Репортаж. Как живут и на что надеются жертвы сталинских репрессий в Саратове?

5168

29 июля, 14:25

Завтра, 30 июля, исполнится 82 года с момента начала самых массовых в истории нашей страны политических репрессий.

Период конца 30-х годов прошлого столетия назвали временем Большого Террора.

Старт беспрецедентной кампании гонений на граждан страны дал секретный приказ НКВД №00447. Документ подписан тогдашним наркомом Николаем Ежовым.

Теме политических репрессий и их жертв посвящен спецрепортаж, подготовленный нашими коллегами из "TVSAR" (проект ИА "Взгляд-инфо").

"За период Большого Террора, который принято считать с осени 1936 по осень 1938 года, по всей стране расстреляли около 400 тысяч человек и столько же отправили в лагеря ГУЛАГа. По каждому региону были свои разнарядки. К примеру, в Саратовской области предполагалось уничтожить тысячу "врагов народа". Самостоятельно превышать установленные лимиты руководство карательных органов на местах не могло. Необходимо было направлять веские обоснования в центр. И, судя по масштабам содеянного, такие обоснования находились без труда, и так же легко согласовывались Москвой.

Достоянием общественности секретный приказ №00447 стал только в 1992 году. Процесс реабилитации жертв политических репрессий не завершен до сих пор. На ряде резонансных уголовных дел до последнего времени стоял гриф "совершенно секретно".

И до сих пор не утихают дискуссии вокруг самих сталинских репрессий, роли "вождя народа" в беспрецедентной кампании по уничтожению собственного народа", - говорится в анонсе материала.

В Государственном архиве Саратовской области хранится несколько десятков тысяч дел репрессированных в годы сталинских гонений. Их истории в сюжете рассказывают дети и внуки тех, чьи отцы и деды были расстреляны или сосланы в ГУЛАГ.

"Нас с сестрой выкинули на улицу ночью, как котят, мне было год и три месяца, сестре двенадцать лет. Ночью приехали и забрали мать и отца. Это я узнала в 16 лет, когда стала получать паспорт. У меня тут справки есть о том, что я все-таки дочь Бажанова Михаила Васильевича - механика Челябинского тракторного завода. Их арестовали 10 ноября, а 5 января их расстреляли", - рассказывает одна из героинь, жительница Саратова.

"Мы предполагали, что он расстрелян, но за что, никто же не знал, потому что суда то не было. Тройки тогда судили. Он часто ссорился с мужем своей старшей сестры, который был работником НКВД, и когда наступил 37 год, его забрали в саратовскую тюрьму. Потом он отбыл в дальние лагеря, без права переписки. Дальнейшая судьба его мне стала известна только, когда я после смерти Сталина, в 53 году, не написал в прокуратуру СССР. Через три года мне пришло известие, что он полностью реабилитирован в связи с отсутствием состава преступления", - делится семейной драмой еще один герой, тоже житель Саратова.

О годах Большого Террора и жертвах репрессий в материале рассказывают: главный архивист отдела публикаций и использования документов областного Госархива Маргарита Шашкина,  главный хранитель фондов архива Наталья Забродина, член Ассоциации жертв политических репрессий Наталья Георгиевская, начальник отдела информации и общественных связей ГУ МВД Анастасия Захарова, завотделом областного музея краеведения Людмила Войтенко, экс-руководитель саратовского отделения общества "Мемориал" Лев Дельцов и другие.

Автор сюжета Оксана Усатенко

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.91 1 2 3 4 5

Главные новости