Расхождение по мукам

Кто выиграл от банкротства мукомольного завода в Пугачеве?

В ситуации разбиралась Анастасия ХЛОПКОВА. Фото автора

9751

12 декабря 2014, 09:00

"Здесь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. работал Пугачевский мукомольный завод № 19. Здесь тыл был фронтом!"  напоминает табличка на старинном двухэтажном здании из красного кирпича. Сегодня эти слова приобретают какой-то дополнительный смысл: градообразующее предприятие оказалось на линии фронта личных интересов некоторых бизнесменов.

Месяц назад расположенную в Пугачеве мельницу купца Савелия Чемодурова региональный объект культурного наследия продали практически за бесценок. ИА "Взгляд-инфо" несколько раз писало об этой ситуации, и вот неделю назад прокурор области Владимир Степанов пообещал дать правовую оценку изложенным фактам.

Вчера в Пугачев приехали сотрудники областного надзорного ведомства. Корреспонденты нашего информагентства проводят собственное расследование.

 

В ожидании ревизора

В 1905 году в городе Николаевске (дореволюционное название Пугачева) построили на тот момент самую крупную мельницу. В 1907 году она сгорела. В 1911-м купец Савелий Чемодуров ее восстановил. Реконструировал мукомольный комплекс, оснастил новым оборудованием и механическим транспортом, установил паровую машину с котлами. Построил дома для рабочих – один из них в полуразвалившемся виде до сих пор стоит как раз напротив завода.

До 1915 года на мельнице вырабатывалось до 16-ти сортов муки. Лишь в конце 1990-х предприятие перешло с пшеницы на рожь. Производство не останавливалось и в военные годы, муку поставляли на фронт. Выстояли и в перестройку. Переломным неожиданно оказался конец девяностых – начало нулевых, когда в Пугачев пришли самарские "инвесторы".

"Покупаем, перерабатываем, храним рожь", – еле читается на выеденном ржавчиной стенде возле завода. Но уже около четырех лет здесь ничего не перерабатывается и не хранится. Сегодня единственные клиенты этого объекта – водители грузового транспорта, оставляющие здесь, по их словам, большегрузы за отдельную плату.   

Когда корреспондент "Взгляда-инфо" оказался на территории производственного комплекса, выяснилось, что встреча с бывшим директором ОАО "Пугачевский мукомольный завод" Георгием Пержу назначена не только у нас. По кармической случайности в это же время сюда подъехали представители районной прокуратуры. Причем одна из прокурорских сотрудниц так объяснила Георгию Ивановичу: "На "Взгляд-инфо" была публикация касательно реализации торгов. Это резонанс. Из области едут в четверг смотреть документацию. Для того чтобы был полный пакет документов, необходимо отснять мельницу. Нужно, чтобы вы показали, где она находится".

И вот вместе с директором и двумя представителями прокуратуры мы зашли в шестиэтажное здание мельницы. В производственных цехах до сих пор сохранилось оборудование 1970-х годов. Кое-где еще можно обнаружить остатки необработанного зерна. На подоконнике одного из цехов лежит покрытый паутиной совок с мукой: в этом корпусе проводилась очистка и переработка зерна.

Экс-директор на вопрос прокурора замечает, что все еще можно реанимировать и "оборудования больше, чем необходимо".  "А вы в настоящее время здесь кто?" – после экскурса в историю предприятия поинтересовалась дама из прокуратуры (она так и отказалась представиться). "Не знаю, что ответить, – растерялся Пержу. – Попросили, вот и наблюдаю. Я здесь тридцать лет работаю. А сейчас не пойму, в интернете какие-то нападки идут. Что нашли здесь?!".

Гости из прокуратуры долго на объекте не задержались. Отсняли несколько этажей здания и ретировались. Хотя речь шла не только о приобретении мельницы, но и всего огромного мукомольного комплекса и земельного участка площадью 7172 кв. м. 

 

Чудо-мукомолы

Последний гендиректор Пержу вспоминает, как он пришел на завод в 1984 году грузчиком и дошел в 2002-м до руководящей должности. Привычно по-хозяйски проходя по территории комплекса, рассказывает, как в прошлом здесь в сутки вырабатывали до 260 тонн муки. К предприятию подходит железная дорога, так по четыре вагона муку вывозили. А вот в перспективах исторической мельницы Георгий Пержу сомневается: по его словам, вряд ли новый владелец захочет возродить производство, так как все тут устарело – и сооружения, и оборудование.

