версия для печати Взгляд-онлайн
07 апреля 2017 - 08:00 | Комментарии: 19 | Просмотров: 5156

Могучие тинейджеры

Чего хочет и о чем мечтает новое «поколение протеста»?

Материал подготовила Елена БАЛАЯН

 

Эти воскресные "прогулки", бурной волной прокатившиеся по всей нашей необъятной Родине, стали для многих полной неожиданностью. Неожиданностью стал, прежде всего, возраст "гулявших". О том, что протестные настроения в России зреют, многим "имеющим уши" было понятно и прежде. Но то, что на улицы наших городов выйдут 15-, 16-, 17-летние дети, школьники и студенты, и как апофеоз "вечной молодости" – ставший уже знаменитым благодаря интернету пятиклассник из Томска, – к такому "празднику непослушания" не был готов никто. Удивились все – консерваторы и реформаторы, либералы и патриоты. А больше всех, надо думать, удивилась власть. И как же тут не удивиться?

В далеком уже 2011-м "гулять" на Болотную выходили совсем другие люди, другого возраста и социального статуса. И это еще как-то можно было понять и объяснить – на худой конец, "печеньки от госдепа" никто не отменял, тем более что протест этот был "в шиншилловых шубах".

Но как объяснить протестную активность детей? Этих мальчиков и девочек в курточках и вязаных шапочках, с ирокезами и без, с татуировками и без, отличников и троечников, таких разных и одновременно в чем-то похожих? Битва ли это "интернета против телевизора"? Революционные технологии умных и взрослых дядей, "одурманивших" "глупых" детей? Мы не будем сейчас об этом гадать, благо и без нас объяснений придумано немало.

Мы пошли другим путем – решили спросить о мотивах протестной активности самих протестантов. И не просто спросить, а поближе с ними познакомиться и узнать: кто они, как живут, чем дышат, во что верят и на что надеются. Чего они от власти хотят? Что заставило их в один прекрасный день выйти на улицы? Рассержены ли они, на кого обижаются?

Нам важны были конкретные люди с конкретными чувствами и мыслями. Мы постараемся не давать оценок, а просто попытаемся этих молодых людей услышать.

Четырех участников саратовской "прогулки" мы специально не подбирали. Отбор шел через самую популярную молодежную социальную сеть "ВКонтакте" старым добрым методом "тыка" – по принципу первых откликнувшихся (на самом деле откликнулось гораздо больше пользователей соцсети).

Трое согласились назвать свои имена и даже не возражали против публикации фотографий (правда, один парень попросил не упоминать родителей), четвертый предложил его имя и фамилию изменить. Мы идем навстречу пожеланиям и благодарим за участие в нашем исследовании.

Нашей целью было создать что-то вроде социального и психологического портрета протестующих. И хотя цель эта вряд ли достижима в пределах одной журналистской статьи, портрет, на наш взгляд, все равно получился – пусть не такой объемный, но очевидно романтичный.

К сказанному хочется добавить лишь одно – есть ощущение, что немалую роль в протестной активности сыграла вопиющая по всем нормальным меркам политизированность руководства нынешних российских и саратовских школ и вузов. Политику, на мой взгляд, нужно срочно убирать из высшей и средней школы, она не должна быть мобилизационным ресурсом для любой партии. Это должна быть территория, свободная от политической ангажированности, директора школ не должны быть председателями участковых избирательных комиссий, а ректоры не должны состоять в партиях.

 

Иван Иргискин, 18 лет

На "аватарке" у Ивана в соцсети – "селфи" с прошедшего митинга: на фоне юного улыбающегося лица множество таких же лиц и узнаваемые шпили саратовской консерватории. Чуть ниже на страничке – совсем молодые люди мирно идут вдоль по улице, похоже, улице Рахова.

Кто-то несет российский флаг, а девушка с косичками – детскую розовую уточку на зеленой палочке, ставшую волею судеб одним из символов протеста. Девушка подняла руку вверх, чтобы все могли видеть. Под фотографией подпись Ивана: "Спасибо уточке, которая направляла меня на митинге. Ты клёвая!" – и смайлы.

