Уголовное дело о клевете Сергея Вилкова. Предыстория и коллизии

6102

20 февраля, 08:56

Сегодня, 20 февраля, во Фрунзенском районном суде Саратова продолжится рассмотрение апелляционной жалобы на оправдательный приговор по уголовному делу о клевете ныне бывшего работника пиар-агентства "Общественное мнение" Сергея Вилкова.

Председательствует на процессе Светлана Гоголева. Прокуратуру области представляет Сергей Нефедов.

Мировой судья Инга Свободникова, а затем и Фрунзенский райсуд в лице судьи Ольги Бобровой, в августе 2017 и феврале 2018 соответственно, сочли возможным оправдать подсудимого, посчитав, что он искренне заблуждался, размещая недостоверные и порочащие достоинство сведения о депутате регионального парламента Сергее Курихине и полковнике УФСКН Михаиле Завьялове.

14 января 2019 года президиум Саратовского областного суда, изучив кассационную жалобу защиты Курихина, пришел к выводу о многочисленных нарушениях, допущенных судьями Свободниковой и Бобровой, и отправил уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение.  

Предыстория. От Григорашкина к Бобровой

Процесс оказался затянутым из-за некоторых существенных обстоятельств. 

Сначала, еще в 2016 году, дело рассматривал мировой судья Артем Григорашкин, но спустя четыре месяца неожиданно вышел из процесса. Григорашкин вернул материалы прокурору, посчитав, что дело не отвечает территориальной подсудности.

Возможные причины такого поступка заключаются в том, что мировой судья стал объектом внепроцессуального воздействия со стороны "старших коллег", а также участником семейно-корпоративного скандала во время процесса по делу Вилкова о клевете. Затем Артем Григорашкин и вовсе подал в отставку.

Далее дело перешло к мировому судье того же судебного участка № 3 Фрунзенского района Инге Свободниковой.

Именно тогда в процессе были преданы огласке некоторые документы, ставшие своего рода "профессиональным кредо" работников "ОМ": т.н. "стоп-листы", списки персон-нон-грата, "блоки на негатив", по мнению многих, свидетельствующие о практике сбора компромата, медийного шантажа и нестандартных методах убеждения рекламодателей.  

Как стало известно в ходе разбирательства, в случае с "Общественным мнением" звучала не только услуга "блока", но и предлагалась даже продажа самого издания (за 50 миллионов рублей) как ультимативное условие прекращения негативных публикаций о Сергее Курихине.  

Судья Свободникова, которая, по версии защиты депутата, могла быть несамостоятельной в своем решении из-за позиции тогдашнего руководства Саратовского облсуда, нашла основания оправдать Вилкова. 

Наша редакция изучила приговор Свободниковой и нашла множество нестыковок между провозглашенным в суде и его печатной версией.

Так, к примеру, в печатном тексте приговора отсутствовали целые куски, зачитываемые судьей в зале суда, другие, напротив, были вписаны, одни доказательства заменены другими, одному из эпизодов инкриминируемого обвинения не была дана судебная оценка.   

Сложилось впечатление, что приговор после его провозглашения кем-то существенно редактировался. Все эти аргументы нашли свое отражение в апелляционной жалобе адвоката Валерия Холоденко. Суд апелляционной инстанции не принял аргументы во внимание и, по мнению Холоденко, не дал им надлежащей оценки.

В начале февраля прошлого года Фрунзенский районный суд Саратова отказал в удовлетворении апелляционной жалобы. Соответствующее решение приняла судья Ольга Боброва, причем без участия Курихина и его адвоката.

То, что не увидела (или не захотела увидеть?) Боброва, стало очевидным для судей кассационной инстанции.

Прокурор-адвокат

Стартовавший в понедельник, 11 февраля, процесс был отмечен особенностями. На сторону, противоположную обвинению, полностью встал прокурор Сергей Нефедов. В ходе заседания он пытался "заблокировать" все ходатайства Валерия Холоденко. 

У присутствовавших на заседании журналистов сложилось мнение, что прокурор фактически "отнимал хлеб" у адвоката Вилкова Романа Миронова и при желании мог бы с успехом его заменить. О причинах подобной тактики надзорного ведомства наше агентство собирается рассказать позднее.

Судья Светлана Гоголева отказала Валерию Холоденко в допросе журналистов "Взгляда" Елены Балаян и Рамиля Бахтеева в качестве свидетелей в связи с расхождениями в провозглашенном приговоре по делу и его печатным текстом. Но разрешила зачитать их письменные показания и исследовать в суде запись приговора.

По мнению адвоката Холоденко, сравнение записи с печатным текстом призвано наглядно показать то огромное (несколько сотен) количество изменений и дополнений, которые были внесены в печатный текст приговора, который по этой причине и подлежит отмене. Изменения в приговоре означают одно – что была нарушена тайна совещательной комнаты, полагает Холоденко.

Явившийся в суд Сергей Вилков поспешил использовать судебную кафедру в качестве публичной трибуны. И зачитал "программную" речь, в которой звучали обвинения в бандитизме и убийствах. Заготовленный текст был тут же растиражирован ИА "Свободные новости" и "ОМ" (пул Аркадия Евстафьева), ИГ "Четвертая власть" (издается Вадимом Рогожиным).

Напомним, Сергей Вилков обвинялся в совершении многоэпизодного преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 128.1 УК РФ, то есть в клевете, "соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления".

По версии следствия и государственного обвинения, Вилков злонамеренно распространил в СМИ и социальных сетях заведомо ложные сведения о депутате Саратовской областной думы, бизнесмене и издателе Сергее Курихине и полковнике УФСКН Михаиле Завьялове.

Вилков привлекался к административной ответственности за демонстрацию нацистской символики (свастики), распространение экстремистской литературы, нарушение порядка проведения публичного мероприятия.  

В отношении него возбуждали уголовное дело о незаконном хранении огнестрельного оружия - боевого пистолета. Сам ходатайствовал о прекращении дела в связи с истечением сроков давности, т.е. по нереабилитирующим основаниям.

Известен он и как сетевой популяризатор оскорбительного коллажа с изображением Богородицы. Работник "ОМ" в 2016 году в праздник Пасхи разместил в Сети изображение иконы, на которой лик Богородицы закрыт арабским платком (куфией), а сама она представлена в виде террористки, держащей в руке коктейль Молотова. На лоб Богородицы нанесена эмблема анархии, лик Христа "спрятан" в противогазе, из которого виднеются красные глаза гуманоида. Наверху приведена аббревиатура "A.C.A.B", что на сленге скинхедов оскорбительное высказывание о полицейских.

Если судить по его постам в соцсетях, то он советовал линчевать посла и одобрял погромы российского посольства на Украине, казни советских партизан в годы Великой Отечественной войны, подрывы православных храмов. На сайтах СМИ, в том числе радиостанции "Эхо Москвы", можно найти объяснения таким поступкам: Вилков сам публично признавался, что являлся нацистом.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.71 1 2 3 4 5