Общественное падение

О чем не написали Алексей Колобродов и Сергей Вилков?

О презумпции вседозволенности "коллег" размышляла Елена БАЛАЯН

18345

5 июня 2015, 09:00

13 января в Саратове побили журналиста медиахолдинга "Общественное мнение" Сергея Вилкова. Побили, как он считает, жестоко, дав несколько раз в нос и поставив под глазом фингал. От госпитализации журналист-антифашист, как он сам себя называет, мужественно отказался, зато не отказался от звездной славы, которая преследует его с момента "жестокого нападения" просто-таки по пятам.

Теперь ни дня у Сергея не проходит без строчки. Посты в фейсбуке, общественные акции и воззвания, митинги, организованные братьями-социалистами чуть ли не по всему миру, блоги на "Эхе Москвы" –  все это подчинено одной цели: заявить о себе, любимом и побитом, как можно громче. Да и как молчать? Еще вчера о Сергее Вилкове никто не знал, кроме кучки немытых маргиналов, с которыми он иногда выходит на митинги. А сегодня весь просвещенный мир в курсе, что есть-де в Саратове такой Бобчинский-Добчинский, который яростно борется с социальной несправедливостью и желает смерти капиталу.

 

Мания обознания

Капитал, в представлении Сергея Вилкова, в Саратове олицетворяет один человек – "великий и ужасный" "депутат-олигарх" Сергей Курихин. Именно его Вилков обвиняет в нападении на себя. На каком основании такие ужасы? На основании критических статей, которые он, Вилков, писал о Курихине и которые, видимо, полагает журналист, так сильно депутата обидели, что тому ничего не оставалось, как нанять бандитов и дать обидчику в нос. 

Тут, конечно, может возникнуть вопрос: а почему только в нос? Почему, например, Курихин не показал все свое ужасно-кровожадное величие и не сделал с зарвавшимся журналистом что-то в стиле Тарантино? Неужели от недостатка воображения? Ведь, казалось бы, чего проще разбить человеку, к примеру, коленный сустав, вынуть чашечку и сделать из нее пепельницу. А потом в эту пепельницу стряхивать пепел от своей толстой буржуйской сигары. Вот это, я понимаю, месть капиталиста!

А тут что? Милость к падшим? Гуманитарная акция по раскручиванию молодого дарования? Чтобы омовцы потом смогли написать, что нападение на Вилкова в январе 2015 года обрушило Россию в мировом рейтинге свободы прессы за… 2014 год?

Нужно быть полным идиотом и камикадзе, чтобы напасть на журналиста в День печати. И потом наблюдать, как шлейф о твоей кровожадности пошел во все федеральные СМИ. Похож ли на идиота Сергей Курихин, пусть невинно в День печати избиенные ответят сами. А о том, на кого похожи они, красноречивее оценочных слов свидетельствуют их поступки. Опростоволоситься, по ошибке поместив себя в рейтинг, составленный за год до того, как тебя избили, могут только люди, совершенно искренне убежденные в том, что весь мир вертится исключительно вокруг их персон и их интересов, насколько бы в реальности эти персоны и интересы ни были мизерны. А именно это убеждение характеризует то болезненное состояние психики и нервной системы, из которого омовцы не выходят уже давно. 

Неизвестно, какие метаморфозы произошли с Сергеем Вилковым в момент нападения, но с тех пор он буквально жить не может без Сергея Курихина. Он вспоминает о нем так часто и с такой страстью, что в голову начинают приходить разные смешные мысли. Он его мечтает разоблачить, наказать, десакрализовать, низвергнуть и еще что-то, о чем страшно даже подумать. Сергей Курихин – человек, конечно, обаятельный, но не до такой же степени.

