Хирург и педагог

У профессора Константина Мышкина не было почетных званий, зато было много учеников

Беседовал Андрей ТРИАДСКИЙ

4195

20 ноября 2013, 09:00

В ноябре исполнилось 92 года со дня рождения доктора медицинских наук, профессора Константина Ивановича Мышкина. Известный в России ученый, хирург, основатель блестящей клинической школы был знаковой фигурой для нашего города. Многие саратовские медики считают Константина Ивановича своим педагогом. Раз в пять лет в память об учителе они проводят в Саратове научные конференции, у истоков которых стоял сам Константин Мышкин. Он же заложил в нашем городе основы постдипломного образования для хирургов. Воспоминаниями о своем педагоге с читателями "Взгляда-онлайн" согласился поделиться доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой хирургии и онкологии факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов СГМУ, заслуженный врач РФ Александр Толстокоров.

 

– Александр Сергеевич, первое, что видишь, когда попадаешь в ваш кабинет, это большой портрет профессора Мышкина. Какое место в вашей жизни занимает этот человек?

– Я пришел в клинику в начале 1970-х годов. По инерции того времени до сих пор принято считать, что хирургия – романтическая специальность. Но, откровенно говоря, сегодня ореол романтичности сходит на нет. А в те годы студенты (особенно это касалось парней), начиная с третьего курса, буквально бредили хирургией. В то время было два центра, две клиники, куда каждый хотел попасть и ходил на дежурства. Это клиника факультетской хирургии профессора Константина Ивановича Мышкина, которая располагалась на базе 3-й городской клинической больницы (тогда это называлось "клинический городок мединститута"). И кафедра госпитальной хирургии, которой руководила Галина Николаевна Захарова, ее базой была 1-я городская больница.

Надо сказать, что большинство ребят, которые увлекались хирургией, стремились попасть именно в факультетскую хирургическую клинику и уже здесь осваивать азы профессии. Мне тоже удалось обратить на себя внимание, попасть в кружок и уже всей душой прикипеть к этой клинике.

– Чем тогда выделялась эта клиника?

– Хирургия вообще никогда не стоит на месте: в этой области медицины все время появляются какие-то новые тенденции, течения. На сегодняшний день это эндоскопические операции, трансплантация органов. А в то время весьма актуальным направлением была желудочная хирургия. Лучшие специалисты разрабатывали методики органосохраняющих операций при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки.

Прежде все операции были нацелены на удаление язвы вместе с большой частью желудка (удалялись две трети желудка, иногда больше). Естественно, такие операции имели худшие показатели. Это касалось количества осложнений и более высокой летальности. И вот в 1970-е годы стали внедряться различные варианты ваготомии. Особенность последних вариантов ваготомии заключалась в том, что это была очень тонкая технология избирательного пересечения отдельных веточек блуждающего нерва, которые регулируют секрецию желудка (известно, что при высокой секреции и высокой кислотности появляется язва).

Надо сказать, что внедрялись новые методы с трудом. Многие их не воспринимали, но Константин Иванович всегда к решению проблемы подходил всесторонне. У него в это время сразу появились серия научных работ. Несколько диссертантов изучали отдельные компоненты вмешательств на желудке, и таким образом к концу 1970-х у жителей Саратова сформировалось четкое представление, что в 3-й советской результаты лечения язвенной болезни лучше потому, что здесь используются современные методы обследования и лечения.

А самое главное, что многие врачи, осознав преимущество таких операций, старались попасть в клинику, посмотреть, изучить, освоить эти методики. Константина Ивановича с показательными операциями даже приглашали и в другие клиники.

– Как вам работалось в клинике?

– Профессиональная и товарищеская атмосфера в нашей клинике всегда была какая-то праздничная. Коллектив был влюблен в своего шефа, на работу мы шли воодушевленные. А короткие минуты общения перед утренней конференцией или между операциями очень часто посвящались обсуждению не только профессиональных вопросов, но новинок литературы, кино, театра. Это происходило не потому, что там собиралась какая-то элитарная молодежь, а потому, что шеф в этом прекрасно сам разбирался. Он посещал все театральные премьеры, а мы брали с него пример. Вот это и была настоящая школа, где учили не только работать за операционным столом, но и вести себя в обществе, вообще шире смотреть на жизнь.

Так что совсем не случайно Константина Ивановича мы называем своим учителем. Им была создана эффективная система передачи профессиональных качеств и научных методов работы. К этому сейчас многие возвращаются.

Не могли бы вы подробнее рассказать о том, что это была за система?

Коллектив был влюблен в своего шефа, на работу мы шли воодушевленные. А короткие минуты общения перед утренней конференцией или между операциями очень часто посвящались обсуждению не только профессиональных вопросов, но новинок литературы, кино, театра. Это происходило не потому, что там собиралась какая-то элитарная молодежь, а потому, что шеф в этом прекрасно сам разбирался. Он посещал все театральные премьеры, а мы брали с него пример.

