Подарок Его Величества

Какую роль сыграл Петр I в развитии Саратова?

Материал подготовила Елена БАЛАЯН. Фото Юрия Набатова

7563

16 марта, 08:00

Неожиданное звучание получила ныне модная и обсуждаемая на самом верху тема саратовской агломерации. Идея расширить и объединить саратовские земли нашла свое историческое подтверждение, а именно во временах императора Петра I. Как удалось узнать ИА "Взгляд-инфо" в результате предпринятого исторического исследования, в 1701 году царь Петр прислал на волжские берега грамоту, в которой пожертвовал саратовским жителям в вечное пользование все земли, находящиеся от Саратова в окрестности сорока верст по левому и по правому берегам Волги. Путешествие в прошлое может быть невероятно захватывающим. Пытливый взгляд обязательно отыщет в нем ответы на многие актуальные вопросы современности. О значимости для города императорского земельного указа и приезде в Саратов Петра Великого мы побеседовали с известным саратовским краеведом, автором книги о Троицком соборе "Старый собор и старый город" протоиереем Михаилом Беликовым. Он рассказал много интересных фактов о тогдашнем Саратове и о громком, как сказали бы сегодняшние СМИ, визите в наш город Петра.

 

"Саратовцам – в вечное пользование"

– Указ Петра I о пожаловании саратовцам земель в 1701 году – насколько он был важен для развития города?

– Это было очень значимое для города решение и очень большой подарок, редко такое случалось. До этого указа в саратовских землях, пастбищах и семенных покосах, которые находились в пользовании простых саратовцев, была большая путаница. То им под эти цели Зеленый остров отдавали, то Ильинский остров, или, как его еще называли, Казачий, то они менялись местами, и была полная неопределенность.

Своей грамотой Петр внес ясность в разграничение земель и очень существенный вклад в развитие города. С этого времени саратовцы могли не опасаться за свое существование, могли кормить скотину, заниматься огородами, заниматься хуторским хозяйством, выпасать скот, которым торговали очень активно вплоть до начала XIX века. Могли снабжать сеном различного рода извозчиков.

Ведь Саратов был торговый город, каждый день сотни подвод отправлялись отсюда по всей стране, и сюда съезжались подводчики, ямщики целыми караванами за рыбой, за солью, гоняли скотину. Вся петровская армия воевала на калмыцких лошадях, которых здесь покупали и выменивали. Петр даже просил прислать ему с юга Саратовской губернии, где сейчас Алгай, Озинки, на шведский фронт верблюдов, потому что шведская конница приходила в панику при виде верблюдов, они никогда не видели такое существо и просто-напросто бежали.

– А почему именно Саратову Петр оказал такую привилегию? Потому что это был торговый город или по иной причине?

– Саратов при Петре был центром Поволжья, поволжской торговли, а точнее, нижневолжской. Главной статьей саратовской экономики была рыба – вылов, переработка, транспортировка, торговля красной рыбой и ее производными. Красной рыбой назывались осетровые, которые были здесь у нас, на Волге. От Самары до Астрахани велся промышленный вылов, правительство занималось им с начала XVII века. Еще при Иване III здесь, на Волге, были царские рыбные ловцы.

– Но рыба была и в Казани, и в Астрахани, и в других волжских городах. Почему исторически именно Саратов стал торговым центром, а не другой город Поволжья?

– Потому что из всех волжских городов от Казани и до Астрахани самое короткое расстояние по сухому пути до Москвы именно от Саратова – так сложилось исторически. От всех остальных городов – дальше. Поэтому Саратов был транзитным перевалочным пунктом, рыбу свозили сюда со всей Волги, часть вылавливали и в здешних водах, потому что плотины тогда не было, и осетровая рыба свободно доходила до самых верховьев реки. Здесь ее перерабатывали, солили, замораживали по зимнему времени, заготавливали визигу так называемую. Про пироги с визигой слышали?

– Читали в классической литературе! Только я почему-то всегда думала, что визига – это какая-то ягода…

– Нет, это не ягода, это хорда, то есть позвоночник осетровых рыб, который шел в пищу, – очень ценная была штука. Икра – тоже одна из главнейших статей, здесь ее заготавливали, перерабатывали, транспортировали, здесь были целые предприятия – у берега стояли плоты, на которых трудились раздельщики, засольщики. Отсюда сухим путем рыбу и икру отправляли в Москву, прежде всего – к царскому двору. Сюда же съезжались купцы, перекупщики, им продавали эту рыбу по государственным расценкам, и они торговали ею в своих областях.

Была еще торговля солью. Солью торговали привозной – как астраханской, так и с озера Эльтон, которое находится сейчас в Волгоградской области. Эльтонскую соль уже при Петре разрабатывали. Царь ввел монополию на соль, но требовалось большое количество людей, лошадей и подвод, чтобы развозить ее. И калмыцкая торговля была – русские скупали у калмыков, которые жили там, где сейчас находится Энгельс, и коров, и овец, и лошадей, лошадей гнали в армию в Москву табунами. Перекупали саратовцы скотину и перепродавали потом. А скотину надо опять же кормить, поэтому на пожалованной царем в вечное пользование земле устраивались хутора с загонами, с пастбищами. Сено – это тогдашний бензин, без него невозможно было представить жизни и торговли. Поэтому земли – это была очень ценная для саратовцев вещь и очень большой подарок, который внес существенный вклад в развитие экономики и благосостояния Саратова.

