Фильм Юрия Дудя о Колыме. Отклик саратовского профессора

9543

21 мая, 08:45

Профессор кафедры истории, философии, политологии и социологии Саратовского социально-экономического института РЭУ им. Г.В. Плеханова Сергей Гришин выступил с авторским мнением об итогах интерактивного опроса, опубликованного на сайте ИА "Взгляд-инфо" на тему: "Чья позиция вам ближе - Юрия Дудя или Николая Бондаренко?".

"На мой взгляд, фильм Юрия Дудя "Колыма - родина нашего страха" – это современная историческая кинолента, не оставившая большинство тех, кто его посмотрел, равнодушным. Именно поэтому вокруг нее развернулась такая бурная дискуссия.

Наше молодое поколение наиболее сильно подвержено влиянию интернета и социальных сетей, где, иногда, к сожалению, распространяется недостоверная информация о многих исторических фактах. А ведь в истории каждой страны есть свои уникальные события, которыми по праву можно гордиться. Но есть и такие моменты, за которые бывает стыдно, а ведь помнить и знать надо все…

В этой связи обсуждение темы сталинских репрессий кроме идеологических факторов, выводящих проблему "за грань добра и зла", оказалось осложнено тем, что депутат Саратовской областной думы от КПРФ Николай Бондаренко использует их как фактор недобросовестной политической борьбы.

Товарищ Бондаренко, можно сколько угодно долго спорить о личности Сталина и количестве жертв, но достаточно вспомнить слова из знаменитого выступления Лаврентия Берия на похоронах Иосифа Сталина: "Кто не слеп, тот видит", чтобы понять, что это была эпоха и великих трагедий и не менее великих побед!

Но, по моему мнению, Вы, Николай Николаевич (Бондаренко), не имеете полного морального права, как представитель более молодого поколения, не жившего в то время, оправдывать и защищать Сталина, заявляя о том, что количество заключенных было якобы гораздо ниже, чем в действительности. Ведь миллионы людей, прошедших через ужасы Магадана, Колымы, Беломорканала и многих других в системе ГУЛАГа и потерявших всякую надежду на нормальную жизнь, навсегда остались в этой земле! И память о них будет вечна!

"Мы живем, под собою не чуя страны, наши речи за десять шагов не слышны", - именно за эти строки поэт Осип Мандельштам был арестован и, впоследствии, скончался в пересыльном лагере от сыпного тифа. И это лишь один из примеров трагедии великих классиков советской литературы, которых настигла тяжелая длань депрессий.

В этом же контексте интересна и судьба поэта Сергея Алымова, который был освобожден из ГУЛАГа только благодаря тому, что там его увидела экспедиция из числа известных советских писателей, которые приехали на строительство Беломорканала для создания монографии об этой стройке.

Бесспорно, сталинское время – это в какой-то мере, действительно, эпоха массового террора. Поистине сильной, всеобъемлющей и в полной мере характеризующей эту эпоху было стихотворение Осипа Мандельштама "Мне на плечи кидается век-волкодав". И поверьте, хватку этого волкодава чувствовали все! И даже ближайших подручных Сталина – Николая Власика и Александра Поскрёбышева не спасли от лагерей особая близость и беспорочное служение Генералиссимусу.

Напомню, Николаю Николаевичу и читателям о том, что "генеральная чистка" ВКП(б), начавшаяся в 1933 году и продолжавшаяся  вплоть до 1935 года, сопровождалась массовыми арестами. А исключённые члены партии автоматически попадали под репрессии в первую очередь. Основная масса большевиков, игравших ведущие роли в Октябрьской революции 1917 года или позже, в Ленинском составе Совнаркома, были казнены. Единственным членом послеоктябрьского состава Политбюро 1917 года, уцелевшим после такой "чистки", был сам Иосиф Виссарионович. Четверо же были расстреляны, а пятый - Лев Троцкий был изгнан из страны и убит  ледорубом в 1940 году в Мексике группой чекистов под руководством генерала Судоплатова по прямому указанию Вождя.

А ведь репрессии коснулись не только руководителей или известных революционеров… Абсолютное большинство репрессированных составляли простые люди, осужденные кто за анекдот, кто по доносу соседа, кто по "Закону о колосках" или за пятиминутное опоздание на работу. Около 20 миллионов человек прошли с начала 1930-х годов и до смерти Сталина через систему ГУЛАГа и тюрьмы НКВД. Политических среди них было приблизительно 4 миллиона.

Так, в Саратове летом 1937 года политической жертвой взрыва парового котла в котельной  Крытого рынка стал 1-й секретарь Саратовского краевого  комитета ВКП(б) Александр Иванович Криницкий, которого обвинили в том, что он будучи "польским шпионом", организовал эту диверсию в результате которой погибли люди. Итог известен, он был расстрелян.

А вот Вам, Николай Николаевич (Бондаренко),  еще один конкретный пример: "грузчица Ю., мать несовершеннолетнего ребенка, муж которой погиб на фронте, получила 7 лет за хищение одного килограмма риса". Вы только осознайте масштаб трагедии! И таких эпизодов было катастрофически много. Самовольно поменял работу – это тоже вело к заключению, как и проживание без прописки. Историк Рой Медведев писал: "Я считаю, что к жертвам репрессий нельзя отнести только тех, кто сидел в лагерях или погиб. В принципе жертвой репрессий был весь народ".

Опять приведу саратовские примеры.  Так, академик Сергей Романович Миротворцев, которым по праву гордится медицинский университет, был репрессирован в 30-е годы, один из основоположников ортопедической школы Алексей Яковлевич Демидов был арестован в 1944 году, во время работы в военном госпитале. В начале 50-х годов в рамках регионального дела врачей были репрессированы профессора-евреи, среди которых один из основателей российской нейрохирургической школы Павел Иосифович Эмдин. Все трое были через год-два освобождены, но не попали в ГУЛАГ только потому, что были специалистами высочайшей квалификации. Это лишь малая часть сталинской системы. От репрессий не был застрахован буквально никто. Как известно, они коснулись и выдающегося ученого-генетика с мировым именем Николая Ивановича Вавилова, родной брат которого был Президентом Академии Наук СССР.

Одни были в лагерях, а другие при сталинской системе "чувствовали их дыхание". Мною записаны десятки рассказов известных жителей Саратова, среди которых есть и Почетные граждане. Типичная картина 40-х – начала 50-х годов: отец погиб, защищая Родину в Великой Отечественной войне, но т.к. сведения о его геройской смерти будут найдены значительно позже, то на жену и детей изначально вешался ярлык члена семьи изменника Родины с вытекающими последствиями по принятому в начале войны закону. 

ГУЛАГ – это преступление, которому нет ни  прощения, ни забвения. Это нельзя забыть и простить…" – считает Сергей Гришин.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.06 1 2 3 4 5

Главные новости