Бояре развлекаются

Смертельные случаи на охоте как забава элиты

Материал подготовила Елена БАЛАЯН

18618

10 июня 2016, 09:00

Криминальный инцидент, который вполне мог закончиться трагедией, произошел в ночь со 2 на 3 июня в Красноармейском районе Саратовской области. Бывший егерь охотхозяйства "Луганское", организовавший охоту для двоих саратовцев, едва не отправил на тот свет своего коллегу по лесному "цеху" – егеря, попытавшегося задержать заезжих любителей пострелять на природе – Глеба Ермакова и Виталия Яковлева. Мужчины приехали в чужие угодья, что называется, "расслабиться на свежем воздухе", предавшись традиционной русской забаве. В организации забавы доверились профессионалу. Но егерям, охранявшим охотугодье, такое вторжение не показалось забавным, и они предприняли попытку отдыхающих задержать. За что едва не поплатились жизнью и здоровьем.

 

Зона непокоя

Все разворачивалось как в детективе про дикий Запад: с криком "Зарежу!" организатор охоты бросился на одного из егерей с ножом, после чего скрылся в лесу. По счастью, удар пришелся по куртке, но, несмотря на это, пострадавшие написали заявление в полицию. По их мнению, имела место угроза убийством, что в общем-то справедливо: если на тебя бросаются с ножом, то, как правило, делают это вовсе не для того, чтобы просто пощекотать тебе нервы.

Можно предположить, что организовавший охоту егерь понимал все последствия задержания и то, чем ему это грозит. И, как мог, попытался эти последствия нейтрализовать, но сгоряча наломал дров и стал фигурантом расследования.

Что тут поделать? Охотники – народ эмоциональный. И это еще отнюдь не самые яркие страсти, которые кипят в нашей области вокруг охоты. И не только на скандальных аукционах. Бывает же гораздо хуже.

В том, что на этот раз никто не пострадал, есть, скорее, элемент случайности. Закономерность же состоит в том, что этот вид развлечений постоянно сопровождается несчастными случаями. Люди на охоте гибнут чаще, чем это предполагает невинное хобби, пусть даже и связанное с использованием огнестрельного оружия. Причем гибнут, если проанализировать статистику, часто в результате именно браконьерской охоты, которую люди из числа власть имущих позволяют себе почему-то регулярно. По крайней мере, так происходит в Саратовской области на протяжении уже достаточно большого количества лет.

Вспоминается целый ряд нашумевших случаев, которые долго были на слуху саратовцев благодаря вниманию СМИ. Это и эпизод с гибелью племянника владельца "Элвиса" Александра Росличенко, и смерть заместителя Алексея Березовского Анатолия Гребенникова, и скандальное ранение замглавы Новобурасского района Алексея Воробьева, которого, словно по иронии судьбы, ранил выстрелом из карабина не кто-нибудь, а председатель общества охотников и рыболовов того же Новобурасского района Виктор Митярев. Поохотился, так сказать, и половил рыбу…

Можно вспомнить еще "охотника на кабанов", зампрокурора Татищевского района Сергея Харьковского, чье реноме прокуратура долго и упорно восстанавливала, пока не восстановила окончательно, гибель бизнесмена Валерия Горрда, эпизод с Виктором Парамоновым, владельцем одноименной клиники, который пытался инцидент на отдыхе представить как покушение на убийство. И недавнее вторжение на территорию частных охотугодий представителей судейского корпуса – заместителя начальника управления Судебного департамента Саратовской области Виктора Строкина и администратора Татищевского райсуда Владимира Санина. Можно вспомнить и загадочную гибель министра охотничьего хозяйства и рыболовства Анатолия Морсина, и много еще разных случаев. Здесь перечислены только самые нашумевшие, а ведь немало  и таких, которые остаются за пределами широкого внимания (подробную хронику можно посмотреть  в материалах нашего информагентства).

При этом еще одна закономерность, которая также является приметой нашей местной реальности, заключается в "небольшом" парадоксе. Когда речь идет о ранении или гибели простых смертных охотников, не облеченных веригами властных полномочий, то констатация преступления происходит довольно быстро и четко, виновные несут предусмотренное законом наказание. И главное – об этом вовсю трубит официальный сайт прокуратуры области, стараясь информировать о своих успехах как можно большее число "восхищенных зрителей".

 

Кошки-браконьеры и "веселые" грибы

Иначе все складывается у так называемых вип-охотников. Ранение человека или даже причинение смерти по неосторожности сразу воспринимаются правоохранительными органами как досадная оплошность, как небоевые потери, которые легко списываются под шумок. А уголовные дела если и возбуждаются, то быстро заминаются и спускаются на тормозах. Подумаешь, застрелил человек на охоте родственника или приятеля, с кем не бывает?..

