САЗ сигналит SOS

2764

4 мая 2007, 10:21

Некогда авиационный завод являлся одним из градообразующих предприятий Саратова и был славен на весь необъятный "Союз нерушимый"… Задолго до того, как задымил трубами "Нитрон" и вышел на всероссийский уровень Саратовский НПЗ, авиационный завод (тогда завод "Комбайн", пущенный в эксплуатацию в 1931 году) уже славился на весь СССР своей продукцией. Потом началась Великая Отечественная война, и мирное прошлое завода было перечеркнуто – он был перепрофилирован в сугубо оборонное предприятие и вместо комбайнов и сеялок начал выпускать самолеты, оружие и боеприпасы. Именно на наших истребителях ЯК-3 воевали пилоты прославленной французской эскадрильи "Нормандия-Неман", с автоматами ППШ саратовского производства сражались защитники Сталинграда, саратовскими гранатами Ф-1 забрасывали немецкие укрепления бойцы Красной Армии, штурмуя Берлин. Почти полностью разбомбленный во время авианалета на Саратов, завод менее чем за год был восстановлен и продолжил работу. Потом война кончилась, и САЗ помимо военных заказов (он продолжал производить боеприпасы, авиационные пушки, крылатые ракеты и оставался "закрытым" предприятием), начал перестраивать производство на мирные рельсы. С 1967 по 1980 год из его цехов вышло более тысячи пассажирских самолетов ЯК-40, а после множество – ЯК-42 разных модификаций. Техники Саратовского авиационного завода даже разработали прототип пассажирского летательного аппарата будущего, который они назвали ЭКиП (экология и прогресс). Очевидно, прообразом этого неосамолета послужили пресловутые "летающие тарелки". Макет ЭКиПа был успешно испытан, взлетал с грунта и с водной поверхности, но далее этого дело не пошло – грянула перестройка, и недостроенная "тарелка" так и осталась гнить в одном из отдаленных заводских корпусов.

Казалось бы, ничто не могло поколебать будущее одного из крупнейших в регионе завода-гиганта, но судьба решила иначе. При этом перстом судьбы в данном случае послужил ныне отстраненный от должности гендиректор САЗа Александр Ермишин. Сумевший во время "прихватизации" заполучить крупный пакет акций завода, спешно перерегистрированного в ЗАО, он начал проводить свою политику, зачастую не имевшую ничего общего с интересами самого предприятия. Количество госзаказов падало, частные заказчики тоже не жаловали завод своим вниманием, и он начал катиться под откос с пугающей скоростью. Сначала начались задержки по зарплате, потом массовые сокращения работников, которые еще не ушли по собственному желанию (для справки: из почти 16 тысяч человек, работавших на заводе в 1990 году, ныне осталось всего 2 тысячи, да и у тех средний возраст более 50 лет). Ряд производственных линий пытались перевести на производство "ширпотреба" - чайников, посуды (в лихую перестроечную годину этим "грешили" многие заводы - "Тантал", например, выпускал тостеры), заводчане брались за исполнение непрофильных заказов по металлообработке. Но это не могло спасти завод – прибыли, получаемые от этого "бизнеса", были САЗу как слону дробина.

"Налево" начало потихоньку уходить специализированное оборудование (стоит ли говорить, что один профессиональный металлообрабатывающий станок стоит миллионы рублей), в чем журналисты смогли вчераф убедиться собственными глазами, наблюдая в цехах дыры в полах, где когда-то эти агрегаты стояли. Потом вдруг руководство авиационного завода вспомнило, что у предприятия есть разветвленная сеть соцобъектов - и вновь финансы потекли в карманы находчивых "бизнесменов": "с молотка" были пущены стадион "Волга" и принадлежащий заводу санаторий. Как выяснилось много позже, проданы эти объекты были по абсолютно смешной и нереальной цене, чем вплотную заинтересовалась сейчас прокуратура. Причем схема продажи объектов в то время была вполне успешно опробована еще экс-мэром Саратова Юрием Аксененко, и все остальные "бизнесмены" шли уже по проторенной достославным градоначальником дорожке.

Но этими махинациями финансовые интересы руководства завода не ограничились – вокруг САЗа, как грибы после дождя, начали возникать многочисленные фирмы, через которые прокручивались деньги, получаемые заводом за выполнение немногочисленных заказов на ремонт самолетов. Стоит ли говорить, что немаленькая их часть оседала в этих компаниях. Продан в частные руки был даже огромный 11-й корпус завода (тот самый, где не так давно обрушилась крыша), при этом руководство предприятия объяснило это альтруистическими мотивами – якобы на эти деньги рабочим была выдана задержанная зарплата за 6 месяцев. Но хоть режьте - не верится, что часть денег, полученных от продажи заводского корпуса, не перекочевала в карманы местных "бонз".