На очной ставке с ребятами из областного ФСКН Сергеем Третьяком и Алексеем Олейниковым Вилков ужасно трясся, краснел и потел. Может, смелый борец с олигархатом и пламенный социалист боялся, что люди, которых он оболгал и опозорил на весь город, возьмут и впрямь дадут ему в нос прямо на глазах у полиции? Ну, так напрасно: нервы у ребят крепкие, со слабыми нервами в спецназе не работают. Да и не опустятся они до такого. Люди, которые находили в себе внутреннюю мотивацию, чтобы тратить время на бесплатные занятия с детьми из детского военно-патриотического клуба "Патриот", ныне закрытого усилиями "доброжелателей", и которые за эти свои занятия еще и пострадали, найдут силы, чтобы и эту нечаянную подлость в своей жизни пережить.

Встречаться лицом к лицу с людьми, которым делаешь гадости, всегда неприятно. Но зачем же так сразу сдаваться и на простой вопрос: "Зачем ты это делаешь?" – выпаливать: "Это не я!". А на встречное: "А кто?"  – отвечать безоружно: "Мне сказали…".

Вилков утверждает, что капитан Олейников накануне нападения за ним следил. Вилкова точно надо занести в рейтинг – рейтинг ляпов и надуманных претензий. Есть документы, подтверждающие, что Олейников в эти дни находился в Москве на обследовании. Это и железнодорожные билеты, и медицинские карты, и врачи, и масса других свидетельств.

Установлено, что во время нападения на Вилкова Олейников и Третьяк находились на подведении итогов работы УФСКН с участием нынешнего руководителя Александра Гришнева, чему есть видеоподтверждение. Утверждение Вилкова, что алиби подстроено, бросает тень в первую очередь на Гришнева. Вы уж определитесь: генерал Гришнев – независимый человек, который приехал в регион и разогнал сомнительный клуб, или он, не успев приехать, стал изготавливать подложные свидетельства, дабы покрыть своих подчиненных?

Вилков утверждает, что узнал Третьяка и Олейникова по фотографиям, которые нашел в интернете, и эти фотографии полностью совпали с составленным накануне фотороботом. Это при том, что январское нападение было совершено около семи вечера, когда на улице давно темно. Нападавшие не здоровались с журналистом за руку, не спрашивали, как дела, демонстрируя лица. Они подскочили и напали со спины, пригнув Вилкова к земле. Чтобы разглядеть кого-то в таких обстоятельствах, нужно обладать сверхспособностями или, по крайней мере, иметь глаза на затылке.

Но если ты составил фоторобот не по памяти, а по фотографиям, то "узнать" кого-либо становится гораздо легче.

 

Заказ на дискредитацию

Почему же именно Третьяк и Олейников попали под раздачу? Объяснение только одно: они преподавали в "Патриоте", а "Патриот" финансировался Курихиным, которого "ОМ" мечтает разоблачить. Не потому ли обвинение Третьяка и Олейникова в нападении совпало с кампанией по дискредитации клуба, когда клуб стали притеснять и выдавливать, когда занятия в нем почти прекратились, а в отношении сотрудников УФСКН, участвовавших в работе "Патриота", стали проводиться служебные проверки?

В клубе, где занимались 400 детей, ни один бюджетный рубль не пострадал. Спортивное оборудование, амуниция, поездки на соревнования – все это обеспечивалось за счет средств одного человека. Зачем Сергей Курихин это делал, Сергей Вилков наверняка не знает, в его картину мира люди, имеющие деньги и делающие что-либо для других бескорыстно, из добрых побуждений, судя по всему, просто не умещаются.

А вот Алексей Колобродов, как человек, написавший в свое время в высшей степени комплиментарный и при этом психологически точный текст о Курихине, это знает прекрасно.  Но это знание не помешало ему начать строить конспирологические версии о том, что Курихин – страшный человек, а клуб "Патриот" – его личное "боевое братство" и боевой батальон. И что для того он его и спонсирует.  