– К примеру, заведующим кафедрами теперь можно избирательно подходить к выбору направления работы своих сотрудников. Для тех, кто любит и может преподавать, нагрузка в большей степени заключается в преподавании. А тому, кто склонен к науке, больше часов выделяется для исследовательской деятельности. Раньше же часы распределялись одинаково для всех. Половина – на преподавание, одна четверть – это научная работа и еще четверть – на лечебную практику. Сейчас делают по-другому. Если ты талантливый учитель, можешь читать лекции, пожалуйста, две трети своих часов используй на это. У кого-то молодой светлый ум, пусть он лучше наукой больше занимается. А навыки педагогической работы он позже и сам приобретет.

А Константин Иванович уже тогда применял такой дифференцированный подход – то есть предвосхитил нынешнее время лет на 30 как минимум. Поэтому в клинике было интересно и легко работать. Там была очень позитивная рабочая атмосфера при вполне здоровом соперничестве.

Кстати, в то время ни один главный врач не принимал на работу нового, молодого специалиста без согласования с заведующим кафедрой. Таким образом складывался коллектив. Конечно, как и всегда, у кого-то были просто связи и возможность остаться в клинике, но большинство привлекали внимание Константина Ивановича своими способностями и трудолюбием.

– Александр Сергеевич, не секрет, что среди учеников Константина Ивановича есть много известных в Саратове людей, проявивших себя не только на медицинском поприще…

– Действительно, можно отметить целую плеяду его учеников. Владимир Михайлович Марон, который тогда был простым врачом-анестезиологом. Василий Юрьевич Максимов работал лечащим врачом, ординатором. Валентин Иванович Завалев тоже был простым врачом. Все они осваивали азы медицинской деятельности под руководством своего учителя. Со временем профессор доверил Марону заведовать отделением анестезиологии и реанимации, Завалеву посоветовал ехать в Энгельс и занять должность заместителя главного врача больницы по хирургии. Уже затем он стал заведующим горздравотделом и министром здравоохранения области.

Я подсчитал, что из его учеников пятеро стали заслуженными врачами России, а Константин Иванович был только "Отличником здравоохранения". Под его руководством были защищены 52 кандидатские и 10 докторских диссертаций. После того, как Константина Ивановича не стало, его замыслы продолжали реализовывать ученики, было защищено еще много диссертаций.

А вообще нам всем очень сложно было сравнивать себя с учителями. У нас было два корифея: Константин Иванович Мышкин и доцент Николай Владимирович Чернышев (в то время очень уважаемый не только в Саратове специалист, один из лучших хирургов). И все мы мечтали перенять практические навыки у Чернышева и  способность к научному анализу Константина Ивановича.

– Несмотря на свою известность, Константин Иванович, кажется, не был избалован титулами и званиями. Его что, не любило медицинское начальство?

– Если говорить о том, как относилось руководство к Константину Ивановичу, то, скажем так, недооценивали. Я подсчитал, что из его учеников пятеро стали заслуженными врачами России, а Константин Иванович был только "Отличником здравоохранения". Хотя в России его знали многие, и заслуги его признавали. Ведь под его руководством были защищены 52 кандидатские и 10 докторских диссертаций. После того, как Константина Ивановича не стало, его замыслы продолжали реализовывать ученики, было защищено еще много диссертаций.

Сегодня люди со значительно меньшим числом учеников получают звание "Заслуженный деятель науки", а у Константина Ивановича ничего этого не было, хотя он заслуживал публичного признания как никто другой, и в кругу отечественных хирургов обладал большим авторитетом.

– Раз в пять лет вы, его ученики, проводите в Саратове научные конференции, то есть продолжаете то, что начинал Константин Иванович. Профессором Мышкиным в нашем городе были заложены и основы постдипломного образования. Как это было?

– В те времена в клинике действительно существовало правило: раз в год проводить научно-практические конференции, посвященные какой-то одной актуальной проблеме: лечению заболеваний щитовидной железы, язвы желудка, острого аппендицита и так далее. Проходили они всегда весной, в конце апреля. На конференции с удовольствием приезжали специалисты из разных клиник (еще один дар Константина Ивановича заключался в том, что он умел заинтересовать своих коллег и показать с хорошей стороны своих учеников).

Так, на одной из конференций, посвященной новым операциям при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, были впервые проведены, как это сейчас называют, мастер-классы. Там были не только доклады, но гости приходили и смотрели, как в четырех операционных шли разные варианты операций на желудке. Их выполняли молодые доктора, младшее поколение врачей клиники. А мэтры консультировали и комментировали. По тому времени это было безусловное новшество.

Это сейчас на мастер-класс известного хирурга съезжается полгорода. Теперь с помощью новой техники за операцией можно наблюдать сидя в аудитории. А тогда польза была не только в том, чтобы показать какие-то новые технические тонкости современных операций, но и продемонстрировать потенциал клиники.

В общем, если говорить об основах постдипломного обучения хирургов, то это все началось как раз во времена Константина Ивановича. И только в 1983 году была открыта кафедра хирургии для усовершенствования врачей нашего региона, все основы и идеи которой заложил и сформулировал Константин Иванович Мышкин.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 4.31 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день