Далее по ленте – вся актуальная политическая повестка оппозиционных СМИ: расследования ФБК, омоновцы, "ластающие" студентов, посты и перепосты о Навальном и о том, что в России наконец-то "пошла движуха", интернет-жабы на тему РПЦ и даже личные рассуждения о Северной Корее с понятными оппозиционеру аналогиями.

На встречу с нашим корреспондентом старшеклассник соглашается сразу, ведь он, как выяснилось, тоже будущий журналист, об этой профессии давно мечтает, правда параллельно подумывает еще о нескольких направлениях – музыке, политике и пиаре. Друзья Ивана поначалу тоже хотели пойти на митинг, но в последний момент передумали, решили, что "в принципе" их и так все устраивает. За это Иван ласково называет их "овощи", снабжая это высказывание смайлом.

По натуре он человек скорее добрый, происходящее в стране его не устраивает, но пока еще не злит, хотя "уже немножко начинает".

Место встречи современной саратовской молодежи изменить нельзя – это, как правило, торговый центр "Триумф Молл" по той простой причине, что больше, по мнению Ивана, "в Саратове некуда пойти и нечем заняться". Парень говорит, что в свободное время они с друзьями всегда тусуют в "Триумфе", но "ходить по нему кругами" им уже порядком надоело. Иногда они перемещаются в кинотеатр, но с такими ценами на билеты особо не находишься, поэтому смотрят только то, что очень хочется посмотреть.

Небольшого роста, в шапочке, на плече рюкзачок, в ушах наушники, в руках телефон – с виду Иван обычный школьник, который ничем не отличается от своих "не гуляющих" сверстников. У него спокойное, немного стеснительное лицо, тихий голос и вежливые манеры.

Мы садимся в кафе, где чашка чая стоит 70 рублей. Я угощаю юного оппозиционера, так как 150 рублей, которые он достает из кармана своей весенней курточки, явно его последние деньги. А ему еще сегодня ехать на урок по гитаре и вокалу, которыми он недавно так сильно увлекся. Урок стоит полторы тысячи за три часа. Для родителей Ивана это не так уж мало, но они исправно платят, потому что "музыка – это мечта, а как можно не платить за мечту?". Предлагаю к чаю "печеньки от госдепа" – пирожное, но парень от сладостей отказывается.

Из всех на свете благ Ивану больше всего нужна справедливость. Его не интересуют дорогие кроссовки, квартиры и машины, его влечет идеал… И если достичь его не удастся, он уедет из России "в нормальный город, к людям с хорошим менталитетом". Ему не нравится, что в России люди "равнодушные и безразличные, будешь умирать на улице – к тебе не подойдут. Никто не задумывается о глобальной ситуации, все живут одним днем…"

Что же могло случиться в жизни столь воспитанного молодого человека, чтобы он вдруг начал "бороться с коррупцией"?

Все началось с политспоров с одноклассниками на переменках ("11-й класс как-никак!") и "нормальных независимых СМИ". Тут-то Иван и понял, что "его не устраивает сегодняшняя ситуация в стране". Сначала в его жизни появился Борис Немцов, он о нем много читал и даже хотел вступить в его партию. Потом Немцова убили, и Иван стал думать о "Яблоке". Но тут появился Навальный, и теперь Иван хочет вступать в "Партию прогресса".

Однако ничуть не меньше он хочет поступать на журналистику в СГУ и опасается, что с такими взглядами его в вуз не примут. Об этом ему и бабушка говорила, советуя забыть о митингах и Навальном – "иначе не поступишь". С бабушкой согласна и мама, ее ответом Чемберлену, а точнее, сыну Ивану, стало все то же слово – "забудь!".