До сих пор мы на каждом углу слышали, что независимый и храбрый журналист Вилков стал жертвой "кровожадного" депутата Курихина. Но если оставить кликушество и посмотреть на ситуацию глубже, получится, что это не Курихин заказал Вилкова, а некто через Вилкова "заказал" Курихина и "Патриот". А заодно, возможно, и самого Вилкова, чтобы потом использовать его в своей игре. 

Заказ на "Патриот" исполнен – клуб закрыт и больше не функционирует, дети разошлись по домам. Кампания по дискредитации Курихина закончится, судя по всему, еще не скоро.

 

Поборники мировой справедливости

Сергей же Вилков, вместо того чтобы во всем разобраться и перед оболганными им людьми извиниться, пустился во все тяжкие, раздувая до небес кампанию по собственному возвеличиванию. И даже не постеснялся оценить нанесенный его репутации "ущерб" в 500 тысяч рублей.

Какие у него основания делать себе имя на имени Курихина? Наиболее точно ответил журналист Денис Лебедь, перепостив в фейсбуке чьи-то слова о том, что делать драму из синяка и разбитого носа – это пиар.

Говорить о классовой ненависти как о мотиве не приходится, слишком сильное это чувство, вряд ли у Сергея Вилкова есть для него внутренние ресурсы. Единственное, на что у него ресурсов хватает, – непрестанно доказывать миру и своим товарищам социалистам, нацистам, антифашистам, анархистам, а в первую очередь самому себе, что он крутой, что он герой, что он на что-то в этой жизни способен. Что он храбр, в конце концов, и даже такого "страшного" человека, как Курихин, не боится. Такой своего рода "джентльменский" набор, создающий иллюзию собственной состоятельности, дающий какую-то опору, придающий осмысленности и уверенности в себе, своих силах. Набор, с которым, наверное, вполне можно жить за неимением иного, полноценного.  

Это на самом деле очень страшная штука – чувство собственной неполноценности и рожденное этой неполноценностью больное самолюбие. Много бед приносит оно. Люди, которые не в состоянии произвести ничего своего, через что можно было бы самих себя начать уважать, словно пиявки присасываются и паразитируют на всем, что им самим недоступно, маскируя это свое постыдное увлечение под жажду мировой справедливости. Маскируя прежде всего от самих себя и своей совести. Такая сублимация собственной никчемности. Психологический онанизм. Вот единственное объяснение замаскированного под "расследования" непрестанного бездоказательного оплевывания всего, что может приносить пользу и вызывать уважение.

Это касается не только конкретных людей. Достаточно посмотреть на увлечения Сергея Вилкова, на его картинки и посты в соцсетях. Все эти свастики и глумление над государственным флагом и государственной символикой одинаково мерзостны независимо от того, пропагандируют они нацизм или, наоборот, его якобы порицают. Независимо от того, что именно хотел сказать Сергей Вилков этими иллюстрациями, от самого их вида сильно тошнит. Что происходит в голове и в душе у человека, который выкладывает картинку, изображающую разрушенную, словно в апокалипсисе Москву, с надписью: "Москва моей мечты в хорошем разрешении"? Что это за страсть? Как может психически здоровый человек публиковать коллаж, изображающий мертвого императора Николая II с простреленным лбом на залитом кровью фоне и надписью: "С праздником, товарищи! С Днем избавления от царизма!"? Это тоже ирония? А фашисты, вешающие пионеров? Почему столько крови, боли и разрушения? И над всем этим – циничная трусливая и глумливая ухмылка?

А "Единая Россия", держащая в руках свастику, которую Вилков потом во избежание обвинений в экстремизме заменил псевдоостроумным "Здесь могла бы быть ваша реклама". Значит, это была все-таки реклама?! После того, как фейсбуком Вилкова заинтересовались правоохранительные органы, он многие компрометирующие вещи со страницы удалил. Но автор может не волноваться: все самые яркие скриншоты Сергей Курихин успел заверить у нотариуса.

