Трещины здравого смысла

Странные методы защиты ветхих домов превращают Саратов в зону особого правосудия

Тему изучал Евгений ПОПОВ. Фото Филиппа КОЧЕТКОВА

7621

28 мая 2015, 09:00

Скандальная ситуация, сложившаяся со строительством многоэтажного дома на улице Мичурина в Саратове, способна в очередной раз прославить наш регион на всю страну. Как выяснилось, жильцы двух старых домов могут легко остановить строительство нового здания, на которое имеются все необходимые разрешения. Главное – найти сторонников в областном суде и местном министерстве культуры. Причем минкульт, вопреки принципу разделения властей в России, легко берется устраивать и счастье объекта культурного наследия муниципального значения.

Судебный процесс по поводу новостройки идет уже более полугода и имеет шансы войти в историю как пример манипулирования нормами закона, которые мало относятся к делу, зато удачно ложатся в концепцию псевдозащиты зданий-памятников. Доведение этой истории до логического конца и широкое распространение порочной практики способно превратить исторический центр Саратова в подобие могильного склепа, где всякое новое строительство отомрет само собой.

 

Дома давно минувших дней

Исторический центр Саратова, не затронутый разрушениями Великой Отечественной, полон старых зданий. Не все они одинаково ценны: многие имеют официальный статус объектов культурного наследия, другие относятся к числу так называемых вновь выявленных памятников. То есть у специалистов, которые их в эту общность когда-то включили, были основания полагать, что эти здания можно признать памятниками. А можно и не признать – при детальной экспертизе.

Немало старых построек располагается и в квартале Саратова, ограниченном улицами, которые носят имена выдающихся людей – Виктора Рахова, Ивана Мичурина, Василия Чапаева и Тараса Шевченко. В числе этих старых зданий есть пара домов, которые по воле конкретных людей имеют все шансы войти в историю… отечественного правосудия. Правда, в разделы со скандальными примерами.

Вот домовладение № 47А по улице Мичурина. В советское время установили, что оно построено в 1917 году. И к началу 1970-х здание уже было серьезно отмечено временем. По крайней мере, по данным инвентарной карточки, в апреле 1971 года конструктивные элементы здания имели большой износ: стены, перегородки и проемы – на 55%, перекрытия, кровля и полы – на 50% и так далее.

Прошло 35 лет. В апреле 2006-го факт длительной эксплуатации дома и его не блестящее состояние были описаны в документе, который имеется у министерства культуры области. При этом еще через пять лет, в июне 2011-го, приказом минкульта здание было включено в перечень вновь выявленных объектов историко-культурного наследия как "Дом жилой, кон. XIX века".

Другой дом, о котором пойдет речь, расположен поблизости, на улице Шевченко, 49. Советские специалисты, проводившие его инвентаризацию в июле того же 1971 года, зафиксировали большой износ. И в описании объекта за май 2006 года, который есть в архивах министерства культуры, указывается, что на фасадах здания есть трещины, проблемы с кирпичной кладкой и прочие беды старой постройки.

Этому зданию от государства досталось чуть больше формального внимания: в августе 2010 года постановлением регионального правительства дом на Шевченко – "Усадьба городская, кон.XIX века: дом жилой, флигель" – был включен в единый государственный реестр как объект культурного наследия местного (муниципального) значения. Впрочем, этим власть и ограничилась: никаких бюджетных денег на ремонт или иных ресурсов собственникам, конечно, с тех пор не перепало.

 

Вдруг – как в сказке

Оба дома дряхлели бы и дальше, не имея серьезных шансов попасть в сферу внимания местных чиновников, если бы не намерения саратовского бизнеса.

Соседние участки вместе со зданиями в течение ряда лет были выкуплены частным инвестором. Бывшие хозяева (15 семей) получили взамен старых домиков новое комфортабельное жилье. ООО "Мичурина 45" взяло освободившуюся землю в аренду и затеяло проект строительства нового дома.

