Михаил Горемыко: "Я умеренный реформатор"

Социальный зампред дал оценку школьной форме, ЕГЭ и оптимизации

Беседу вела Елена ТАЛПЭУ. Фото Юрия НАБАТОВА

2582

4 июня 2013, 10:00

На этой неделе начался основной этап ЕГЭ – российские школьники сдавали русский язык. Практически сразу в социальные сети просочились ответы на вопросы экзаменационного теста. То, что экзамен стартовал с утечки, вновь активизировало его критиков. Обсудить результаты введения ЕГЭ и другие дискуссионные реформы последних лет не только в сфере образования, но и во вверенном ему сто дней назад социальном секторе, согласился зампред  правительства Михаил Горемыко.

 

Не по-советски

- Михаил Владимирович, начнем с той сферы, которая вам ближе всего – с вопросов о системе образования, в которой вы трудились много лет. Здесь реформы вызывают особенно много острой критики. Причем с разных сторон. С чем, на ваш взгляд, это связано?

- Я окончил школу в 1985 году, и помню, что, еще когда учился, практически каждый год были какие-то, как сказали бы сейчас, реформы. Тогда эти процессы назывались изменениями, новшествами. Изменялось количество экзаменов, появлялись новые общественные организации и т.д. В системе образования всегда происходят серьезные преобразования.

- Многие привычно хвалят советскую систему образования. У вас не вызывает сомнений сама необходимость реформ, стремление расстаться с традициями прошлых лет?

- Мы часто обращаемся за примерами к советскому периоду, потому что в то время на протяжении десятков лет ситуация в стране оставалась стабильной. Развивалось промышленное производство, везде требовались рабочие кадры, инженеры. Причем, и в пятидесятые, и в семидесятые годы ситуация была примерно одинаковой. Везде были нужны люди с набором крепких знаний и профессиональных навыков. Но сегодня нужны работники не просто с качественным образованием, но и способные постоянно добывать новые знания, совершенствоваться.

Раньше главным источником знаний была книга. Теперь мы все больше сил и времени уделяем Интернету. Современный молодой человек и с зарубежными сверстниками может общаться беспрепятственно. Все это заставляет нас менять подходы к обучению. Так что реформы необходимы, и они будут продолжаться.

А критика связана с определенным менталитетом наших людей. Чаще всего, уже немолодых.

- Но критикует качество современного образования и научное сообщество, оно сетует на уровень подготовки выпускников школ. Многие считают, что он стал ниже.   

- На мой взгляд, нельзя сравнивать две системы образования. Каждая хороша для своего времени. Правомернее обсуждать конкретные вопросы – например, что происходит с техническим обеспечением школ, вузов? Я могу сказать, что ситуация десятилетней давности и сегодняшняя – это небо и земля. Мы также можем обсудить, хорошо или нет решается кадровый вопрос. И потом, многое зависит от того, чем измерять качество образования, с каким эталоном будем сравнивать? С той системой, что сложилась в Западной Европе и США, или же с нашей традиционной. В конечном счете, любая оценка будет относительной. Я могу сказать, что на сегодняшний день наша система образования позволяет любому молодому человеку, который стремится получить знания, сделать это. Другое дело, если у него нет мотивации. В этом случае он никогда и ни при каких условиях качественных знаний не получит. Так было всегда. Отличие в том, что сейчас возможностей для получения хорошего образования все равно больше.

 

Тест vs Беседа

- Введение ЕГЭ  пришлось на время вашего руководства областным министерством образования. Тогда же реформировалась и система оплаты труда учителей, и школы оптимизировались. Что, на ваш взгляд, было оправданным, что удалось? Давайте начнем с единого государственного экзамена.

- Этой форме аттестации школьников уже десять лет, и все это время идут дискуссии. У оппонентов масса доводов и за, и против. Причем сторонники ЕГЭ редко высказываются публично. В основном это делают противники, поэтому и создается впечатление, что большинство людей против ЕГЭ. На самом деле это не так. По крайней мере, и выпускники школ, и их родители уже поняли, какие преимущества дает эта форма аттестации. Спорить можно о многом, но кто бы что ни говорил, ЕГЭ на сегодня единственная независимая форма оценки знаний выпускников.

- А как быть с неграмотностью тех, кто уже сдал ЕГЭ?

- Мне кажется не ЕГЭ в этом виноват. Вернемся к началу нашего разговора, когда я напомнил, что раньше единственным источником знания была книга. Многие письменные тексты учились наизусть.