Как говорят старожилы, стабильная обстановка наблюдалась до конца восьмидесятых. До 1989 года производством руководил Евгений Ерошин. "Он был намного лучше, чем последующие руководители. С ним все себя чувствовали равными. Если не хватало людей, то вместе с простыми рабочими грузил вагоны. А после него руководство пришло другое, действующее, вероятно, по принципу кто и сколько награбит", – рассказывает заведующая лабораторией Анна Полянская, проработавшая на предприятии с 1963 по 2010 годы (после нее эту должность заняла супруга Пержу).    

Когда именно мукомольный завод оказался подконтрольным самарским кредиторам, Георгий Пержу вдруг забыл. По его словам, пришли они задолго до его руководства: "Самарцы сидели на шее, и я их тащил десять лет. Как сидели? Контролировали меня. Потом они подсчитали, что все это им не нужно. Собрались и решили продать".

Похоже, лучшей памятью обладает главный бухгалтер производства Римма Зверева, приехавшая из Саратова в Пугачев в 1972 году. Она поясняет, что на самарских кредиторов вышел в 1997 году предыдущий директор ОАО, а ныне спикер Саратовской областной думы Владимир Капкаев: "Тогда самарцы выкупили наш кредит у "Сбербанка". В итоге они вмешивались в нашу работу, а помощи не оказывали. Пытались только свою выгоду получить. Договоры с поставщиками заключали самарцы. Если они находили поставщиков, значит, у нас была работа. Но, насколько помню, они не настаивали на продаже завода, а вроде как хотели его развивать".   

Период с 1996-го по 2002-й, когда гендиректором был Владимир Капкаев, запомнился персоналу разными моментами. "Его поставили после Ерошина, потом Капкаева взяли в горком, а вместо него назначили Масленникова. В 1996 году Капкаев вернулся к нам и работал до  последнего, пока его не забрали в Саратов", – восстанавливает в памяти кадровые перестановки Полянская. 

Между тем, при Владимире Капкаеве  Пугачевский мукомольный завод освоил новые производственные направления: появились подсобное хозяйство с коровами и овцами, макаронное производство, хлебопекарня. Как раз в эти годы зарплату сотрудникам предприятия и выдавали продуктами. Полянская недоумевает: в двухтысячных как-то незаметно все эти подразделения исчезли.

Владимир Шляпников в 1996 году устроился транспортерщиком в зерновой цех. По его словам, чтобы обналичить заработанные деньги, приходилось самим продавать муку, которую также выделяли в счет зарплаты. "Аванс редко когда нам выдавали. Брали мукой, а потом после работы ходили по соседям и по пекарням, предлагали купить", – вспоминает он.

Главный бухгалтер добавляет: в то время отправляли работников и в отпуск без содержания на пару месяцев. После шли сокращения.

 

В предчувствии банкротства 

"Было такое, что из-за долгов по зарплате судебные приставы в 2011-м вырвали у нас один станок "с мясом". Я орал тогда на них, обозвал их варварами: "Вы чего? Если станки вырвать, то это уже не завод". Наш хозяин в это время находился в Тунисе, я его нашел через главу администрации Владимира Зубова. Если бы я этот беспредел не остановил, они бы пришли и еще какой-нибудь станок вырвали", – экс-директору Пержу вспомнился один из эпизодов сотрудничества с самарцами.

Георгий Иванович  в разговорах с журналистами сетует на "завязки" с самарскими банками, не позволявшие ему сохранить все это мукомольное богатство. Но сторонние наблюдатели и бывшие коллеги сомневаются в искренности генерального директора. Он "абсорбирует" конфликт с банкротством и продажей, скрывает имена тех, кто, вероятно, напрямую причастен к упадку завода.

"Владимир Капкаев принял решение назначить вместо себя Пержу. Как рассуждал Капкаев, Георгий Иванович неплохой хозяйственник", – говорит Римма Зверева.

Несмотря на нейтральную позицию Пержу-старшего, демонстрирующего отстраненность от дел прежнего директора Капкаева, в этой истории, на наш взгляд, есть интересные совпадения в судьбах двух руководителей завода. К примеру, Пержу-младший сейчас занимает должность ведущего специалиста отдела организационного обеспечения деятельности Саратовской областной думы – одного из ключевых подразделений регионального парламента. О Николае Пержу в родном Пугачеве местные депутаты знают немного: "Работал с молодежью, а потом быстро продвинулся в Саратов". Корреспонденты ИА "Взгляд-инфо" попросили Владимира Капкаева прокомментировать, почему при отборе кандидатов на пост ведущего специалиста выбрали именно Николая Пержу, сына его преемника по заводской линии. Но спикер лишь порекомендовал написать официальный запрос.      