Поскольку инвесторы компании – люди с большим опытом в строительстве, перед запуском проекта они провели все необходимые исследования. Прекрасно понимая особенности исторического центра, специалисты тщательно исследовали территорию будущей стройки. Объектов культурного наследия на ней, к счастью, не обнаружилось.

Собрав все нужные документы, в апреле прошлого года компания обратилась в администрацию Саратова для получения разрешения на строительство.

Наши сограждане, которые отношения к этой отрасли не имеют, вряд ли представляют себе, как много родное государство требует от строителей, предпочитающих вести свои дела по закону. Простой перечень документов на получение разрешения способен привести обывателя в ступор: планы, проекты, схемы, сведения об оборудовании, проекты работ, заключения экспертиз, согласия, разрешения... Одним словом, "воз и маленькая тележка".

Все это было представлено, и в апреле 2014 года администрация Саратова выдала ООО "Мичурина 45" разрешение на строительство многоквартирного многоэтажного жилого дома. Затем ООО заключило договор подряда с ЗАО "Управление механизации № 24", и 4 июля прошлого года стройка началась.

По логике событий, уже в этом году горожане и гости Саратова имели все шансы видеть на улице Мичурина новое здание. Но если вы отправитесь на место сегодня, то обнаружите там лишь пустой котлован. Почему?

Причиной, из-за которой планы строителей не реализовались, стала внезапная "огромная забота" областной власти и саратовских судей о памятниках. А поводом для нее послужили действия двух дам, что владеют жилыми помещениями в домах, с которых и началась наша история. Галине Безвуляк на праве общей долевой собственности принадлежит жилой дом № 47 на Мичурина, а Людмиле Макаровой – жилое помещение в доме № 49 на Шевченко.

Полицию жильцы двух домов вызывали так часто, что в итоге правоохранители были вынуждены пригласить геодезистов. Те зафиксировали, что строители работают строго в отведенных под проект границах и ничью "чужую" землю не занимают. После этого полиция приезжать на площадку перестала. А Безвуляк с Макаровой, осознав, что "взять измором" застройщика не удалось, обратились в Октябрьский районный суд Саратова.

Хорошо осознавая особенности старых зданий (слабые фундаменты, ветхость конструкций, большой износ и прочие факторы), строители еще на старте проекта выполнили специальные мероприятия, чтобы окружающие стройплощадку постройки не пострадали. Было возведено шпунтовое ограждение и устроена дренажная система для понижения и отвода грунтовых вод.

Но Безвуляк с Макаровой в прямом и переносном смысле подняли шум, жалуясь, что их дома принялись экстренно разрушаться под воздействием новой стройки. Как рассказали в компании, сначала дамы жаловались полиции, что строители работают за пределами стройплощадки, "залезая" на их землю. Полицию жильцы двух домов вызывали так часто, что в итоге правоохранители были вынуждены пригласить геодезистов. Те зафиксировали, что строители работают строго в отведенных под проект границах и ничью "чужую" землю не занимают. После этого полиция приезжать на площадку перестала. А Безвуляк с Макаровой, осознав, что "взять измором" застройщика не удалось, обратились в Октябрьский районный суд Саратова. С этого момента и начался скандальный судебный процесс.

В качестве меры по обеспечению иска действие разрешения на строительство здания было приостановлено. Кроме того, суд наложил запрет для кого бы то ни было заниматься строительными работами до вступления решения суда в законную силу. Из-за этого ООО "Мичурина 45" начало нести убытки и терять драгоценное время.

 

Внезапная разруха

В своем иске в адрес ООО "Мичурина 45" и администрации Саратова Галина Безвуляк и Людмила Макарова попросили, образно говоря, "вернуть все, как было" (на юридическом языке это называется "восстановить положение, существовавшее до нарушения жилищного права") и признать выданное мэрией разрешение на строительство незаконным. В том числе на том основании, что строительство нового дома якобы ведется в границах объектов культурного наследия.