 

В Персию – через Саратов

– В исторических источниках встречаются сведения, будто Петр дважды посещал Саратов. Насколько это соответствует действительности?

– Первый проезд по Волге Петра был в 1695 году во время азовского похода. Есть мнение, что Петр в этот поход посетил Саратов. У некоторых авторов есть описание этого посещения, но сведения эти недостоверны. Документы не дают четкого ответа на вопрос, был Петр в Саратове в 1695 году или нет. Саратов неоднократно горел, с периодичностью раз в 25-30 лет, поэтому от документов тех лет остались крохи, и это большая проблема саратовского краеведения – дефицит документов.

Сам Петр, когда предпринимал боевые действия, походы, особенно по Дону, по Волге, вел путевой журнал, в котором ежедневно записывал, где, что, когда посетил, все эти журналы сохранились и опубликованы. Есть журнал о путном шествии, касающийся вот этого первого похода 1695 года. Там говорится, что "в пятом часу прошли город Саратов". Об остановке там не говорится. Но из других источников известно, что Петр останавливался и сходил на берег. В журнале могли этого не записать, хотя некоторые его моменты позволяют такое предположение сделать. Например, там сказано, что в 10 утра они прошли реку Курдюм, а в пятом часу вечера прошли город Саратов и тронулись в путь. Получается – 7 часов от Курдюма до Саратова, а это всего 19 км. Даже если бы человек шел простым солдатским шагом, он за два часа дошел бы до города Саратова. Пять часов пропадает. Куда они делись? Историки предположили, что Петр мог провести их в Саратове. Не исключено, что вопрос о пожаловании земли саратовским жителям был поставлен перед Петром в его первый визит в Саратов 1695 года, но ни доказать, ни опровергнуть это невозможно, как невозможно до конца подтвердить и сам визит.

А вот то, что Петр во время своего персидского похода в 1722 году посетил Саратов, не подлежит никакому сомнению, это исторический факт.

Его путь лежал из Москвы через Москву-реку, затем по Оке, из Оки в Волгу, по Волге в Астрахань и в Каспийское море. У него был так называемый москворецкий струк, где он базировался, с ним в пути была императрица Екатерина и большая свита – это был официальный поход.

В отличие от предполагаемого первого посещения тут все довольно ясно и просто. Есть официальная, исторически доказанная, и неофициальная версия этого посещения, основанная на предании.

В предании есть один забавный эпизод. В нем говорится, что Троицкий собор в то время был окружен лесами, на которые Петр во время своего визита в Саратов якобы взошел ранним утром и разбудил рабочих, которые еще спали. А разбудил он их, пустив в ход свою классическую дубинку, которую потом вместе с картузом подарил царицынским на память о посещении города Царицына. Об этом эпизоде мы еще расскажем позже, а пока приведем рассказ в том виде, в каком записал его историк Леопольдов со слов сына жительницы Саратова, мещанки Мазилиной:

"Петр прибыл к городу ночью. Берег города, тогда еще небольшого, был ярко освещен плошками и фонарями, и на видных местах выставлены вензеля и транспаранты. Какой царь молодец и красавец! – по-женски эмоционально рассказывает о царе мещанка Мазилина. – Лицом немного смугл и от солнца загорел. Взор царя быстрый и живой, усы черные, как смоль, роста высокого. Одет в короткую вышитую венгерку. Протопоп с духовенством городским встретил царя у берега с крестом. Купечество поднесло ему хлеб и соль, а комендант отдал рапорт. По выстланной красным сукном дороге Петр в сопровождении городских чинов, духовенства и народа дошел до дома воеводы, где для него был приготовлен ночлег. Идя между народом, царь по обе стороны кланялся ему.

Поутру Петр встал рано, народ опять собрался у дома коменданта видеть царя. Он вышел к ним, разговаривал о разных предметах, осматривал город, двухэтажный каменный собор, который тогда достраивался, и даже лазил вверх на леса и осматривал вблизи стройку храма.

Сопровождал Петра хозяин города Беклемишев. Воевода заслуживал внимание царя, ибо был мужчина молодой, видный, красивый, ласковый, добрый и поклончивый. Город истинно любил его за приветливость и добродушие (! – ред.)".

Далее Мазилина говорит, что за достойную встречу царь будто бы пожаловал Василию Пахомовичу Беклемишеву "остров около Саратова" – Зеленый остров, который потом называли беклемишевский.