В итоге завод оказался на гране банкротства, и арбитражный суд определил внешнего управляющего предприятием – Феликса Шепскиса, который назначил нового "антикризисного" директора - им стал депутат Пензенской гордумы крупный бизнесмен Олег Фомин. На момент введения на САЗе внешнего управления кредиторская задолженность предприятия составила почти миллиард рублей, да и само предприятие было в плачевном состоянии. Живым примером этого служит тот факт, что еще зимой 2003 года на предприятии за неуплату было "отрублено" отопление, все системы оказались разморожены, но за 4 года никто так и удосужился их отремонтировать. Вместо этого руководство "позаботилось" о своих рабочих, затянув их рабочие места для утепления полиэтиленом. Сами рабочие с грустной иронией обозвали полиэтиленовые "домики" "чумами Ермишина".

Сегодня новое руководство завода ищет пути выхода из кризиса. Как заявил на своей последней пресс-конференции госдеп Николай Сухой, новосозданная объединенная авиационная корпорация не заинтересована в сотрудничестве с САЗом, но Олег Фомин считает, что заводу вскоре будет что им предложить. Он рассказал журналистом, что единственным путем "поднятия завода с колен" является сотрудничество с предприятиями, уже входящими в корпорацию, "иначе про САЗ можно забыть". Фомин заявил, что уже подписан протокол о намерениях о подписании соглашения, по которому САЗ будет сотрудничать с рядом крупных предприятий российского авиапрома. Правда, подробности, сославшись на коммерческую тайну, он не разгласил, заявив лишь, что в его планах серьезное техперевооружение завода. "Возможно, к концу года мы начнем приглашать назад старых работников предприятия", - заявил Фомин. И добавил: "Да и зарплату мы намерены повысить до среднеобластного уровня – до 10 тысяч против нынешних четырех". Рассказал он и о роли оборонного заказа в общем уровне продукции, выпускаемой предприятием. Без конкретики (сославшись опять-таки на секретность), он заявил, что оборонный заказ на заводе был, есть и будет: "Это наше приоритетное направление, стоящее для завода на одном уровне с авиастроением". Правда, не обошлось и без традиционной русской "ложки дегтя в бочке меда": на реализацию всех этих наполеоновских планов требуется 500-600 миллионов рублей (сверх миллиарда, который нужно отдать кредиторам). А откуда они возьмутся - Фомин объяснить внятно так и не смог. Он рассказывал о каких-то мифических залежах "сокровищ", которые "валяются под ногами, в подвалах и на чердаках зданий завода". При этом он сказал, что никакие активы предприятия распродаваться не будут, и заметил, что кредит предприятию-банкроту тоже никто не даст. Да и в инвесторов-альтруистов верится весьма и весьма слабо…

Кстати говоря, при рассмотрении ситуации вокруг САЗа нельзя забывать о том, что конкурсный управляющий и, соответственно, назначаемый им антикризисный директор находятся "у власти" всего год и восемь месяцев. Правда, Фомин не исключил, что по истечении этого срока Ермишин вполне может вернуться в свое кресло. "Моя задача – убедить Ермишина, что контрольным пакетом акций завода должно владеть государство", - заявил Фомин. Однако, как он это сделает - остается неясным… Возможно, именно для этого заводские юристы проверили все действия прошлого руководства и направили особо "понравившиеся" им материалы в правоохранительные органы. Чтобы, так сказать, обладать вескими аргументами убеждения…

А пока Саратовский авиационный завод находится в "подвешенном" состоянии: он не нужен государству и не интересен частным инвесторам. Пожалуй, интерес он вызывает только у кредиторов. И будущее бывшего флагмана российской промышленности остается в тумане: непонятно, смогут ли нынешние "антикризисники" вывести завод если не на прежний, то хотя бы на сколько-нибудь достойный уровень, и не пойдет ли он весь "с молотка", несмотря на утверждения Фомина, как часто в нашей стране происходит с предприятиями-банкротами. Ведь куда проще застроить территорию многоэтажками и развлекательными центрами, чем восстановить старательно разрушенное мощнейшее промышленное предприятие.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 3.5 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день