В обоснование своих требований истцы заявили, что под воздействием строительных работ их дома понесли большой урон. В перечне ущерба в материалах дела фигурируют образование трещин (раскрытием аж "до 45 мм"), нарушение формы пластиковых окон, выпавшие из стен кирпичи, частичное обрушение стен, расхождение швов и прочие беды. Повреждения, по оценке Безвуляк и Макаровой, связаны исключительно со стройкой, носят "динамический характер" и уже привели дома в аварийное состояние, которое угрожает им "полным обрушением".

Более того, в ходе разбирательства истцы увеличили исковые требования и дополнительно попросили "признать самовольной постройкой" (!) вырытый котлован (больше до начала судебного процесса строители сделать попросту не успели), обязав компанию снести ее.

Чтобы установить, действительно ли дома Безвуляк и Макаровой начали разрушаться из-за строительных работ, суду пришлось назначить строительно-техническую экспертизу, производство которой было поручено ООО "Центр независимой технической экспертизы".

Экспертиза по дому № 47 на Мичурина, сделанная в декабре 2014 года, показала следующее. Сквозные трещины в фундаментах, наружных и внутренних стенах, перегородках есть, но не такие большие, как указывали истцы. Формы оконных блоков из пластика не нарушены. Отдельные кирпичи из кладки наружных стен выпали, но ни "частичного обрушения", ни "расхождения швов" в наружных стенах эксперт не нашел. Зато обнаружил, что деревянные балки фактически разрушены и полностью поражены гниением, а физический износ кирпичной кладки наружных стен составляет 60%.

Почему возникли повреждения этого дома? Эксперт рассматривал две версии – влияние строительства новой многоэтажки и высокий износ самой постройки. После проведения вычислений и исследований выводы были сделаны следующие. У дома № 47 изначально недостаточна высота фундамента, а жесткость здания снизилась в результате эксплуатации, когда сгнившие деревянные балки перекрытия заменялись на металлические без проведения спецмероприятий. Отсутствие должной гидроизоляции привело к поднятию грунтовой воды по кирпичным стенам и излишнему намоканию стен. Отсутствие отопления на первом этаже, в свою очередь, привело к смещению точки росы и, по цепочке, к коррозии кладки при ее попеременном замораживании и оттаивании.

Характер трещин и их развитие в наружных кирпичных стенах эксперт связывает именно с неравномерной осадкой основания  фундамента. И отмечает, что в торцевой стене здания, которая граничит со шпунтованным ограждением стройплощадки, трещины отсутствуют. Зато они есть с противоположной стороны. В случае сдвига или дополнительной осадки фундамента дома в сторону шпунта, отделяющего котлован, развитие трещин происходило бы по другому типу, чего эксперт не обнаружил.

Причиной возникновения повреждений в домах стала не новая стройка, а большой физический износ зданий, их конструктивные недостатки, ненадлежащая эксплуатация домов и отсутствие своевременного капитального ремонта. Если иметь в виду исследования домов советских лет (1971 года) и описания, которые есть в министерстве культуры (2006 года), странно, что Безвуляк с Макаровой вообще затеяли всю эту историю.

Во втором жилом доме, на Шевченко, эксперт не увидел ни нарушения форм окон, ни выпавших кирпичей, не говоря уже про "частичное обрушение наружных стен зданий" и "расхождение швов". Зато констатировал, что имеющиеся трещины в облицовке наружных стен связаны с неравномерной осадкой основания облицовки и деформацией деревянных стен здания в результате физического износа стен.

Общий вывод экспертизы оказался неутешительным для Безвуляк и Макаровой. Причиной возникновения повреждений в их домах стала не новая стройка, а большой физический износ зданий, их конструктивные недостатки, ненадлежащая эксплуатация домов и отсутствие своевременного капитального ремонта. Эксперт также пришел к выводу, что повреждения домов имеют "статический характер", а вовсе не "динамический", как утверждали истцы. Если иметь в виду исследования домов советских лет (1971 года) и описания, которые есть в министерстве культуры (2006 года), странно, что Безвуляк с Макаровой вообще затеяли всю эту историю.