Иван, конечно, "не забудет, не простит", на это можно и не надеяться, но и без высшего образования оставаться – тоже не вариант. Он бы, может, и не поверил в возможность столь жесткого развития событий, но его товарища по политубеждениям, студента аграрного университета, предупредили: увидим на митинге – из "универа" вылетишь. Поэтому вступление в партию своей мечты Иван благоразумно решил отложить до вступления в ряды студентов.

"Меня и правда могут не принять, как думаете?" – спрашивает Иван.

Это вопрос на засыпку, учитывая, что в аттестате у Ивана ожидается всего четыре четверки, остальные пятерки. Он не курит и не пьет, говорит, что в его классе это вообще не модно. Да что там не курит – он пишет стихи, а недавно начал прыгать с парашютом. Первый прыжок оказался настолько потрясающим, что Иван и его друг-единомышленник не прочь по весне продолжить это занятие.

Но стихи и прыжки в его жизни сейчас не главное, главное – политика, ею саратовский школьник планирует теперь заниматься постоянно. После открытия в Саратове избирательного штаба Алексея Навального Иван записался в волонтеры. Теперь он – часть избирательной кампании, будет агитировать, расклеивать листовки.

"Ужасные дороги и старый, списанный транспорт, не очень красивый и чистый город" – лишь часть того, что его "не устраивает".

"Я не хочу, как мои родители, трудиться всю жизнь за копейки, платить огромные налоги, огромную коммуналку, я хочу нормально жить и зарабатывать. Все говорят: "Россия – великая страна, нам по телевизору сказали..." А меня пугает бесперспективность, я чувствую, что могу не реализовать себя! Я не против России в целом, я против режима, где коррупция – это нормальное явление. Где коррупционеры даже не скрывают, что воруют, не заморачиваются со схемами. Мы вышли на митинг, нас было три тысячи человек, другие люди увидели и заинтересовались. И так мы будем набирать сторонников, нас с каждым разом будет становиться все больше", – предупреждает Иван.

Он уже достаточно узнал о коррупции и сам столкнулся с ее проявлением в повседневной жизни. Однажды гаишник остановил его отца и вместо штрафа потребовал заплатить 500 рублей. Что это, если не коррупция?

Ради победы над этим злом Иван готов на любые жертвы. Жесткого разгона или иных мер со стороны властей он не боится и напоминает, что "по Конституции единственный источник власти в стране – это ее многонациональный народ". Ученик одиннадцатого класса считает, что власти сегодня нужны коренные перемены, потому что "все уже засиделись на своих местах и не чувствуют, что власть – это народ…".

"Мы здесь власть!" – кричал Иван на "прогулке" вместе со всеми.

Из всех на свете благ Ивану больше всего нужна справедливость. Его не интересуют дорогие кроссовки, квартиры и машины, его влечет идеал… И если достичь его не удастся, он уедет из России "в нормальный город, к людям с хорошим менталитетом". Ему не нравится, что в России люди "равнодушные и безразличные, будешь умирать на улице – к тебе не подойдут. Никто не задумывается о глобальной ситуации, все живут одним днем…"

В качестве патриотического противовеса революционным настроениям юных и не очень умов в школе Ивана прошла торжественная линейка "Крым наш!", посвященная трехлетию присоединения полуострова. Но Ивана это не убедило.

"Я считаю, что кричать "крымнаш!" – это не патриотизм. Ехать на горящем поезде и этим хвалиться глупо. Нужно открыть глаза и увидеть реальную ситуацию и попытаться ее исправить. Всем выйти и исправить. Вот это – патриотизм", – говорит он.

Иван хоть и будущий журналист, но никак не может понять, почему одно саратовское СМИ написало, что на прогулке все участники были пьяные и что это были сплошь маргиналы.

"Вы не знаете, почему они так пишут?" – пытается доискаться правды Иван. Ему-то из всех журналистских жанров больше всего нравятся расследования, а "писать неправду и ложь" он бы не смог. Он даже имя свое не стал менять и разрешил поместить свою фотографию.