Теперь книги дети читают значительно меньше, и не ЕГЭ в этом повинен, а общая культурная ситуация. Наверное, есть и вина профессионального учреждения, и учителя, который вовремя не смог перестроиться, понять, что от него ждут. Вот причины того, что у нас больше стало людей, плохо владеющих родным языком.

- Как на фоне страны сегодня выглядят выпускники саратовских школ?

- Если говорить о статистике ЕГЭ, то мы наблюдаем некую стабилизацию. Результаты аттестации по таким предметам как русский язык, математика год от года примерно одни и те же. Но по русскому чуть лучше, а по математике чуть хуже. К сожалению, в прошлом году мы наблюдали некоторое ухудшение показателей по предметам естественнонаучного цикла: по физике и по химии.

- Среди первокурсников столичного журфака провели проверочный диктант. В итоге  82 процента студентов, включая 15 "стобалльников" ЕГЭ, сделали в среднем по 24-25 ошибок. Как вы это прокомментируете?

- Как исключение, а не как правило. ЕГЭ – это некий статистический инструмент. Сделал определенное количество ошибок, не сдал экзамен, сделал меньше – сдал. Умение писать, излагать свои мысли формируется не при подготовке к ЕГЭ.

- Получается, что результаты ЕГЭ необъективно отражают знания, которые получают школьники?

- Не скажу про все предметы, но считаю, что по естественнонаучным предметам ЕГЭ достаточно объективно отражает реальный уровень знаний.

Самой сложной частью в системе единого государственного экзамена остаются гуманитарные дисциплины. Хотя тестовые материалы по ЕГЭ постоянно меняются, причем в лучшую сторону, охватить все богатство знаний, накопленных человечеством, крайне сложно.

- А как педагог вы предпочли бы принимать экзамен в форме теста, или же лично беседуя с учащимся?

- Я принимал экзамены и в тестовой форме, и в форме личного собеседования. Тест полностью исключает субъективный подход, это сухая статистика цифр, которая приводит к результату: сдал – не сдал. Естественно, в личном разговоре можно подтолкнуть ученика к правильному выводу. Но в отдельных случаях субъективный фактор может сыграть и злую шутку.

- Сегодня труд учителя оплачивается достойно?

- Правительством страны принято очень важное и ответственное решение – поставить заработную плату учителя в прямую зависимость от средней заработной платы по экономике. Мы к этому вопросу шли давно, когда еще только запускался комплексный проект модернизации образования и вводилась новая система оплаты труда. Тогда заработная плата учителей одномоментно возросла в два, а то и более раза. Изменилась сама система мотивации заработной платы, которая была построена таким образом, чтобы при оплате максимально учитывать качество работы. Но сегодня фактически на самом высоком уровне заявляется, что заработная плата не будет повышаться или понижаться на заранее определенную сумму, а будет зависеть от той средней заработной платы в экономике региона. Во времена, когда я начинал работать учителем, зарплата была в несколько раз ниже.

Хотя, признаюсь честно, для того, чтобы получать нормальную зарплату, мне приходилось работать по 13-14 часов в день. Но это уже другая песня. Я не собирался быть учителем, но когда пришел в школу, увидел ребят, которые были немногим моложе меня, то подумал – а почему бы и нет?

 

Не ярый реформатор

- Вы сами по характеру больше реформатор или консерватор?

- Я умеренный реформатор. Я уверен в необходимости реформировать нашу жизнь, но также убежден, что делать это надо продуманно, взвешенно.

- Как вы относитесь к теме введения школьной формы?

- Это возвращение к хорошо забытому старому. Не вижу в этом ничего плохого. Считаю, что это совершенно нормальный подход. Когда я учился в школе и носил форму, это не вызывало ни у кого никакого отторжения. Более того, могу сказать, что школьная форма – это не советский стиль. Учащиеся носят форму во многих странах мира, и это считается хорошим тоном.

- Людей пугает, наверное, не столько возвращение к школьной форме, сколько темпы нововведения.

- Пока есть только рекомендация к первому сентября всем школам перейти к школьной форме. Но у нас уже есть образовательные учреждения, которые сами давно созрели и перешли на школьную форму. А другие школы просто ждали этого момента.

- Поставщики заявляют, что не успеют переориентироваться на такой массовый заказ. Почему бы не дать им время?

