Федерация бокса, правозащитник, тренер выступили в поддержку Максима Бурбина

6436

27 июня, 17:47

Осужденного "за наркотики" Максима Бурбина должны оправдать.

Такое мнение в комментарии нашему агентству высказал правозащитник, член Общественной палаты и ОНК Николай Скворцов.

По мнению Скворцова, поскольку доказательства вины по приговору строятся исключительно на показаниях оговоривших Максима свидетелей, один из которых признался в оговоре, справедливым и законным решением было бы полное оправдание и реабилитация Бурбина.

Ситуацию с осужденным, чье уголовное дело стало резонансным благодаря расследованию ИА "Взгляд-инфо" и участию правозащитников, прокомментировал и бизнесмен, вице-президент саратовской Федерации бокса Андрей Табояков.

Табояков озвучил намерение от имени Федерации обратиться в прокуратуру области с просьбой пересмотреть уголовное дело балашовского боксера.

Тренер Бурбина, легенда Балашовской комплексной детско-юношеской спортивной школы Геннадий Акимов уверен – его воспитанник был перспективным боксером и не имел отношения к наркотикам.

"Максим пришел к нам в школу бокса в 10 лет, занимался хорошо, с самого начала был перспективным, обладал мужским характером не по годам. Все задания выполнял, тренировки не пропускал без уважительной причины. Позанимавшись два-три года, начал выступать на официальных соревнованиях.  Был победителем первенства Саратовской области, ездил в составе сборной на соревнования в ПФО. На Россию не попал, но стал призером.

Что касается характера, с мягким характером в нашем виде спорта делать нечего. Был злой по спортивному принципу, пользовался у всех уважением и заслуженным авторитетом.

Сейчас говорят, что он любил подраться, но это было всего пару раз.

Я после этого всегда разбирался, проводил беседы, с мамой разговаривал, в этих конфликтах Максим не всегда был не прав. Хотя я согласен – драться не выход, надо словами доказывать. Мне как тренеру его было легко наказать – поставить в пару с более сильным боксером, чтобы знал, что драться надо в ринге, а не на улице. Ни в каком неадекватном состоянии он на тренировку никогда не приходил.

В последние годы жизнь изменилась, и мы стали ездить на соревнования за счет родителей. Максим живет с мамой, у них особых финансовых возможностей не было.

Нет поездок - уровень боксера стоит на месте. Не из-за того, что он стал плохой, а просто – фатально нет денег на соревнования.

Раньше и форма выдавалась школой, а сейчас и она покупается на средства родителей. Спонсоров сейчас немного, у самих, видно, дела стали хуже. Да и не очень приятно всегда ходить с протянутой рукой. Если это тренируются люди, которые в дальнейшем должны защищать честь родины в спорте, то, по идее, родина должна о них заботиться, помогая встать на ноги.

Перчатки, шлем, "боксерки", всего нужно по две пары – это в пределах 15-20 тысяч. И это не Adidas, а просто те перчатки, в которых хотя бы допустят на соревнования.  У кого есть средства, те ездят, а у кого нет – какой бы ты перспективный ни был, будешь сидеть дома.

На сто процентов уверен, что к наркотикам он отношения не имел. Могу сказать, не хвалясь, что среди своих бывших и нынешних воспитанников я пользуюсь определенным авторитетом, и если бы что-то было, ребята бы мне сказали. У нас город небольшой, это бы просочилось.

А сейчас в Москве еще забрали корреспондента с наркотиками (Ивана Голунова – ред.), до президента это дошло, и он сказал, что надо среди отдела борьбы с наркотиками создавать подразделение собственной безопасности. Не удивительно, что все это может быть и у нас, в Балашове.  Раскрываемость может быть ложная, чтобы повысить показатели. А "берут" всегда, как правило, кого? Простых людей из низов, подкидывают-подбрасывают. Уж если в Москве такое происходит!

На суде по делу Максима помню момент – судья на мои слова ухмыльнулся и спросил: вы хотите сказать, что у вас все воспитанники такие безгрешные? Я ему задал встречный вопрос – назовите мне фамилию, кто по вашим сведениям, грешен… Судья промолчал.

Конечно, я бы хотел, чтобы Максим вышел. Тем более, срок такой… За убийство сейчас такие не дают. Если он проведет еще 12 лет за колючей проволокой, то за это время жизнь так изменится, что он потом сто процентов к ней не приспособится.

Пожелание у меня одно – чтобы все было справедливо, чтобы он вышел и оказался в нормальном обществе. Чтоб доказали, что он невиновен…", - поделился с нашим агентством своим мнением относительно попавшего в беду подопечного Геннадий Акимов.

Напомним, Максим Бурбин приговорен Балашовским районным судом к 14 годам и 6 месяцам строгого режима по ч. 3 ст. 30 ч. 5 ст. 228 УК РФ – за покушение на распространение наркотиков. На момент ареста ему было 19 лет.

Дело было изучено журналистами нашего агентства в ходе нашего собственного расследования "Тюрьма по показаниям", тогда же, в сентябре 2018 года, было сделано предположение о возможной невиновности Бурбина. 

Спустя девять месяцев после выхода публикации прокуратура области решает опросить Бурбина, хотя ранее, еще осенью прошлого года, заявляла о законности приговора и уголовного преследования. 

В ходе совместного выезда в колонию №4 (Пугачев, Саратовская область) Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), съемочной группы и репортера ИА "Взгляд-инфо", правозащитников, представителей надзорного ведомства Бурбин заявил о пытках, которые, по его словам, применялись к нему в балашовском изоляторе. Также о пытках заявил осужденный по той же статье Максим Полуянов. Мужчина признался, что оговорил Бурбина, чтобы получить меньший срок.

По итогам поездки принято решение, что дело Бурбина будет повторно изучено региональной прокуратурой на предмет фальсификации доказательств, оговора и выбивания показаний свидетелей.

Предлагаем читателям посмотреть видео. Редакция продолжит следить за развитием событий и готовит новые публикации на эту тему.

Материал подготовили Елена Балаян, Александр Хлынцов и Оксана Усатенко

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.61 1 2 3 4 5