 

Святослав Исаков, 17 лет

"Мне кажется, что власти просто не обращают внимания на народ. Они смотрят на нас как на какое-то явление в целом, а не на каждого человека в отдельности. Человек для них ничего не значит", – сокрушается еще один саратовский старшеклассник, 17-летний Святослав Исаков (имя и фамилия парня по его просьбе изменены).

Стройный, худенький и высокий, Святослав чем-то напоминает немного повзрослевшего Питера Пэна. У него открытый взгляд и интеллигентное лицо. Одет Святослав в длинное пальто, черные очки и какой-то модный палантин, покрывающий его голову, у него стильная стрижка и длинные тонкие пальцы. Он рассуждает как прилежный ученик, привыкший исправно отвечать на уроке, аккуратно сложив руки на столе и явно получая удовольствие от процесса.

Мы пьем кофе с корицей и говорим о политике, которая, пока взрослые смотрели "Первый канал", неожиданно оказалась у молодежи в главном тренде.

В это трудно поверить, но политикой Святослав начал интересоваться благодаря школьному учителю по обществознанию, который "очень объективно рассказывал о политике и о том, что происходит в стране". Сыграл свою роль и интерес к истории, парень изучал, как менялась власть в нашей и других странах в разные исторические периоды и как это отражалось на жизни общества.

"Я наблюдаю людей – они идеализируют современную политику, возводят культ личности. Мои идеологические предпочтения этому крайне противоречат. Во-первых, я антимилитарист и считаю, что война это человеческая глупость, болезнь, и что все при желании можно решить дипломатией. Также мне кажется, что федеративное устройство не есть лучшее. Для меня предпочтительнее конфедерация, когда каждый субъект имеет свою правовую систему и живет своей жизнью", – начитался книжек Святослав.

Рядом с нами в кафе какая-то старенькая бабушка в поношенном пальто тоже листает книжку.

"Мне хотелось бы вишневого сока, но у меня нет денег", – говорит неожиданно бабушка.

"Может, вам пирожное купить?" – спрашиваем у бабули.

"Нет, пирожное не надо, только сок", – отказывается она, и мы со Святославом понимаем, что на плюшках да на печеньках наш народ не проведешь.

Пока он здесь, он хочет быть чем-то полезен своей стране, поэтому он вышел на митинг. В глубине душе он надеется, что к тому моменту, когда он окончит университет, в стране произойдут положительные изменения и ему не придется ехать в Рейкьявик, хотя и считает такое развитие событий маловероятным. С другой стороны, удалось же американцам преодолеть расизм!

Кроме полной свободы отдельных субъектов, школьник мечтает еще кое о чем. Он мечтает уехать в Исландию и даже уже начал учить исландский язык. В Исландии нет регулярной армии, нет вооружений, и это главное, что привлекает саратовского Питера Пэна.

"Вы знаете, все-таки мои убеждения сильно противоречат российским реалиям, – как бы извиняясь, говорит он. – Мне тяжело здесь жить в плане духовной культуры…

Как я уже сказал, я антимилитарист и космополит, а вокруг много людей, которые очень агрессивны. Я их встречаю в школе, встречаю везде. Они отстаивают Россию, как будто она везде, всегда и во всем права, а я вижу, что это не так. Одноклассников мое мнение будоражит, они грызть меня готовы, когда я высказываю свое мнение. Например, однажды на уроке я сказал, что не пошел бы добровольцем в Афганистан. И всё – я враг народа номер один! Но это мои убеждения – я против войны! Почему я должен ими поступаться?".

Уехать в Исландию Святославу предложил его друг-анархист, но только по окончании университета. Как всякий "нормальный" анархист, друг будет поступать на философский, Святослав – на журналистику. По интернету они нашли русскоговорящего жителя Рейкьявика, который занимается преподаванием русского как иностранного и исландского как иностранного.

Мама Святослава пока не знает, что ее 17-летний сын собрался в страну ледников и горячих гейзеров, по окончании университета он просто поставит ее перед фактом. Она работает в одном саратовском министерстве и про митинги тоже ничего не знала, но к мнению сына отнеслась с уважением, ведь она сама учила его отстаивать свои убеждения.