- Я более чем уверен, что первого сентября у нас стопроцентного перехода на школьную форму не будет. Все будет проходить спокойно, постепенно. Другое дело, что когда-то нужно дать старт.

- Кто-то верит, что форма будет бесплатной…

- Нет, в любом случае для всех категорий школьников бесплатной формы не будет. Родители же покупают сейчас джинсы, футболки? Форма обойдется не дороже. Я даже думаю, что их расходы на экипировку детей уменьшатся. К тому же, вряд ли новая форма будет похожа на ту, что носили мы.

Повторюсь: пока это рекомендация. Но я считаю, что к ней должны прислушаться все. Если для родителей так принципиально, что бы их ребенок одевался "свободно", то пусть выбирают соответствующие образовательные учреждения. Но, по-моему, образовательное учреждение надо выбирать по другим принципам.

- Зачем нужно оптимизировать школы?

- Это вынужденная мера. В определенный момент у нас образовался разрыв в качестве образования между городскими и в сельскими школами, в которых один учитель нередко вел и русский язык, и математику, и географию. Дефицит кадров на селе – проблема не только образования.

- А какие сегодня стимулы у молодых специалистов ехать работать в деревню?

- Есть. Практически для всех работников социальной сферы. Но для врачей сейчас он более весомый, чем для учителей. Второй год действует программа, по которой выплачивается миллион рублей молодому сельскому доктору. Выпускник высшего учебного заведения медицинского профиля, который едет работать в сельскую местность, получает существенную единовременную выплату. Для учителей и иных работников соцсферы осуществляются выплаты в разных размерах на протяжении трех лет. В принципе самой главной проблемой остается жилье. В ряде муниципальных образований, где этот вопрос решается, привлечь молодого специалиста уже легче и проще.

Другая проблема – транспортная доступность. В России есть регионы, где вместе с жильем молодым специалистам сразу предоставляют автомобиль ВАЗовской модели. Молодому человеку необходимо иметь возможность приехать в город, приобщится к благам цивилизации, которых нет у него в деревне. Но и в муниципальных образованиях мы сегодня строим спортивные, культурные объекты. Однако сказать, что в одночасье можно развить культурную или спортивную жизнь каждого маленького села, где осталось 50 дворов, провести ремонт или заново построить дома культуры, найти хороших работников, наверное, будет неправильно. У нас есть и маленькие села, где и ДК не работают, но есть творческий коллектив, который звенит не только на Саратовскую область, но и на всю Россию. А есть достаточно большие села, где и клуб стоит, но закрыт на ключ, и один сельский библиотекарь, который получает полную зарплату за свою работу и выдает книжку своей подружке пенсионерке.

 

"Наша лучше…"

- У нас до сих пор есть противники системы обязательного медицинского страхования. Сами врачи рассказывают, что им зачастую сложно бывает выполнить план приема больных,  в результате приходится заниматься "приписками", иначе они получат маленькую зарплату. А время, уделяемое больному, сократилось, и прием пациентов превратился в процесс заполнения многочисленных бумаг. Как справиться со всеми этими недостатками?

- Я бы сравнил переход к ОМС с переходом на новую заработную плату учителям, которая состоялась несколько лет назад, с введением независимой формы аттестации. В чем основные проблемы перехода на ОМС? В том, что много бумажной волокиты. Все говорят, что мы пишем, пишем, пишем истории болезни, больничные листы, а человеком заниматься некогда. Сегодня тарифы фонда ОМС увеличены, за тот же объем работы, который врач выполнял в прошлом году, в этом году он получает соответственно большую сумму. В то же время определенная инертность мышления руководителей учреждений здравоохранения и их работников не позволяет одномоментно и качественно эту работу переориентировать. По идее, в здравоохранении и в фонде ОМС на сегодня есть средства на то, чтобы врачи получали хорошую заработную плату и при этом имели возможность качественно работать.

- Почему не получается?

- Потому что люди привыкли к припискам, иногда не верят в то, что возможно нормально, честно и качественно работать и при этом получать хорошую заработную плату. Задача на сегодня, в том числе главных врачей и руководства в сфере здравоохранения, сделать совершенно открытой и прозрачной одноканальную систему финансирования, на которую мы фактически уже перешли. Резервы, в том числе и финансовые, которые есть сегодня у государства, позволяют работать качественно и получать достойную заработную плату. Сейчас мы отчасти решили задачу по модернизации материальной базы лечебных учреждений. Но теперь стоит более сложная задача: переучить старых специалистов и привлечь новых.