Вот Сергей Вилков выходит на митинги с лозунгами: частная собственность – это кража. Может быть, он не знает, что право на частную собственность закреплено в Конституции? А может, он так переживает по поводу наличия у других частной собственности потому, что у него нет своей?

А вот Сергей с плакатом, изображающим Владимира Путина, с накрашенными глазами и губами и с надписью "Стоп, гомофобия!". Почему вдруг Сергей Вилков так сильно переживает за ЛГБТ-сообщество? Его, конечно, дело, но Сергея Курихина за последние годы "ОМ" обвинил во всех смертных грехах, кроме нетрадиционной сексуальной ориентации. Не потому ли, что эта не присущая депутату слабость не является для "ОМ" компрометирующим обстоятельством?

Еще Сергею Вилкову нравятся картинки с рушащимися храмами. Он, судя по всему, яростный материалист и атеист. "Материализм или смерть!" – написал он в фейсбуке.

Можно было бы сказать, что все это не имеет значения, но Сергей Вилков на "ОМ" такой не один. Есть еще Антуан Касс, больше известный как Антон Морван, успевший посидеть в колонии за наркотики. Есть другие молодые "авторы".

Это, наверное, будет слишком комплиментарно, но все эти люди, увлекающиеся то нацизмом, то анархизмом, то социализмом, то еще каким-то "-измом", напоминают мне героев Достоевского. Но не тех, которых сам Достоевский любил и с которыми себя ассоциировал, не братьев Карамазовых. А других, чей типаж он так хорошо угадал и в ком видел угрозу безопасности государства. Гордые чахоточные мальчики, будущие революционеры-атеисты, готовые разрушить все, что им в жизни не досталось. Они считают, что мир жесток и несправедлив. Они отчаянно и самозабвенно бунтуют против Бога и созданной Им гармонии, стараясь ее разрушить.

Мир, конечно, несправедлив. Но если ты все свои юные годы просыпаешься на газоне в постоянном алкогольном угаре, потом бывает трудно наверстать упущенное.

 

Мониторщики мусорных баков

Есть в "ОМ" еще Александр Крутов – "независимый журналист", трижды лауреат премии Боровика. У Александра есть слабость – он ищет материалы для своих публикаций на помойках. Возможно, от этого все его публикации как-то нехорошо пахнут. В "ОМ" этот факт никого не смущает – к журналистике с дурным запахом здесь давно привыкли. И "мониторинг мусорных баков", как назвал это занятие Алексей Колобродов, еще не самый худший способ добывать информацию.

Вы скажете, журналист не должен так писать о журналисте? Помилуйте. Какая же это журналистика? Это больной, неконтролируемый поток сознания, заслуживающий профессиональной оценки психиатра. Это паражурналистика – явление, которое журналистикой притворяется, ею не являясь. Александр Крутов ведь не рефлексирует и не страдает, когда препарирует коллег из других изданий? Так почему коллеги должны рефлексировать?  

Свои публикации Крутов высасывает из пальца и не всегда своего. Его привыкли считать саратовским Плюшкиным, его статьи подчас невероятно циничны. Из публикаций, направленных против Курихина, самый, пожалуй, яркий пример цинизма – статья "Эффект Веры Засулич", посвященная покушению на депутата. В ней между строк – очень плохо скрываемая симпатия к фигурантам уголовного дела Михаилу Майорову и Николаю Шарову и глубокое сожаление о том, что Сергея Курихина тогда, в июне 2011-го, все-таки не убили. Именно этим сожалением проникнута вся статья, и его же, судя по всему, призвана вызвать у читателя. Вот где настоящая кровожадность скрывается, в тихом помоечном омуте.

Вот таких людей собрал вокруг себя Алексей Колобродов. И не просто собрал, он их в какой-то степени выдумал. Он и есть главный оператор всего этого чернушного безумства, которое постоянными потоками льется у него на сайте.