Впрочем, мотивы жалобщиков объясняются гораздо проще. И речь не о культуре, не о наследии и не о памятниках. Галина Безвуляк прямо назвала условия отзыва искового заявления к девелоперу: три квартиры или 11 миллионов рублей. В пересчете это 160 тысяч рублей за каждый имеющийся у нее квадратный метр. Конечно, она собственник и имеет право назначать цену. Вот только желание получить по максимуму порой выходит за разумные пределы.

В любом случае вывод экспертизы однозначный: никакой угрозы обрушения домов стройка не создает. Оснований ставить под сомнение эти выводы у суда не было, поскольку они изложены с указанием методик исследования, подтверждены схемами и фотографиями.

 

А был ли памятник?

Дальше наступил черед разбираться с охранными зонами. Ведь именно из-за того, что они якобы были нарушены, истцы потребовали признать разрешение на строительство незаконным, а стройку – самовольной.

Согласно Федеральному закону 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия народов РФ", для обеспечения сохранности любого памятника истории и культуры на сопряженной с ним территории устанавливаются: охранная зона, зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности, зона охраняемого природного ландшафта. Необходимый состав таких зон определяется в порядке, установленном законами регионов.

Исходя из этих зон, власть на местах определяет, что и как можно строить рядом со зданием-памятником, чтобы сохранить уникальную атмосферу минувших времен и при этом позволить городу развиваться дальше. Для строителей это означает примерно следующее. Если в границах участка под застройку есть объекты культурного наследия, то в самом проекте обязательно должен быть специальный раздел по их охране. Кроме того, с учетом соседства определяется этажность новостройки и другие ее характеристики. Если памятники истории, культуры и архитектуры находятся на соседних участках, строители тоже должны учитывать этот факт при разработке архитектурных проектов, чтобы, грубо говоря, визуально не "задавить" старое здание новостройкой, не испортить общий ландшафт улицы или района и не конфликтовать с внешним видом старого здания дизайном новостройки.

Разрабатывать зоны охраны, по закону, могут органы государственной власти и местного самоуправления, а также собственники или пользователи объектов культурного наследия, правообладатели земельных участков, юридические лица, общественные и религиозные объединения, уставная деятельность которых направлена на сохранение объектов культурного наследия.

Чтобы прояснить ситуацию с охранными зонами, компания "Мичурина 45" озаботилась справедливым вопросом: является ли вообще памятником дом по улице Мичурина, чей статус "выявленного" объекта культурного наследия  оставлял возможности для трактовок. Чтобы их исключить, по заказу ООО "Мичурина 45" была проведена государственная историко-культурная экспертиза. Она пришла к выводу, что дом № 47 на Мичурина был включен в реестр необоснованно. В результате это здание утратило статус "выявленного объекта" и превратилось в простой старый дом, не представляющий для Саратова культурной, архитектурной и иной другой ценности.

 

Границы разумного

Требование закона вовсе не означает, что абсолютно каждый памятник в нашей стране обладает такой зоной. Именно это произошло и в случае с домом № 49 на улице Шевченко.

Как выяснилось в суде, Людмила Макарова (как собственник) с инициативой по разработке проекта зон охраны памятника, в котором она живет, в компетентные органы не обращалась. Представители администрации Саратова и министерства культуры области также подтвердили, что проекты охранных зон объектов не разрабатывались и не утверждались.

Более того, как сообщила администрация Саратова, у этого дома на момент начала судебного спора не был сформирован даже земельный участок. Поэтому ни о каких границах территории, а тем более о зонах охраны речь и подавно не шла. И на момент выдачи компании "Мичурина 45" разрешения на строительство такая зона не могла быть отражена и в градостроительном плане земельного участка.

Напомним: на участках, где сама компания начала строить дом, никаких объектов тоже не было. Поэтому и правовых оснований для разработки специального раздела проекта об охране объектов культурного наследия у ООО "Мичурина 45" не имелось в принципе. Ибо зачем разрабатывать то, что не имеет цели и смысла? Председательствующий на процессе судья Александр Ершов посчитал так же.

