Вы свободны

Грозят ли саратовским предприятиям массовые увольнения?

Штатные расписания изучала Елена ТАЛПЭУ

8053

26 февраля 2015, 09:00

В областном правительстве сокращение штатов на предприятиях региона деликатно называют "высвобождениями" и всячески стараются не нагнетать общую атмосферу и без того непростую из-за кризиса. Но, может быть, стоит назвать вещи своими именами? Люди массово лишаются работы, и, судя по всему, цифры января, озвученные региональным министерством занятости, труда и миграции, это верхушка айсберга. Ведь мы только начинаем ощущать последствия стагнации экономики.

Что мы имеем на сегодняшний день, и готов ли кто-то делать прогноз на день завтрашний? Ситуацию выяснял корреспондент ИА "Взгляд-инфо".

 

Оптимизм в меру

Как известно, одна из задач власти в кризис – сохранять внешнее спокойствие и держать марку гаранта стабильности. Тем интереснее  проследить, как меняется характер заявлений чиновников по мере нарастания проблемы. Если еще пару месяцев назад о сокращениях работников на предприятиях региона говорилось, как о несистемном и незакономерном процессе, то сейчас этот факт уже не оспаривается.

В декабре прошлого года на тот момент зампред правительства области Павел Большеданов заявлял, что не видит угрозы массовых увольнений: "На каждом предприятии происходят разные процессы. Они между собой не связаны. Тому, кто развивается, нужны новые сотрудники, и наоборот. Никакого общего процесса нет. Есть модернизационные программы, когда при росте производства идет сокращение сотрудников – это если внедряются "безлюдные" технологии. Просто внедрение новых технологий высвобождает некоторое количество сотрудников".

Вот только официально озвученная статистика не позволяет сегодня говорить о том, что люди лишаются работы из-за торжества высоких технологий и упразднения ручного труда. В январе с предприятий и организаций области было высвобождено 1568 человек, это больше чем в полтора раза превышает показатели аналогичного периода прошлого года. Большая часть уволенных сотрудников (705 человек) – жители областного центра.

Если предположить, что ситуация не ухудшится, и подобная динамика будет наблюдаться на протяжении всего 2015 года, нетрудно подсчитать: число  сокращенных может достигнуть почти 19 тысяч. Тогда как в 2014 году, по информации регионального министерства труда, занятости и миграции, с предприятий было высвобождено 6,7 тысячи человек.

Однако профильный министр Наталья Соколова уверена, что начало месяца – абсолютно не показатель. "На январь высвобождено несколько больше, чем в прошлом году. Это правда. Но нужно посмотреть динамику. Мы живем в 2015 году только второй месяц", – успокаивает руководитель ведомства.

К тому же прошлый год для региона был образцово-показательным: уровень безработицы зарегистрирован минимальный за последние двадцать лет. "Такого, наверное, уже никогда не будет. Понятно, что мы наблюдаем вокруг не совсем благополучные процессы в экономике. И, естественно, рынок труда не может не отражать того, что происходит в реальности. Пока что про большое благополучие на перспективу я не говорю, потому что оптимистом тоже надо быть в меру. Но и обвала, как это было в 2009 году, не будет", – прогнозирует Соколова.

 

Фактор страха

Николай Платонов сегодня жалеет, что поменял работу в стабильном, по его словам предприятии "Саратовская ГЭС", на заманчивое в финансовом и карьерном плане предложение в ЗАО "Северсталь – сортовой завод в Балакове".

"Когда проходило собеседование, я задал вопрос: вдруг у вас будут сокращения, вдруг закроетесь, вдруг нерентабельны будете? Мне сказали не переживать, так как у них бизнес-план просчитан до 2020 года, а в сам завод вложено очень много денег", – рассказывает сварщик Николай,  сегодня на своем автомобиле работающий на доставке суши и роллов.