 

От любви до обиды

Алексей считает себя независимым журналистом и постоянно противопоставляет себя журналистам "Взгляда", которых эксплуатирует Сергей Курихин "под соусом личного обаяния".

Алексей, конечно, вправе ревновать. Ведь его разочарование в Курихине началось тогда, когда Сергей Георгиевич отказал ему в возможности возглавить объединенную редакцию "Саратовского взгляда" и "ОМ" – проект, о котором Алексей сильно мечтал. Настолько сильно, что даже прибегнул к возможности повлиять на Курихина через игумена Нектария, с которым депутат находится в дружеских отношениях. Но игумен Нектарий влиять на Курихина не стал, за что позже попал под раздачу "ОМ" и стал героем целой серии бредовых публикаций.

Такие публикации стали появляться и в отношении Курихина, против которого Колобродов развязал масштабную дискредитирующую кампанию. То его обвинят в рейдерском захвате Балаковского порта, который ему никогда не принадлежал, то в уничтожении складов Рейнеке, которые он будто бы поджег, чтобы отхватить кусок земли в центре города и застроить его домами. Совершенно не задумываясь при этом, что землю эту ни отжать, ни захватить нельзя, так как она находится в федеральной собственности и даже на генплане этот участок помечен особым образом, как не подлежащий застройке.

Много подобных "расследований" появилось на "ОМ" в последние годы. А до этого ничто не мешало главному редактору "ОМ" брать у Курихина деньги и даже восхищаться им.

"Курихин – при всех его разнообразных бизнес-интересах, обладает редким для людей своего круга качеством – он не декларативный, а истинный патриот Саратова. Равно как щедрый благотворитель, собственным примером, и не только примером, пробуждающий в коллегах чувства добрые. История о том, что благодаря Сергею Георгиевичу в строительстве православных храмов участвует всяк – и мусульманин, и иудей, звучит как анекдот, однако – чистая правда. Есть у него и вовсе дорогое в наших условиях достоинство – умение сопереживать не столько чужой беде, сколько чужой борьбе. Даже если причины и следствия этой борьбы ему параллельны, СГК, проникнувшись, готов подставить плечо и предоставить печатные полосы. Сказать пару ободряющих слов, которые никогда не лишние, а от него – так особенно. Курихин – креативный издатель и вообще яркая личность – дефицит которых все острее ощущается и в губернии и стране...".

Не правда ли, неожиданный портрет? Это слова Алексея Колобродова из статьи "Сергей Курихин: игра и драма" за 2011 год, написанной сразу после покушения. Подглавка тоже имеет любопытное название: "Сергей Курихин – как я его понимаю".

А понимает Алексей Колобродов все хорошо. Портрет получился не только неожиданный, но и правдивый. Колобродов пожалуй, единственный в Саратове журналист, который за массой ярлыков и стереотипов сумел разглядеть подлинную сущность Курихина, уловить тонкие моменты характера и, не стесняясь обвинений в заискивании, их в этом тексте талантливо описать.

Что же потом должно произойти с человеком, чтобы так кардинально изменить свое поведение? Что должно надломиться внутри, чтобы целенаправленно поливать грязью того, кем вчера восторгался? Как на сайте автора подобного панегирика может появиться такая статья, как "Эффект Веры Засулич?" И как все эти "Годы-грехи"? И как многое другое?

Алексей Колобродов утверждает, что это не зависть, так как он точно такой же издатель, как Курихин, и поэтому завидовать нечему. Он и Курихин – "ровня". И даже "по гамбургскому счету" у него издательский бизнес "круче будет": "Журнал, ТВ-программа, сайт, промо-студия, франшиза Ъ. И все это собрано по кирпичику, в течение многих лет, без вливаний из параллельного бизнеса и финансовой подушки…".