Доходит порой до абсурда. Все мы помним историю с Александром Росличенко (забыть такое трудно), чье ружье по неосторожности выстрелило, убив наповал родного племянника бизнесмена. Создается впечатление, что его уголовное дело сначала долго мариновали, дожидаясь истечения сроков давности, а самого Росличенко не только никак не наказали, но даже не лишили оружия. И сегодня он, будучи вооруженным до зубов, продолжает беспрепятственно заниматься любимым хобби в своих любимых охотугодьях, радушно принимая у себя влиятельных и бесстрашных приятелей, чьи имена известны в судейской среде.

При таком раскладе становится все понятно. И даже формулировка "дело закрыто за примирением сторон" уже не звучит так дико. Странно, что звание какого-нибудь почетного охотника человеку с такими способностями не дали. В качестве поощрения…

Или другой случай – с новобурасским замглавы Воробьевым, попавшим в районную ЦРБ с огнестрельным ранением, словно подстреленная дичь, и его невольным "застрельщиком" охотником-рыболовом Митюревым. Ныне покойный министр Морсин тогда однозначно заявил, что охота была браконьерская. Но мало ли что заявил министр. У прокуратуры на этот счет возникло свое особое мнение. По версии следствия и прокуратуры, Митюрев занимался "отстрелом бродячих собак и кошек, браконьерствующих в охотничьих угодьях". Подстреленного чиновника он якобы принял за одну из "бродячих собак-браконьеров", ликвидация которых входила в его должностные обязанности. "Подстрелил как собаку" – в этом контексте грубоватая поговорка приобретает особое значение. Ладно бы еще какую-нибудь породистую псину, может, не так обидно было бы, а то просто бродячую…

Надо признать, что у сотрудников государева ока развито воображение, к работе они подходят с выдумкой, с творческим размахом. Ну кто еще, скажите, додумался бы до кошек-браконьеров и браконьеров-собак в качестве условной цели? Кто бы еще так красиво вышел из ситуации? Не додумались бы и не вышли бы, а прокуроры наши вышли. У них воображение до того отточено годами практики, да и аргументация зверская, – не подберешься. Не зря тогда писатель Михаил Веллер, комментируя ситуацию "Взгляду-инфо", предположил, что прокуроры в Саратовской области едят в рабочее время галлюциногенные грибы "для расширения сознания", вот им злые кошки с собаками и мерещатся с карабинами наперевес…

Мы сейчас, конечно, смеемся, но на самом деле все это совершенно не смешно. Просто некоторые люди готовы хоть кошками, хоть сусликами прослыть, лишь бы спасти свою драгоценную шкурку и драгоценную "карьерку". К любому комическому положению готовы… Но речь-то идет о серьезных вещах и, в частности, о законе, который почему-то некоторые не считают зазорным нарушать.

 

Кабаны, врачи и ДФ из Простоквашино

Или взять случай с зампрокурора Харьковским. Ну не нашли в прокуратуре "объективные данные, свидетельствующие об участии Харьковского С.С. в незаконной охоте". Так что с нее взять? Она искала, очень искала, но не нашла. Об этом и экс-прокурор Владимир Степанов на пресс-конференции говорил. Наверное, лично искал, но не нашел… Так и остался эпизод без должной, на наш взгляд, правовой оценки. Вроде как было что-то, а вроде как ничего и не было. Какие кабаны? Вам кабаны приснились… Скажите спасибо, что люди не погибли…

С Виктором Парамоновым вообще сложно сказать, что произошло, настолько это темная история. Вроде как сидел он со своими друзьями у своего дома в Новобурасском районе, чай попивал, а тут вдруг пиф-паф. Якобы пули пролетели прямо над ухом хозяина владений, основательно перепугав всех почетных гостей.

Парамонов потом утверждал, что стрелявший приехал его убить.

Для правдоподобности была придумана история: якобы Парамонов избил обидчиков лишь для того, чтобы их потом доставили в одну из больниц Саратова, где медикаментозно убили-усыпили. А потом во всем обвинили самого Парамонова, а затем отобрали у него бизнес. Неизвестно, растут ли в Новобурасском районе галлюциногенные грибы, но очень похоже на то, что растут…

Итак, Росличенко, Харьковский, Парамонов, Воробьев и Митюрев, Строкин, Санин – всех их объединяет некое особое положение в обществе.

Зато когда "стрелком" оказывается обычный, никому не известный житель Балашова и убивает по пьяной лавочке саратовского бизнесмена Валерия Горрда, возмездие наступает без каких-либо проволочек – человек получает 10 месяцев ограничения свободы. Невесть какой срок за гибель человека, но это едва ли не единственный случай реально наступившей уголовной ответственности за причинение смерти во время охоты.

Тут следует сразу оговориться и сказать, пока еще не поздно, что статья эта вовсе не о вреде охоты как таковой – в самой по себе охоте, если она законна, нет ничего предосудительного. Это действительно традиционное русское (да и не только русское) хобби, которое помимо адреналина и прочих "лайков" охотящемуся индивиду приносит еще и биологическую пользу, корректируя популяцию животных в природе. Некоторым хобби, связанное с убийством животных для развлечения, кажется сомнительным и негуманным, кто-то из думцев даже пытался охоту запретить, но это уже вопрос дискуссионный, из области отвлеченной этики.  