Кроме того, Октябрьский суд пришел к выводу, что разрешение на строительство было выдано компании законно. А из этого следует, что и признать "самовольной постройкой" вырытый котлован нельзя. Ведь в соответствии с п. 1 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом или другое сооружение, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей, либо созданное без получения необходимых разрешений. В случае со стройкой "Мичурина 45" все это было не актуально.

В результате судебного процесса исковые требования Безвуляк и Макаровой были оставлены без удовлетворения.

 

Найди то, не знаю что

Казалось, дело закончено и стройка должна была возобновиться. Но этого, увы, так пока и не произошло.

Кроме ООО "Мичурина 45", которое обратилось с апелляцией в областной суд, туда же направились и другие участники процесса. И не только Галина Безвуляк и Людмила Макарова, но и чиновники областного министерства культуры, которое зачем-то бросилось защищать дом № 49 по улице Шевченко, хоть он и является памятником муниципального значения.

Владелицы домов снова потребовали "восстановить положение", признав разрешение незаконным, а стройку – самовольной. Министерство же в своей апелляционной жалобе попросило изменить решение суда первой инстанции, исключив из мотивировочной части выводы об отсутствии необходимости разработки разделов об обеспечении сохранности объектов культурного наследия. И самое поразительное, что судебная коллегия по гражданским делам областного суда в составе председательствующего И.А. Елкановой, судей И.М. Садовой и В.С. Колемасовой эту линию уверенно поддержала.

Коллегия не нашла поводов усомниться в том, что дома Безвуляк и Макаровой разрушаются сами по себе, а не под воздействием стройки. И согласилась с выводами судьи Александра Ершова по поводу "самовольной постройки".

Но безупречная (и безальтернативная!) логика по поводу абсолютно ненужного в данном случае раздела об обеспечении сохранности объектов культурного наследия оказалась для областного суда неподъемной.

И это при том, что в апелляционном определении сами судьи однозначно прописывают: да, охранные зоны в отношении домов не установлены. Но! "Отсутствие в учетных документах описания границ территории объекта культурного значения, а равно как и отсутствие установленных в соответствии с законом охранных зон памятников культурного значения само по себе не означает их отсутствие", – приходит к впечатляющему выводу суд. На основании чего? Непонятно. 

При этом тот факт, что дом Безвуляк в ходе процесса вообще был исключен из списка вновь выявленных объектов, а значит, никакой охранной зоны теперь вообще никогда не потребует, для суда буквально (цитата)... "не имеет значения"!

И раз уж на момент выдачи разрешения на строительство ООО "Мичурина 45" проектная документация не содержала в себе пресловутого раздела об обеспечении сохранности объектов культурного наследия, то и разрешение было выдано мэрией в нарушение норм законодательства. А значит, является недействительным. Таков был вердикт областного суда.

 

Хотели как лучше

Содержание апелляционного определения и его логика произвели шокирующее впечатление не только на сотрудников компании "Мичурина 45" (особенно юристов), но и на других участников строительного рынка Саратова. 

Начнем с того, что в попытке найти хоть какие-то аргументы для обоснования своей позиции суд не нашел ничего лучше, чем применить к ситуации нормы права, которые к ней вообще не относятся. В частности, коллегия зачем-то ссылается на раздел Правил землепользования и застройки Саратова, который был введен решением городской думы лишь 19 февраля 2015 года, в то время как разрешение на строительство было выдано 10 апреля 2014 года. Такое применение норм неправомерно, подчеркивают юристы компании.

Самый же крупный камень преткновения – это, конечно, требование о содержании раздела об обеспечении сохранности объектов культурного наследия, которое коллегия выдвигает, опираясь на 73-ФЗ. В законе все прописано однозначно. Как на его основе можно было сделать те выводы, которые были сделаны, – непонятно.