На самом деле император не дарил Беклемишеву Зеленый остров – он не был пожалован Беклемишеву Петром, а был отдан по указу астраханской губернской канцелярии и к тому же несколько позже. Кроме того, вопрос о том, кто был саратовским комендантом летом 1722 года, остается открытым, историки не могут пока ответить на него со всей определенностью. Я в своей книге высказываю версию, что это был некий полковник Семен Иванович Мечев, весь расклад говорит о том, что именно он мог быть в то время саратовским комендантом. Потом Мечев принял постриг в саратовском монастыре и стал монахом Саватием. И вложил в этот монастырь "позлащенный крест", который находится у нас в Радищевском музее. Постригались тогда в основном знатные люди, был такой обычай на Руси – если человек был одинок, под старость лет постригаться в монахи.

 

Хан Аюка и переговоры на высшем уровне

Совсем иначе описывает посещение Саратова царем Петром походный журнал 1722 года.

"13 июня поутру рано приехали к Саратову (не ночью, а ранним утром. – о.М.Б.). Его величество был у тамошнего управителя, оттуда был в соборной церкви у обедни" (служба шла в верхнем, летнем, храме Троицкого собора. Верхняя церковь не отапливалась, а зимой служили в нижней, отапливаемой части. – о.М.Б.).

"В бытность его величества у правителя саратовского приехал от Аюки, хана калмыцкого, который в небольшом числе своих калмыков стоял от Саратова в верстах десяти, посланец Асан Шалеев с листом, в котором хан поздравлял его величество и притом упоминал, что желает с его величеством видеться. После обедни его величество изволил кушать на своем судне..."

Хан Аюка – это калмыцкий хан, он был подданным русского царя (калмыки с XVII века приносили присягу русскому государю), кочевали они за Волгой, где сейчас Энгельс. Был издавна калмыцкий торг на левом берегу Волги. Калмыки торговали с нами скотом, торговля была меновая, не денежная. Менялись на платки, ремни и прочие предметы, кроме оружия.

Царю нужно было с ханом видеться, он хотел заручиться поддержкой калмыцкой конницы в персидском походе, чтобы хан выделил ему определенную часть своего войска. Эти переговоры были, очевидно, запланированы заранее, и в Саратове они встретились.

В других преданиях говорится, что для царя был построен специальный домик рядом с Воздвиженским монастырем, примерно где сейчас кинотеатр "Экран", там он якобы ночевал, а обедню стоял в церкви Воздвиженского монастыря, но это, как мы видим из походного журнала Петра, неправильно.

Затем в журнале рассказывается о встрече Петра с Аюкой, для чего хан со своим сыном и внуком в три часа дня были перевезены с левого берега Волги на правый, на царское судно. Встреча длилась около двух часов, после чего царь катал хана по Волге на буере (это вид судна, который мог ходить против ветра). В журнале Петра сказано, что хан "немало дивился" тому, как судно может идти против ветра.

Затем Петр посетил ставку хана, где провел три часа. После этого около девяти часов вечера царь вернулся на свое судно – и "в тот же час пошли в путь и всю ночь шли греблей". То есть ровно день, с утра до вечера, он провел здесь, никакой ночевки не было.

Кстати, царица, пока царь занимался делами, ходила по саратовскому базару и покупала всякие чулки и нитки для своих шутих и карлиц. Запись об этом есть в путевом журнале Петра.

 

Бьет – значит любит?

– А как насчет дубины? Бил Петр саратовских рабочих или не бил?

– В то, что Петр, император всероссийский, будучи уже немолодым человеком лет 50 и к тому же тяжело больным, вдруг на глазах всего городского населения стал бы лазить по строительным лесам и бить дубиной работных людей, поверить совершенно невозможно. К тому же работные люди поднимались очень рано, со светом. Это были очень серьезные люди, между прочим. Тогдашние каменщики ценились очень высоко, работа была тяжелая, с ними заключался договор, где оговаривалось все, вплоть до того, что они будут есть и где ночевать, и, конечно, на лесах они не жили и спать там не могли. Особенно когда гремят приветственные залпы и крики, когда весь город встречает царя с царицей. Нужно понимать, что в первый поход Петр шел инкогнито, он не афишировал свой поход, нужно было от турков скрыть все это движение. А здесь был официальный поход, естественно, в Саратове о нем знали заранее, естественно, привели его в порядок, украсили цветами и дорожками. Естественно, протопоп встречал его на берегу со всем начальством – это сто процентов.

Все знали, что царь приедет, уже за несколько дней, все готовились. Царь всея Руси – это даже не президент Российской Федерации, который, учитывая современные средства передвижения, может приехать в наш город Саратов в любой момент, когда ему это захочется или когда потребуется, и уже неоднократно здесь бывал. А в то время ни у кого в провинциальном городе за 900 верст от Москвы даже в голове не могло уложиться, что сюда приедет сам царь! Это было событие из ряда вон. Да кто будет в такую ночь спать? Естественно, всю ночь не спали люди, и рабочие Троицкого собора, конечно, тоже не спали. С утра суматоха, царя встречают на пристани, пушки палят, а рабочие спят… Ну, глупость, конечно. Тут надо подключать здравый смысл и официальные документы. А все остальное – предание.

Рейтинг: 4.02 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день