И хотя все это очень напоминает аутотренинг, предоставим Алексею самому разбираться в своих чувствах. Со стороны это очень похоже на то, что, однажды предав и через что-то важное в себе переступив, человек оказывается заложником выбранной линии поведения и в дальнейшем вынужден уже в качестве самозащиты и самоуважения ее постоянно придерживаться.

 

Фейтлихер, Ипатов, далее – везде

Алексей Колобродов никогда не был независимым, но всегда менял хозяев, коллеги по цеху это прекрасно знают. Он забыл, что, как сегодня Вилков, и сам был "торпедой" в разных  руках. Он перепробовал многих хозяев, от Леонида Фейтлихера до Павла Ипатова. Алексей ставит себе в заслугу многое из того, чего никогда бы не сделал сам, без помощи и финансовой поддержки со стороны вполне конкретных людей. Например, изгнание из региона криминального олигарха Романа Пипии он считает исключительно своим достижением.

Колобродов забыл, но некогда партнер Леонида Натановича Владимир Глейзер ему напомнил, кто именно выиграл суд у бывшего саратовского мэра Юрия Аксененко и совершил еще целый ряд славных дел, которые Колобродов приписывает себе. Глейзер устыдил Колобродова за яканье, тот вынужден был ошибку признать, заявив, что "кланяется" всем помощникам. Но эти словесные поклоны никогда не мешали главреду "ОМ" писать гадости о тех, кто перестает его финансировать, как это произошло с Фейтлихером и Ипатовым. Получается, что свободная журналистика в понимании Колобродова – это когда берешь понемногу у всех и чувствуешь, что ничего никому не должен.

Потом у "ОМ" появились фундаментальные хозяева – Сергей Курихин и Олег Грищенко. Когда финансирование со стороны Курихина прекратилось, а голубая мечта по объединению "ОМ" и "Взгляда" провалилась, "ОМ" фактически стал отделом пропаганды Саратовского муниципального образования. За свое предательство и нарушение всех мужских обязательств в отношении Курихина Колобродов, по его собственному разумению, должен быть на пожизненном обеспечении у муниципалитета – так ему, наверное, казалось… И когда выяснилось, что это не так, когда отношения с Грищенко у него испортились, Алексей не преминул обратить штыки (а точнее, перья) своих сотрудников и против него.

Были у "ОМ" не только постоянные, но и временные хозяева, как их называет сам Колобродов, "ситуативные спонсоры". Всякое вообще было. Сегодня же, поскольку совсем без хозяев Алексей жить не может, он практикует купание в очередном обаятельном "соусе". Только производителю этого соуса не стоит очаровываться, а лучше учиться на чужих ошибках. Нет никаких гарантий, что однажды, когда финансовая подпитка закончится, Алексей не обвинит нынешнего патрона во многих грехах. Тем более что, как говорят в журналистских кругах, параллельно с купанием в соусе "Чекистский" Колобродов проходит кастинг у другого "независимого поставщика" соусной продукции Аркадия Евстафьева, который лично носится по московским изданиям с ходатайством о размещении антикурихинских статей. А раньше носился по Москве совсем с другими предметами.

Сам Курихин расшифровывает аббревиатуру "ОМ" не иначе как "Общественные мерзавцы" и обещает в ближайшее время представить веские доказательства попыток Колобродова участвовать в назначениях чиновников и согласованиях их кандидатур с заинтересованными сторонами. По словам Курихина, высокое звание журналистов омовцы используют для легитимизации участия в антигосударственных пикетах и митингах, раскачивающих общественное мнение, создающих в обществе напряжение. На создание этих очагов антивластной напряженности работает в регионе одна и та же бригада, получающая заказы из одной ценной коробки.

Декларируя принципы "независимой" журналистики, Алексей Колобродов практикует в своей работе методы, которые обычным, "зависимым" журналистам не снились. Именно по его заказу журналисты вынуждены колобродить в отношении потенциальных жертв негативных публикаций, которые потом неожиданно превращаются в рекламодателей "ОМ".