Тем более что судом первой инстанции было четко установлено: работы по строительству ведутся в границах арендованных земельных участков, и никаких памятников там нет. При проведении экспертизы и в ходе судебного процесса так и не появились доказательства того, что запроектированный дом находится в границах территории какого-либо объекта культурного наследия. Как не появилось их и в суде апелляционной инстанции.

Усомнившись в том, что разрешение на строительство было выдано администрацией Саратова законно, коллегия облсуда тем самым подвергла сомнению и положительное заключение организации, которая была уполномочена на проведение экспертизы проектной документации, а также заключение судебной строительно-технической экспертизы. Юристы компании подчеркивают, что делать это судьи были не вправе, поскольку для этого нужно обладать специальными познаниями, которых у них попросту нет!

Кроме того, нарушены были и нормы процессуального права. В ходе рассмотрения дела коллегия, признавая разрешение на строительство недействительным, должна была установить – в чем же состоит нарушение прав и законных интересов истцов в результате выдачи разрешения? Ведь сама по себе его выдача не нарушает ни прав, ни свобод Безвуляк и Макаровой, не создает препятствий к осуществлению их прав и свобод, не возлагает на них какую-либо незаконную обязанность! Нарушений прав истцов в результате выдачи разрешения не установлено.

Юристы отмечают также, что судебная коллегия неправомерно применила п.7 ст.52 Гражданского кодекса РФ, поскольку эта норма права предусматривает обязанность застройщика вносить изменения в проектную документацию только в случае отклонения параметров объекта. При этом наличие на смежных земельных участках объекта культурного наследия или выявленного объекта, выявленное после начала строительства, само по себе не влечет за собой необходимость менять параметры жилого дома, который намеревалось построить ООО "Мичурина 45".

Судом первой инстанции было четко установлено: работы по строительству ведутся в границах арендованных земельных участков, и никаких памятников там нет. При проведении экспертизы и в ходе судебного процесса так и не появились доказательства того, что запроектированный дом находится в границах территории какого-либо объекта культурного наследия. Как не появилось их и в суде апелляционной инстанции.

Утверждение же коллегии об отсутствии границ, которое "само по себе не означает их отсутствие", судя по всему, вообще... позаимствовано. Источник этой фразы – определение Верховного суда РФ от 25.02.2015 г. по делу № 32-АПГ14-24. Но этот пример нельзя было применять по делу "Мичурина 45", поскольку он основан на совершенно иных обстоятельствах. В том случае, который рассмотрел Верховный суд, территория объекта культурного наследия была установлена, а также были установлены ее границы и координаты на основании исторической справки.

Показательно и то, что судебная практика в других регионах, изученная специалистами ООО "Мичурина 45" (например, вступившие в законную силу решения судов в Ярославле, Новгородской области, где споры шли даже по поводу территорий, специально охраняемых ЮНЕСКО), убедительно доказывает: никаких требований к застройщикам по наличию в документации раздела об обеспечении сохранности памятников в аналогичных ситуациях быть не может.

Материалы этих дел находятся в открытом доступе. Истцы (в ряде случаев ими выступали прокуроры) тоже ссылаются на 73-ФЗ, требуя наличие пресловутых разделов. Но если у фигурирующих в делах памятников не было установленных охранных зон, то это служило для судов достаточным аргументом, чтобы прекратить разбирательство.

Более того, в упомянутых регионах никому не приходит в голову добиваться этих разделов за пределами судов первой инстанции. В этой ситуации приходится признать, что Саратовская область начинает превращаться в территорию какого-то особого и отдельного от остальной Российской Федерации правосудия.

 

А получилось как всегда

Итак, что же компания "Мичурина-45" и якобы "пострадавшие" от нее Безвуляк и Макарова, а также Саратов и все его жители получили к настоящему времени в результате решений судов?

Проект строительства многоэтажного дома на улице Мичурина заморожен, строительная площадка находится под арестом. Компания продолжает нести убытки.