Ключевыми фигурами на предприятии бывшие сотрудники называют трех человек: Капкаева, Пержу и замдиректора Надежду Масленникову. Сама Надежда Александровна не захотела даже говорить о лучших годах завода. "Ничего не помню и ничего не хочу знать. Что есть, то есть. Сейчас много таких предприятий, которые стоят и не работают", – спешно проговорила Масленникова корреспонденту.

"О том, что предприятие убыточное, стали говорить только после девяностых, когда пошли дележки этого имущества, – добавляет завлабораторией Полянская. – Кто работал верхушкой, ничего нам не говорили. Рабочих даже не информировали, когда у нас менялись самарские хозяева".  

По сведениям главбуха Зверевой, акции у рабочих самарцы начали скупать в 2006-2007 годах. Основной пакет акций принадлежал Капкаеву (сколько именно процентов, бывший бухгалтер затрудняется назвать). Рабочим выдавали по семь рублей за акцию, кто-то получил в пределах шести тысяч рублей и т.д.

А через четыре года завод через суд и вовсе признали банкротом.  

На момент объявления в 2014 году торгов долг пугачевского предприятия перед кредиторами составил 6,5 млн рублей.  В беседе с корреспондентом "Взгляда-инфо" конкурсный управляющий мукомольного завода Константин Марков пояснил: 12 января 2012 года самарская компания приняла решение о признании должника – ОАО "Пугачевский мукомольный завод" – несостоятельным. "Задолженность была перед поставщиками, перед налоговой инспекцией, перед Пенсионным фондом. Порядка 27 миллионов рублей. На наш взгляд, причиной банкротства был неэффективный менеджмент", – разъяснил Марков.

 

Торг не уместен?

По документам о проведении торгов, начальная цена продажи имущества должника составила 15,197 млн рублей. В общем доступе информации об участниках торгов нет. Известен лишь победитель. Им признали самарского бизнесмена Гамаля Замальдинова, как следует из отчета торгов, предложившего максимальную цену… 15,197 млн рублей. За саму мельницу – 2,7 млн рублей (по 1060 рублей за кв. м), тогда как кадастровая стоимость этого объекта превышает 29 млн рублей.

Договор с Замальдиновым заключили 9 сентября 2014 года. Также в протоколе о купле-продаже сообщается: у Замальдинова отсутствует заинтересованность по отношению к должнику, кредиторам, конкурсному управляющему. Сложно судить о незаинтересованности самарского бизнесмена, если именно он создал ООО "Самарахлебрезерв", по заявлению которого в 2011 году первоначально и рассматривалось в Арбитражном суде Саратовской области дело о банкротстве ОАО "Пугачевский мукомольный завод".  

В последнее время, как пишет самарский аналитический еженедельник "Хронограф", Гамаль Замальдинов, вероятно, из-за некоторых особенностей ведения бизнеса, привлекает к себе внимание общественности. Он входит в общественный совет НКО "Ассоциация содействия татарским предпринимателям Самарской области", является совладельцем ООО "Ипозембанк", акционером ООО "Обшаровский элеватор", среди его активов значится СХПК "Ольгинский".

Предположительно, Замальдинов является и владельцем ОАО "Новокуровское" в Хворостянском районе Самарской области. Эту молочную ферму построили в 2001 году на средства областного бюджета. Тогда на экспериментальное молочное производство выделили около 500 млн рублей. По договору с региональным правительством, средства предоставили предприятию в виде кредита, но ОАО не выполнило часть договора, пишут самарские СМИ. В 2009 году через суд "Новокуровское" признали несостоятельным.

Правда, торги по продаже молочного имущества прошли с большим резонансом, чем в Пугачеве по мукомольному. В 2012 году один из участников торгов, ООО "Росстрой", обратилось с жалобой в управление Федеральной антимонопольной службы по Пензенской области. По мнению заявителя, организатор торгов – ООО "Центр правовой поддержки" (Пенза) – незаконно определил победителем Владимира Исакова, который до момента подачи заявки якобы не перечислил деньги в качестве задатка, а значит, его не должны были допустить к участию.