Среди саратовских политиков много любителей этого времяпрепровождения.

Заядлым охотником является, к примеру, Олег Грищенко. В комментарии нашему информагентству он увлеченно рассказывал, как бродит со своей собачкой Гансом по лесам в поисках дичи и прочей живности, отдыхая попутно от важных государственных дел и городских проблем. Даже ролик свой предновогодний имиджевый на эпизоде из охоты строил. Сидит, дескать, Грищенко в лесу под кустом в защитном камуфляже, зверя караулит, а тут мобильный звонок – в Саратове постновогодний апокалипсис, все трубы прорвало, потоп, а устранять аварию некому – все пьют, Новый год десять дней подряд празднуют. Приходится Грищенко свое ружье бросать и на внедорожнике из леса выезжать – Саратов спасать.

 По мнению Грищенко, охота для мужчины – это возможность самореализации. "Мужчина в охоте себя находит, раскрывается", – говорил он, имея, видимо, в виду самой природой заложенные инстинкты.

Даже банкиры охотятся и общественные деятели. Покойный Юрий Зеленский признавался, что охота для мужчины – это больше, чем просто поход за куском мяса, это вещь почти сакральная. Даже Александр Ландо, хоть и не относит себя к большим поклонникам этого вида досуга, участвовал в охоте на кабана.

"Идейным" охотником всю свою жизнь (в особенности политическую) был Дмитрий Федорович Аяцков, правда, в последние годы как-то немного приуныл, рассентиментальничался и обзавелся фоторужьем, чтоб зверушек не убивать. Бегает теперь по лесу, как Шарик из Простоквашино, за животными охотится, чтоб фотографию отдать…

Так что дело не в охоте как таковой. Проблемы начинаются в иной плоскости, когда все перед законом равны, но некоторые оказываются равнее.

 

Смертельные утехи

По словам госдепа Олега Михеева, инициатора того самого скандального законопроекта о полном запрете охоты, в 2008 году Госдума приняла поправки в Уголовный кодекс, ужесточающие ответственность за браконьерство, однако это никак не повлияло на ситуацию. Причина – коррупция, благодаря которой любому браконьеру легко откупиться от ответственности взяткой. А разрешение на охоту становится фиговым листком для прикрытия браконьерства. Это слова самого господина Михеева, в 2014 году он, наряду с другими экспертами, комментировал проблему нашему агентству.

Когда мы говорим о традиционном русском хобби, на ум приходит сразу целая серия живописных и литературных произведений, отражающих утехи русского дворянства. Но надо понимать, что в современных реалиях охота приобрела новый оттенок. Она стала использоваться как переговорная комната на свежем воздухе, где можно договориться обо всем на свете, не опасаясь быть услышанным. Это место, где договариваются о решениях, судьбоносных и судебных, ведутся бизнес-переговоры, делаются предложения, от которых трудно отказаться. Это место встречи новой элиты, нового, если хотите, дворянства и еще один атрибут социального престижа, как дорогие часы или авто. 

Сами охотугодья становятся объектом пристального внимания со стороны потенциальных приобретателей, а аукционы на право владения, пусть временного, заповедным уголком природы – местом не вполне честных боев. Всем памятна история с "Черными водами", которые приобретались в аренду за 10 млрд рублей, с угодьями в селе Бело-Гайское, к которым проявляют пристальный интерес доверенные лица Владимира Капкаева.

Охота превратилась в очень коррупционноемкое развлечение с отягчающими последствиями в виде неожиданных смертей. "Дворяне" часто становятся невольными убийцами и порой погибают сами.  

Не только к нашим саратовским вип-браконьерам природа "несправедлива". Возмущение в обществе вызвал случай, связанный с гибелью в авиакатастрофе экс-губернатора Иркутской области Игоря Есиповского – по одной из версий, трагедия произошла в ходе варварской охоты с вертолета на архаров, занесенных в Красную книгу.

Люди гибнут, идет отстрел человеческой популяции, причем наиболее высокопоставленных ее видов. Такой естественный отбор. Наверное, в природе слишком много развелось высокопоставленных особей. Они считают, что сами себе закон, сами себе власть, поэтому им можно то, что нельзя другим.

Но природа с такими привилегиями, как видно, не согласна. Бунтует она против такого над собой насилия. Все-таки законы – как естественные, так и искусственно созданные – должны быть для всех одинаковыми, иначе природа начинает сама себя регулировать, раз уж правоохранительные органы с этой задачей не справляются.

Избирательное правосудие – беда всего  нашего общества, просто на охоте оно проявляется заметнее, поскольку гибнут люди. Но заметнее оказывается и "замыливание".

Пора уже нашим органам перестать воспринимать трагические случаи на охоте как нечто естественное, как побочный эффект популярной забавы, мол, подумаешь, бояре холопов постреляли, тоже мне беда. Ну, или друг в друга "пульнули". Бояре стреляют – только тешатся…

"Дотешились" уже…

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 4.19 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день