В историческом центре Саратова, похоже, появился новый долгострой. Как долго огороженный пустырь будет пребывать в своем нынешнем состоянии – пока непонятно. Причем представители застройщика не имеют возможности даже законсервировать котлован по нормам, поскольку доступ на площадку им по закону запрещен. Это значит, что на карте города появилась еще одна точка, где возможны (не дай бог, конечно!) всякие происшествия. Тем более что желающих поискать приключений на свою голову и другие части тела в Саратове, увы, с избытком. А если что-то произойдет, то ответственность всегда можно свалить все на тех же строителей. Удобно? Еще как!

Ветхие здания, которые принадлежат семьям Безвуляк и Макаровой, останутся таковыми и впредь. Они будут стареть и разваливаться, ведь вряд ли кому-то придет в голову покупать или арендовать дома, засветившиеся в такой скандальной истории. Тем более что в ходе судебного процесса техническая экспертиза очень подробно установила, в каком неприглядном состоянии дома находятся в результате многолетней эксплуатации и отсутствия капремонтов. Шансы же договориться с компанией-застройщиком, которая Макаровой и Безвуляк по закону ничего не должна, но, наверное, могла бы чем-то помочь просто по-человечески, жаждавшие "справедливости" дамы закопали собственными руками.

Еще один итог судебного процесса – поставленная под сомнение репутация юристов администрации Саратова и городской власти в целом. Ведь это муниципальные чиновники, действуя в соответствии с законом и имея все основания, выдали ООО "Мичурина 45" разрешение на строительство. В случае если компания решит закрыть проект и взыскать свои убытки (а пока все к этому и идет!), вечно дырявый бюджет Саратова понесет дополнительный ущерб. "Спасибо" за это горожанам нужно будет высказать истцам, министерству культуры и судьям, которые явно считают себя более компетентными, чем кто бы то ни было.

Если судебной и исполнительной власти удастся продавить такой способ "охраны" памятников в данном случае, потом его могут взять на вооружение и другие чиновники с судьями. Какие огромные перспективы открываются, если поставить это дело на поток, представлять страшно, но необходимо. Любая законная стройка, обладающая всеми разрешениями, может быть запросто остановлена – по факту, что на соседнем участке обнаружился объект культурного наследия, а в документах на стройку нет раздела по его защите. Раздела, которого там и не должно быть.

Но больше всего рынок тревожит удивительное "ноу-хау", которое рождается в Саратове на наших глазах. Речь идет о появлении возможности переложить государственные функции на бизнес и реализовывать их за частный счет. Ведь именно это, по сути, предлагается сделать компании-застройщику – определить за свои средства территорию здания на Шевченко, 49, установить охранные зоны, а потом еще и скорректировать свой же проект.

Если судебной и исполнительной власти удастся продавить такой способ "охраны" памятников в данном случае, потом его могут взять на вооружение и другие чиновники с судьями. Какие огромные перспективы открываются, если поставить это дело на поток, представлять страшно, но необходимо. Речь идет о том, что любая законная стройка, обладающая всеми разрешениями, по аналогии с проектом ООО "Мичурина 45" может быть запросто остановлена – по факту, что на соседнем участке уже есть или неожиданно обнаружился объект культурного наследия, а в документах на стройку нет раздела по его защите. Раздела, которого там и не должно быть.

Какие выводы в этой ситуации сделает любой здравомыслящий строитель? Прочь из центра! Никаких новых проектов! За пределами исторического ядра города есть много возможностей для возведения жилья. Значит, там и будут появляться новые здания. А центр Саратова, по-прежнему состоящий из множества старых, в большинстве своем ветхих и аварийных зданий, населенных гражданами, у которых нет (и, вероятно, не будет) средств на реконструкцию своих домов, будет и дальше стареть и превращаться в подобие склепа.

И если раньше такая перспектива была лишь одним из вариантов дальнейшего развития Саратова, то теперь, в свете решения коллегии Областного суда по делу "Мичурина 45", она становится почти безальтернативной.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 4.08 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день