По словам Курихина, омовцы не чураются никаких подрядов. Нет такого дела, которое они не сделали бы за деньги. С каким неприкрытым рвением "ОМ" защищал "ветерана боевых действий" Василия Синичкина, в Саратове все хорошо знают. А беглого экс-главу саратовской администрации, а ныне почетного обладателя нагрудного знака "Лучший сити-менеджер в Майами"  Алексея Прокопенко, подозреваемого в полумиллиардных хищениях?  А руководителя финансовой пирамиды "Саратовмясомолпром" Сергея  Белостропова, обманувшего две тысячи вкладчиков, в основном пенсионеров? Все эти люди тоже "ситуативные спонсоры"?

А с каким остервенением "ОМ" бросился писать гадости о Георгии Фролове, которого до этого активно защищал?  Опозорить пожилого человека, ветерана Великой Отечественной войны только за то, что тот рискнул неполиткорректно высказаться о Сергее Вилкове, заявив, что таким пропагандистам нацизма нужно "надрать уши", – к таким сменам настроения омовцам и их читателям не привыкать.

Со слов ректора саратовской Высшей школы недвижимости Якова Стрельцина, такая перемена произошла у "ОМ" и в отношении саратовских застройщиков. Поначалу Колобродов членов строительного Союза едва ли не боготворил, разливая в своих статьях елейную похвалу о людях, спасающих город и его архитектуру. Но как только финансирование прекратилось, похвала сменилась мракобесием. Колобродов стал обвинять строителей в том, за что еще вчера превозносил.

 

Приглашение на казнь

Есть все основания полагать, что к числу "ситуативных спонсоров" "ОМ" в последнее время относится и нижегородский бизнесмен Михаил Майоров, предполагаемый организатор покушения на Сергея Курихина и убийства Михаила Савченко. С самого начала судебного процесса "ОМ" публиковал негативные материалы о Курихине, пытаясь вызвать у присяжных личную неприязнь к депутату, разжигая в них чувство классовой ненависти, которое в конечном итоге спровоцировало оправдательный приговор. Периоды информационной активности совпадали с ключевыми моментами в судебном процессе. Особенно бурно "ОМ" отреагировал, когда Президиум Верховного суда отменил оправдательный приговор в отношении Шарова и Майорова и вернул дело на новое рассмотрение.

Такую же позицию в отношении подозреваемых в покушении на депутата и убийстве его охранника и друга Михаила Савченко занял и интернет-проект скандальных "Пусси райот" "Медиазона", который активно раскручивается сегодня на западные гранты.

Он неоднократно описывал те "ужасы", которые пришлось пережить "невинно подозреваемым" в организации покушения Майорову и Шарову в ходе судебного процесса. Российский комитет против пыток настолько проникся сочувствием к четырежды судимому Шарову, что купил ему путевку в санаторий, чтобы легализовать его бегство от правосудия и помочь избежать присутствия на повторном судебном процессе, который сейчас идет. А "Медиазона" этот "акт милосердия" активно освещала.

Бегство Шарова было предотвращено, обвиняемый в организации покушения и убийства был принудительно доставлен в Саратов. Майоров же успел удариться в бега. Как только Майоров исчез, исчезли и инвестиции, а с ними и сотрудники "ОМ" на процессе. 

А недавно сайт Надежды Толоконниковой опубликовал статью в защиту Вилкова, "дискредитирующую" Курихина. Все эти совпадения явно не случайны. 

 

Нацист нежного возраста

"ОМ" все время апеллирует к журналистской солидарности, но сам регулярно журналистов подставляет. Это и история со Станиславом Орленко, которого омовцы так недружественно опозорили, и хамство в отношении Лидии Златогорской.  

