подсудными – предмет иска, это одно, а судебное решение это другое. Жаловаться можно на все, что угодно и требовать все, что угодно, можно требовать в иске достать звездочку с небес, но это не значит, что суд примет решение поддержать такое требование.

По поводу адреса облсуда, указанного в гражданском иске, я вообще-то как-то удивлен. Надо внимательно изучать иск. Может быть, ваш судья обращается не как гражданин, а как заместитель председателя областного суда?

В любом случае в ситуации, когда иск подается в том же регионе, где работает судья, есть все основания для того, чтобы ответчик ставил вопрос об изменении территориальной подсудности.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 4.24 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день