Но представитель "ЦПП" представил антимонопольной комиссии заявление от имени третьего участника торгов – Гамаля Замальдинова. В нем Гамаль Рафаилевич просит организаторов торгов засчитать денежные средства в размере 4 973 796 рублей на расчетный счет Центра в качестве задатка за Владимира Исакова.

"Согласно протоколу об определении участников торгов, Исаков В.А. и Замальдинов Г.Р. являются потенциальными участниками торгов, а следовательно, конкурентами на данных торгах", – подчеркивают сотрудники Пензенского УФАС на своем сайте. Антимонопольщики  признали, что организаторы торгов нарушили федеральный закон о защите конкуренции. Однако Арбитражный суд Самарской области в 2013 году встал на сторону победителей и отказал "Росстрою" в удовлетворении заявленных требований.

В результате земельный участок размером 12,8 га, а также 42 здания и сооружения фермы, автотранспорт, оборудование и элитный крупный рогатый скот выставили на аукцион за 88,8 млн рублей (за год до этого "Новокуровское" оценивали в 197 млн), а с торгов все ушло за 24,86 млн  рублей, предложенных Исаковым.

Повторим: самарский областной бюджет вложил в создание предприятия 500 млн рублей, а перепродали его в частные руки за неполных 25 млн.

На наш взгляд, небезынтересным может оказаться связь самарского бизнесмена с Саратовской областью. С нашим регионом Замальдинова связывает не только недавнее приобретение мукомольного завода, он, вероятно, также имеет отношение к ТРЦ "Оранжевый", построенному в Саратове на территории разоренного авиационного завода. Интересно, господин Замальдинов везде действует одними и теми же методами? Самое время вспомнить слова покойного Бориса Березовского, в одном из интервью поделившегося личным опытом: "Зачем я буду покупать завод, когда я могу купить его директора – и дешевле?".

…Вместе с Георгием Пержу проходим по огромной территории мукомольного производства, где стоят покосившиеся строения и здание величественной мельницы. После закрытия завода гендиректор пробовал свои силы в торговле, покупал и перепродавал зерно, но понял, что муку изготавливать все-таки выгоднее.

"Еще Бюллер сказал в 1812 году: "Мукомольное производство не может быть убыточным". И я уверен в этом до сих пор, – делится Георгий Иванович. – Два года помыкался в торговле, потом купил мини-мельницу. Мы открылись в августе. Конечно, пока не на полную мощность работаем, но 100 тонн муки в месяц продаем – это сто тысяч рублей чистой прибыли"

На какие средства Пержу купил частную мельницу, мы уточнять не стали.

 

Вместо послесловия

Как удалось выяснить ИА "Взгляд-инфо", здание пугачевской мельницы было "потеряно" еще в 1998 году.

В 1993-м был утвержден план приватизации мукомольного завода. А в 1998-м с подачи гендиректора Владимира Капкаева был разработан отдельный план приватизации на мельницу – региональный объект культурного наследия. Документ был утвержден председателем комитета по управлению имуществом  Николаем Владимировым.

Тогда же ОАО "Пугачевский мукомольный завод" в лице генерального директора Капкаева выдало комитету по историко-культурному наследию регионального правительства охранное обязательство: историческое здание мельницы будет использоваться исключительно под мукомольное производство.

Однако на этом задокументированные следы мельницы обрываются. В 2013 году конкурсный управляющий предприятия-банкрота Константин Марков обнаружил, что какие-либо документы на здание отсутствуют.

"Когда меня утвердили конкурсным управляющим, мы увидели, что на предприятии есть имущество, которое не зарегистрировано надлежащим образом. В том числе и здание мельницы. На кадастровом учете этот объект недвижимости также не стоял",  – говорит Марков.

Чтобы установить собственника мельницы, конкурсный управляющий обратился в комитет по управлению имуществом Саратовской области и Росимущество. Из ведомств были получены ответы, что данный объект недвижимости в реестре государственного имущества не числится.

В министерстве культуры области Маркову выдали копию вышеупомянутого охранного обязательства, а в КУИ – дубликат плана приватизации. Эти документы были сданы в Росреестр, и в апреле 2013 года ОАО "Пугачевский мукомольный завод" получило свидетельство о регистрации права на мельницу купца Чемодурова.

 

Ссылка по теме:

Владимир Капкаев не увидел своей вины в разорении мукомольного завода

 

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 4.56 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день