Мне неоднократно доводилось слышать от разных людей, в том числе и от Курихина, как унизительно Колобродов отзывался о журналистах: "Я с прислугой не общаюсь, только с их хозяевами". Учитывая декларируемые Алексеем принципы, в это снобистское высказывание трудно поверить, но это факт, который как нельзя лучше отражает и истинное представление Алексея о профессии, и отношение к коллегам по цеху.

Алексей Колобродов дружит с Захаром Прилепиным. Что может связывать Колобродова, чей сайт занял активную антироссийскую позицию в ситуации с Украиной, с доверенным лицом президента, активно поддерживающим Новороссию? Связывать может самолюбие и возможность крутануться на федералке. Сейчас Колобродов пытается раскрутить через Прилепина историю с "героем нашего времени" Сергеем Вилковым.

А в чем его геройство? В том, что сначала был "нежного возраста нацистом" (все цитаты – из самого Вилкова), а потом "наладил половую жизнь" и стал антифашистом? В том, что косил от армии? Что мутузился на улице с различными группировками, просыпаясь на газоне? Что был фигурантом уголовного дела за хранение оружия?

Злополучное уголовное дело было заведено в 2007 году, а закрыто лишь в 2014-м за истечением срока давности. В связи с этим почему бы конспирологу Крутову не задаться некоторыми вопросами. Если Вилков невиновен, почему он согласился на прекращение дела по нереабилитирующим основаниям? Не лучше ли было дойти до суда и там доказать свою невиновность? Ведь прекращение дела за истечением срока давности еще не является доказательством невиновности, этот вопрос и сегодня остается открыт. Не случайно Октябрьский суд отказал Вилкову в иске, который он подал на Курихина и на "Четвертую власть" за публикацию якобы лживой информации об уголовном деле.

Есть и другие моменты. Почему документы о том, что Вилков был фигурантом уголовного дела, исчезли и не всплывают даже в ответ на адвокатские запросы? Почему следы его привлечения к административной ответственности растаяли в воздухе? Почему таких документов нет?

Крутову, наверное, известно, что такое случается, когда запрос посылается на сотрудников правоохранительных органов, состоящих на спецучете. Зачем мальчишке подкидывать целый пистолет, когда хватило бы и патронов?

Все это может говорить только об одном, что правоохранительные органы, которые за Сергеем давно наблюдали в связи с его митинговой активностью, "завязали" его на себе, и развязаться с этим тесным контактом, возможно, он так и не смог. Хотя после опасных виртуальных выходок покровители в погонах явно от своего протеже дистанцировались.

Когда люди с таким бэкграундом, как Сергей Вилков, пытаются стать героями нашего времени, становится жалко время и живущих в нем людей. Если вы такие донкихоты, почему вы не меняете что-то к лучшему? Чего вы ждете? Революции? Второго пришествия Христа? Почему люди пассионарные попадают у вас под раздачу? Почему самые добрые инициативы вы готовы оболгать и разрушить?

 

"Джентльменское" предложение

По мнению Сергея Курихина, развязанная "ОМ" масштабная кампания призвана демонизировать его имя, лишить поддержки избирателей и коллег по депутатскому цеху, создать ему в регионе отрицательный имидж, а также имеет ряд других мотивов, по которым адвокаты Курихина готовят материалы для обращения в правоохранительные органы на предмет соответствия этих мотивов закону и Уголовному кодексу.

По словам депутата, сам Колобродов – человек еще более ситуативный, чем его спонсоры, он понимает, что его репутация девальвирована, и список желающих в нее инвестировать иссякнет уже очень скоро. А потому через общих знакомых сделал Курихину предложение на 50 миллионов. Не долларов, рублей. За эти деньги Колобродов готов продать "ОМ" и даже уехать из региона.

Сумма, в которую Колобродов оценивает свою деятельность, слишком завышена, как и его самооценка, считает Курихин. "Я бы не дал за "ОМ" и одного доллара", –  оценил деловую репутацию издания депутат.

Рейтинг: 3.79 1 2 3 4 5