На перспективное предприятие областного значения он устроился в апреле 2013 года. И, по его словам, моменты, заставившие молодого человека усомниться в правильности перехода на новое место, возникли с самого начала. Сначала, как полагает Платонов, при расчете отпуска не учли вредность работы, потом перевели в подрядную организацию, а за два месяца до нового 2015 года уволили.

"Всей службе раздали квитки о сокращении, обещая, что потом нас возьмут обратно. Нам сказали: "Вы не переживайте, все хорошо", – вспоминает Платонов. –  Но в середине декабря приходит мой начальник и уже прямо говорит, что я попал под сокращение. Я до последнего не верил, что меня просто, если можно так сказать, выкинут за забор. Таких как я 11 человек. А ведь вроде крупная организация...".

В отличие от Николая, сотрудница ОАО "Саратовстройстекло" Алла Колиба проработала на предприятии больше пяти лет и менять работу по собственному желанию не собиралась. Но пришлось. В конце прошлого года здесь произошли массовые сокращения, были закрыты три цеха.

"Я освоила практически все профессии. Была и мастером, и начальником цеха, и литейщиком стекла. Фактически я одна могла их всех подменить. Многие удивлялись, что хрупкая, небольшого роста женщина занималась такой тяжелой работой наравне с мужчинами", – рассказывает Алла. Однако ни многопрофильность, ни прежние заслуги на работе не спасли ее от сокращения. Сегодня Алла надеется, что эта мера временная, и потом ее и других оставшихся без стабильного заработка людей возьмут обратно.

Директор по персоналу ОАО "Саратовстройстекло" Сергей Кривоножкин подтвердил, что  21 декабря на предприятии было остановлено одно из производств.

"Оборудование и, самое главное, ванная печь отработали уже два срока, на которые были рассчитаны, поэтому их эксплуатация стала уже невозможна. Около трехсот человек были сокращены. Предприятие сейчас занимается тем, что формирует бизнес-план, готовит инвестпроект по реанимации производства. Чтобы где-то в следующем году приступить к строительству новой линии. Я проводил беседу со всеми работниками, которые практически в один день были сокращены, и говорил: если все планы будут выполнены, по необходимости они опять будут приглашены на работу", – докладывает кадровик.

Впрочем, по мнению министра промышленности и энергетики Саратовской области Сергея Лисовского, сейчас куда более, чем сокращения, распространены переход на неполную рабочую неделю, введение неоплачиваемых отпусков и тому подобные варианты частичной занятости. Ряд предприятий в области уже перешли на четырехдневную рабочую неделю, среди них, к примеру, "Шатура" и "Тролза".

"Сокращение штата – это крайняя мера", – считает министр. И о том, где, тем не менее, этот факт случился или планируется, говорит крайне неохотно и осторожно.  

"Везде по-разному. У СЭПО одни проблемы, у "Алмаза" другие. "Алмаз" имеет высокую долю авансирования, у СЭПО проблемы с повышением цен комплектующих. Много есть, что сказать, примеров достаточно. Но как министр, отстаивающий интересы предприятий, я не хочу об этом говорить. Поставьте себя на место руководителей. Если я публично заявлю о проблемах предприятий, ситуация у них станет еще хуже, прежде всего для рабочих. У кого-то сотни партнеров поставщиков, у кого-то сотни партнеров потребителей. Эта информация сразу же привлечет внимание и создаст дополнительные трудности. Если заказов не будет, рабочим придется еще хуже", – обосновывает свою позицию Лисовский.

Зато без лишних мучений, чиновник называет тех областных счастливчиков, кому кризис даже оказался "на руку".

"Сначала нужно вычленить тех, кто не будет иметь проблемы в этом году. Мы уже знаем эту группу предприятий: например, "Оргсинтез", завод по производству минеральных удобрений. Причина одна – высокий курс основных валют содействует увеличению рублевой выручки", сообщает Сергей Михайлович.

 

От мала до велика

Схожей тактики не педалировать лишний раз тему сокращений придерживается и Наталья Соколова, которая тоже не хочет называть конкретные предприятия. "В нынешней ситуации это не совсем правильно, ибо несет для них определенные репутационные потери. Поэтому оглашать список мне не очень бы хотелось. Мы можем сделать им медвежью услугу. Хотя у меня, конечно, такая информация есть", комментирует министр труда и занятости.

