Экипаж машины световой

Автор: Николай ЛЫКОВ Алексей ОВЧИННИКОВ

906

26 апреля 2012, 17:10

«Взгляд» ждет от Степанова ответа на запрос о ДТП с участием прокуроров
  Чичиков смекнул и сам, что начал уже слишком развязываться, попросил экипажа и воспользовался прокурорскими дрожками. Прокурорский кучер, как оказалось в дороге, был малый опытный, потому что правил одной только рукой, а другую засунув назад, придерживал ею барина.
 

  Н.В. Гоголь.
  «Мертвые души».
 

Автокатастрофы в России – уменьшенная копия общественных отношений, идеальная  фактура для исследования вседозволенности тех, кто олицетворяет собой власть и закон, и бесправия тех, к кому социальная судьба была не столь благосклонна. Здесь на конкретных примерах видны жертвы и их мучители, прикрывающиеся «звездочками», связями и деньгами, здесь несправедливость исчисляется в траурных процессиях и оставшихся на свободе негодяях. Порочная традиция гласит: статус персоны отражается не только в выборе транспорта, но и в стиле вождения, т.е. в определении своей роли на дороге. Это вовсе не означает, что владелец престижного автомобиля – непременно потенциальный преступник, воспринимающий других участников движения как безродных плебеев, но при наличии дополнительных условий он таким становится. Работа в силовых и властных структурах, чинопочитание со стороны ГИБДД, особые регистрационные номера, кормление с должности вселяют в носителей привилегий уверенность в неподсудности земным кодексам. Над демонстрацией социального превосходства стоило бы посмеяться, если она являлась бы безвредной, но нам приходится говорить о ней во весь голос. Моральную правоту нашей позиции убедительно доказывают ДТП, случившиеся в Саратовской области за последнюю неделю. Питерский глава Желудков, полицейский из Энгельса, зампрокурора Советского района Волков – им не удалось скрыть от СМИ произошедшее. Они не такие изобретательные, как руководство региональной прокуратуры, которое в течение почти трех лет невозмутимо молчит об инциденте близ станции Паницкая. 
 
  В конце июля 2009 года на повороте на Паницкую столкнулись две «Тойоты». Седан черного цвета (серия «РРР»; прокурорская) врезался в микроавтобус (модель «Хайс»), в салоне которого находились пять человек, в т.ч. двухлетний ребенок – все жители одной улицы в станционном поселке, возвращавшиеся домой из Красноармейска.
  Удар пришелся по касательной, что и спасло участников ДТП от гибели и серьезных травм: седан несся по трассе со скоростью около 130 километров в час. Водителю автобуса чудом удалось избежать падения машины в кювет. Он заранее включил сигнал поворота, прокурорская иномарка двигалась в попутном направлении и пошла на обгон. Маневр, который запрещено совершать на подъеме, а там именно такой участок, получился неудачным. Сидевший за рулем седана, видимо, оказался «малым неопытным».
  На месте инцидента произошел конфликт: мужчина, управлявший «Хайсом», пытался вызвать ГИБДД. Его крикливо-раздраженные оппоненты – трое прокуроров при погонах, похоже, один из них – зампрокурора области Олег Световой, и водитель лет 30 – были категорически против, хотя их авто получило значительные повреждения: оторвались крышка капота, крыло, радиатор. Аналогичной точки зрения придерживался и прибывший по вызову высокопоставленный сотрудник Красноармейской межрайонной прокуратуры.

 

 


  Они сделали оригинальное предложение – пообещали бесплатно (очевидно, чувствовали свою вину) отремонтировать «Хайс» в одной из двух колоний – №2 в Энгельсе или №7 – в Паницкой. В обмен на это потребовали не вызывать дорожных инспекторов. Трудно поверить, но их идея не была пустой болтовней: неужели у прокуроров есть свои станции технического обслуживания на территории учреждений УФСИН? Боимся представить, какие еще услуги для «государева ока» оказывают заключенные по приказу администраций ИК? В приличном обществе это называют злоупотреблением должностными полномочиями, в прокуратуре же могли бы посчитать одолжением. Что ж, свои люди – сочтемся: кто знает, на какие события в колониях нужно будет потом закрыть глаза?


  Доводы прокуроров звучали убедительно, к тому же потерпевшему намекали: «Да ты знаешь, что в машине прокурор Саратовской области? Ты знаешь, что у тебя не получится ничего?».


  Психологическое давление подействовало, и стороны пришли к компромиссу: водитель автобуса и один из пассажиров-прокуроров (вероятно, им был Олег Световой) поехали в 7-ю колонию. Там уже были предупреждены о возможном приезде «высоких гостей». Добродушной и приветливой улыбкой их встречал капитан внутренней службы ФСИН. «Хайс» загнали на территорию, и через четыре дня вернули владельцу. Механические повреждения кузова тщательно зашпатлевали. Для доставки же прокурорского седана в Саратов потребовался эвакуатор. Больше участники ДТП не встречались.


  Информация о событиях под Паницкой по понятным причинам не попала в криминальные сводки, никакой правовой оценки данный факт не получил и со стороны самой прокуратуры. Логика проста: если инцидент не зафиксирован в книге учета сообщений о происшествиях и преступлениях – значит его и не было вовсе. Водитель «Хайса» побоялся поднимать шум – нетрудно предугадать финал разбирательства, учитывая статус, влияние и связи противников. А прокуроры, по всей видимости, воспользовавшись этой неуверенностью, тихо погасили конфликт.


  На их счастье, в той аварии никто не пострадал, а рядом не оказалось какого-нибудь дотошного автолюбителя с видеорегистратором. И то мы не уверены, что даже в этом случае события развивались бы по принципиально иному сценарию. Ведь, говорят, что в машине находился сам прокурор области – государственный советник юстиции 3-го класса Владимир Степанов, а он-то, кажется, умеет не замечать очевидное: игнорировать беззаконие там, где его не увидит лишь беспробудный дилетант или хладнокровный взяточник.

 Сомневаемся, что история в Паницкой чему-то научила прокуроров. Напротив, придание ДТП огласке еще тогда, в 2009 году, способствовало бы, простите за наивность и канцеляризм, укреплению дисциплины в рядах надзорного ведомства. Открытая пресс-конференция с четким изложением случившегося принесла бы службе куда больше пользы, чем  настойчивое молчание (NB: «шила в мешке не утаишь»). Это как раз тот случай, когда прокуратура могла бы являться примером для чиновничества, бизнесменов, полицейских, примером ответственного отношения к обществу и службе. Но все получается иначе: «раз прокуроры не подчиняются земным законам, то и нам все позволено», – таково оправдание тех, кто причисляет себя к элите – хозяевам жизни. Так наверняка думал глава Питерки Алексей Желудков, сидевший за рулем «Форд Фокуса» после застолья, в этом был уверен сын зампрокурора Белов, с помощью биты убеждая в своей правоте безоружных таксистов…


  Не сохраняя даже призрачной надежды на возможность диалога, редакция все же направила Владимиру Степанову официальный запрос с просьбой дать пояснения по поводу ДТП близ Паницкой. Не надеемся на честный и откровенный ответ, поскольку в этой ситуации он звучал бы как покаяние: саратовские прокуроры, как уже убедились читатели «Взгляда», к самокритике не способны.
 

Рейтинг: 5 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день