Приговоренные к свободе

Отсрочка от наказания за тяжкие преступления - это реально?

Материал подготовила Елена БАЛАЯН

17820

21 июня 2016, 09:00

Исполняя свой профессиональный долг и следуя указанному президентом Владимиром Путиным направлению о необходимости борьбы с коррупцией во всех ее проявлениях, ИА "Взгляд-инфо" продолжает изучать особенности функционирования судебной системы Саратовской области. Председатель Саратовского областного суда Василий Тарасов в своем ответе редактору нашего агентства Николаю Лыкову упрекал нас в том, что мы, якобы, оказываем "давление на судей в интересах третьих лиц". На самом деле в своих расследованиях мы пользуемся данными открытых источников, таких как ГАС "Правосудие" и официальные сайты саратовских судов, к которым может иметь доступ любое заинтересованное лицо. Просто кто-то дает себе труд изучать содержащуюся там информацию, а кто-то надеется, быть может, что информация эта останется незамеченной. И мы, редакция, делаем данные сведения доступными для широкого круга третьих лиц, т.е. наших читателей и зрителей.   

 

Несмотря на то, что информация о судебных решениях на сайтах судов публикуется выборочно (внимательный наблюдатель не может этого не заметить), мы продолжили изучать материалы этих открытых источников. Одним из итогов нашего очередного исследования стал факт, касающийся такой закрытой от общественности стадии судебного процесса, как исполнение приговора.

Речь пойдет об одном случае, который, в том числе, стал предметом обсуждения в областном суде. К сожалению, общественность на эту дискуссию не пригласили, хотя, если верить декларациям господина Тарасова, саратовская судебная система всегда открыта к диалогу.

Так, 3 июля 2014 года судья Энгельсского районного суда Юлия Болгова (в настоящее время - Тарасова-Болгова) вынесла приговор жительнице Энгельса Бугаенко А.А. по целому ряду статей, среди которых ключевое место занимает статья 228.1 УК РФ  - незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств в значительном размере.

Суд установил, что гражданка Бугаенко регулярно сбывала наркотики, имела наработанную клиентскую сеть и вообще, судя по приговору, подходила к делу "профессионально". Учитывая тяжесть содеянного, суд приговорил ее к продолжительному сроку -  9 лет лишения свободы в колонии общего режима. Наличие у подсудимой малолетних детей не позволило суду прийти к выводу о возможности назначения наказания, не связанного с лишением свободы.

К такому выводу Тарасова-Болгова пришла немного позднее - ровно через месяц и один день, предоставив ей отсрочку исполнения приговора по данным основаниям.    

Получив отсрочку, Бугаенко вышла на свободу и… совершила новое преступление – снова осуществила сбыт наркотиков. Вернулась, так сказать, к любимому занятию…

И вот уже коллега Тарасовой-Болговой, Александра Попова, выносит 4 сентября 2015 года "отсрочнице" новый приговор, по знакомой ей категории преступлений.  Вынесенную ранее отсрочку суд отменил.

Как видим, между первым и вторым приговорами прошло чуть больше года. Сейчас мы проверяем информацию о том, что Бугаенко еще в 2009 году могла быть привлечена к уголовной ответственности за грабеж. К сожалению, сведения об этом на сайте суда странным образом отсутствуют.

Получается, что "наш самый гуманный суд" то и дело отпускает на свободу заядлую рецидивистку, фактически провоцируя ее на все новые и новые преступления? Не странно ли давать отсрочку человеку, которого осудили за сбыт наркотических средств и которого даже наличие ребенка не остановило от совершения нового преступления?  

Всего за период 2014-2015 года нам удалось найти тринадцать случаев предоставления отсрочек по приговорам Энгельсского райсуда, которые выносились по тяжким и особо тяжким преступлениям.

Возможно, их и больше, но, к сожалению, официальный сайт суда не позволяет в полном объеме проанализировать ситуацию. Если изучить колонку сведений, в которой печатается информация о вынесенных приговорах, то гриф "скрыто" будет встречаться там чаще, чем какой-либо другой. Ознакомиться с частью приговоров невозможно.

Как видим, между первым и вторым приговорами прошло чуть больше года. Сейчас мы проверяем информацию о том, что Бугаенко еще в 2009 году могла быть привлечена к уголовной ответственности за грабеж. К сожалению, сведения об этом на сайте суда странным образом отсутствуют.

Но даже если судить по информации, находящейся в открытом доступе, можно предположить, что это были люди, совершившие общественно опасные деяния и представляющие опасность для общества. И как тогда, спрашивается, объяснить, что суд при вынесении приговора не усматривает оснований для отсрочки, но впоследствии, через непродолжительное время, подобную отсрочку предоставляет?

Возникает вопрос: почему так происходит? Возможно, этого требуют показатели судебной статистики или указания вышестоящего руководства? 

Отметим лишь, что одного примера Бугаенко, тем более такого яркого, уже достаточно для того, чтобы задуматься об эффективности и целесообразности принятых решений.  

Чтобы получить более подробную информацию о практике отсрочек по приговорам, вынесенным по тяжким и особо тяжким преступлениям, мы отправили редакционный запрос в ряд саратовских судов. После получения ответов мы сделаем обстоятельный анализ предоставленной информации и познакомим с ним читателей.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.59 1 2 3 4 5