По официальной информации, большая часть сокращений зафиксирована на промышленных предприятиях (19%), предприятиях транспорта и связи (13%) и на предприятиях по предоставлению коммунальных, социальных и персональных услуг (9%).

Несмотря на это, в правительстве области продолжают уверять, что ситуация  на рынке труда пока остается достаточно стабильной: "Мы не наблюдаем резкого роста безработицы. С начала 2015 года численность безработных выросла на 1568 человек, или на 13,7 %, и составила на 17 февраля 12 998 человек".

О массовых высвобождениях рабочих на предприятиях Саратовской области 16 февраля сообщила врио главы региональной Гострудинспекции Елена Емельянова. По ее словам, в ближайшее время под сокращение штата попадают сотрудники шести крупных компаний. Так, "Балаковорезинотехника" планирует сократить 125 человек (120 в феврале и пятеро в марте), "Трансмаш" уволит 286 работников, "КЭС-Энергостройсервис" (Саратовский филиал) 230 человек, "356-й авиационный завод" 80 человек, МКУП "Балавтодор плюс" 71 человека, "Тролза" планирует к высвобождению 44 работника. На неполную рабочую неделю переведены сотрудники завода автономных источников тока, "Трансмаша", ОАО "Нефтемаш-Сапкон", "Тантала" и "Тролзы".

Однако в ведомстве признают, что это далеко не полная информация, так как ГИТ получает сведения либо по запросам, либо на основании поступающих к ним жалоб: "Более точные данные вам могут предоставить в министерстве занятости".

Естественно, что увольнения коснулись не только государственных, но и частных компаний, тех, кто представляет малый и средний бизнес.

"На совсем маленьких предприятиях персонала немного, поэтому там скорее не сокращают, а вообще сворачивают бизнес", рассуждает президент Торгово-промышленной палаты Саратовской области Максим Фатеев.

В трудные времена малый и средний бизнес поначалу пытается сокращать производственные издержки, уменьшать арендные платежи, расходы на оргтехнику, рекламу, консалтинг. И только когда обходиться малыми жертвами не получается, прибегают к непопулярной мере – сокращению штатов. Обязанности, которые прежде возлагались на определенное число работников, перераспределяются на меньшее количество персонала. "Торговля, консультанты, реклама, маркетинг – это все полетело в первую очередь. Люди отказываются от дополнительных услуг для своих предприятий", комментирует бизнесомбудсмен. И так же, как министры, отказывается называть конкретные компании.

Никто из наших респондентов не берется предсказывать долгосрочные сценарии развития ситуации в регионе и стране. Подобно самой российской экономике, эксперты сейчас находятся в режиме ожидания. "Делать экономические прогнозы я бы поостерегся на месте даже очень уважаемых людей, потому что очень многое зависит от внешнеполитических процессов. Здесь политика довлеет над экономикой", считает Фатеев.

"Вы от меня хотите точный прогноз, когда федеральное Минэкономики каждую неделю меняет свои прогнозы, разводит руками Лисовский. Могу сказать только одно: сейчас руководители предприятий по максимуму стараются сохранить персонал и, соответственно, зарплаты".

В правительстве Саратовской области надеются, что в скором времени все устаканится. Однако федеральные экономисты предупреждают, что эта ситуация, увы, надолго. Что это только начало пути, и безработица в ближайшее время будет только усиливаться. Какие ожидания сбудутся, как областные власти справятся с важнейшей социальной проблемой занятости населения как всегда покажет время.

Кстати, по данным Минтруда, официальная безработица в стране растет на 2% в неделю. Так что популярный интернет-ресурс, отражающий ситуацию практически в режиме онлайн, называется хоть и пессимистично, но довольно точно – "Кризис: страх и сокращения в России".

 

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.52 1 2 3 4 5