- Теперь принято критиковать качество медицинского образования, говорить, что студент-медик может любой экзамен купить. Поэтому, дескать, мы и получаем неквалифицированных врачей…

- Когда я учился в университете, у меня были друзья из мединститута, и они тоже иногда об этом говорили. Но сами почему-то не сдавали экзамены за деньги. Взятки, как известно, берут не только в вузах. Но это не дает нам повода всех считать взяточниками. Ориентироваться нужно не на слухи, а на факты: как мы учим, какие у нас сегодня возможности?

Я разговаривал недавно с моим хорошим знакомым, врачом, бывающим за границей. Он утверждает, что в государственных клиниках Европы оборудование и медицинские услуги подчас на гораздо более низком уровне, чем у нас. Конечно, частные клиники в расчет не идут. Но система государственного здравоохранения у нас не хуже европейской.

- И все же,  к какому эталону здравоохранения мы стремимся?

- Единого эталона нет и быть не может. Мы стремимся к тому, чтобы в Саратовской области медицинскую помощь можно было получить очень быстро, и чтобы она соответствовала современным стандартам качества. Саратов сейчас обладает серьезной медицинской базой и высококвалифицированными кадрами, поэтому мы вполне в состоянии обеспечивать население всеми видами медицинских услуг, в том числе высокотехнологичных. Но важно максимально приблизить эту помощь к населению. Тогда не надо будет ждать очереди, чтобы ехать в клиники Москвы, Европы или Израиля для того, чтобы избавиться от недуга. Многие уже и не ждут, а получают эту помощь в области.

 

Губернатор ставит задачу

- А что у нас в регионе со спортом? Как мы справляемся с отсутствием условий для тренировок, низкой зарплатой тренеров, к распаду детских спортивных школ?

- Действительно, ряд спортивных объектов у нас обветшали. Сейчас проводится работа по их реконструкции и ремонту. Недавно мы завершили реконструкцию стадиона "Локомотив". Сейчас там новые трибуны, кресла, помещения для тренировок, так называемый манеж. Я этот манеж помню еще, когда сам занимался легкой атлетикой в школе… Там дышать невозможно было. Зайдите туда сегодня. Новое современное помещение, доступное и инвалидам, с новой хорошей системой вентиляции. Мы развиваем спортивные объекты, с каждым годом их становится больше.

- А какие проблемы саратовского спорта, на ваш взгляд, наиболее актуальны?

- В Саратовской области давно не было серьезных достижений в командных видах спорта. Приезжаешь в любой регион, к примеру, в Башкирию, и видишь, что там есть спортивный клуб "Салават Юлаев", за который болеют все без исключения. Любая игра в хоккей для них – это национальный праздник, на котором собираются семьями, дружными компаниями. А вот у нас такого серьезного клуба, который объединял саратовцев, сейчас нет. Были когда-то "Сокол", "Автодор". Сегодня губернатор ставит задачу развивать игровые виды спорта. Тот, кто пришел на трибуну поболеть за любимую команду и сам волей не волей задумывается о том, что надо вести здоровый образ жизни, заниматься спортом. Хотя сегодня у нас уже есть определенные успехи в этом направлении. Совершенно неожиданно, но очень удачно выступила наша мужская гандбольная команда – второе место на чемпионате России по гандболу. На протяжении более десятка лет в регионе гандбол не культивировался, но вот собрались ребята, сделали хорошую команду, потренировались и замечательно стартовали.

- Так как можно развить командные виды спорта в регионе?

- Нужно решать проблему системно: воспитывать хороших тренеров, искать их. Нужны ребята, которые при первой возможности не убегают из своей команды, потому что им пообещали на десять рублей больше. Нужно создавать условия для тренировок и выездов на соревнования за пределы области. Здесь большой комплекс мер, которые мы уже сегодня начинаем осуществлять.

- Многие молодые люди говорят о том, что хотят уехать из Саратова, а в идеале и из России. Могли бы вы сказать им, почему этого делать не нужно?

- В России сегодня больше возможностей для развития, потому что нераскрытого потенциала больше. В Европу и США едут на все готовенькое. Конечно, там уже сформировался определенный, довольно высокий уровень цивилизационной культуры. Нам этот путь еще предстоит пройти, и, на мой взгляд, это гораздо интереснее.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 5 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день