"Но у нее есть свое мнение, и я его уважаю, в рамках семьи", – говорит школьник. Как и у Ивана, у Святослава с родителями нет конфликта, но и идеологического взаимопонимания тоже нет.

Святослав не считает, что революция и эмиграция – вещи несовместимые.

Пока он здесь, он хочет быть чем-то полезен своей стране, поэтому он вышел на митинг. В глубине душе он надеется, что к тому моменту, когда он окончит университет, в стране произойдут положительные изменения и ему не придется ехать в Рейкьявик, хотя и считает такое развитие событий маловероятным. С другой стороны, удалось же американцам преодолеть расизм!

Но Навальный не борется за пацифизм, он борется против коррупции. Сталкивался ли Святослав с этой темой в своей жизни? Конечно, сталкивался – собирался снимать антикоррупционный ролик на конкурс СГЮА! Уже подготовил сценарий и актеров, но возникли проблемы с аппаратурой, и идея провалилась. Вообще у Святослава уже много разных роликов, он пробует себя как режиссер. Его ролик против наркомании даже висел одно время на сайте госнаркоконтроля.

"Власть – это механизм, который должен развиваться, а у нас он тормозит. Вот я 1999 года рождения, и для меня по сути ничего и не было, кроме "Единой России", я больше ничего не видел. Потому я и стал изучать историю, что мне стало интересно, а что было раньше, до меня и до "ЕР"? Я не знаю, что из этого получится (из протестной деятельности. – Авт.), может, и правда будет только хуже, но мне очень хочется изменений, я просто хочу на это посмотреть…" – признается Святослав.

Спрашиваю парня о произошедшем на Украине, где все тоже начиналось с мирного студенческого протеста, а закончилось тем, что погибли люди. Не пугает ли пацифиста потенциальная "небесная сотня"?

"Я хоть и против войн, но не против революции. Революция – не обязательно кровавое явление. И в данном случае все будет зависеть от того, с какой стороны будет идти агрессия. Если агрессия будет идти со стороны власти, то мне не останется ничего, кроме как эмигрировать из этой страны и забыть о том, что я в ней родился и рос. Потому что если власть будет применять силу к народу, жестокую силу, то мне будет за эту страну очень стыдно. Если агрессия будет со стороны народа по отношению к власти, а власть будет себя сдерживать, то я задумаюсь, та ли это демонстрация, в которой я должен быть? Где я, в клетке со зверьем, которое убивает все, что ему не нравится, или я человек – высшая ступень эволюции?!" – восклицает Святослав, а я слушаю и думаю о том, не с него ли писал Шекспир своего пылкого Гамлета?

Еще Святослав пишет музыку (миксует оперу с электроникой), стихи и даже политические поэмы, пытается рисовать. Последняя его поэма – о страхе, он исследует его природу. Деньги, комфорт и прочий "уровень жизни" Святослава не интересуют и не мотивируют.

"Я хоть и живу в эру капитализма, но пытаюсь это полностью игнорировать, – заявляет 17-летний поэт-антимилитарист. – Я бы с легкостью отказался от денежной системы и вернулся бы к бартеру, это было бы просто шикарно. Но поскольку это невозможно, мне приходится просто смириться. Да, есть вещи, с которыми приходится мириться".

Работа для него не самоцель, его цель – сама жизнь, удовольствие от нее, а работа – только способ ее поддерживать. Он бы пошел учиться на искусствоведа, но опасается, что в этом случае поддерживать придется его самого…

Для Святослава самый главный признак власти – это ее легитимность, в 2018 году ему исполнится 18, он пойдет на выборы. Но прежде, чем голосовать, он изучит кандидатов "как самого себя". И не факт, что в списке найдется тот самый, кто будет устраивать. В крайнем случае, у парня всегда есть его личный "запасной аэродром" – земля обетованная, далекий блаженный Рейкьявик.

 

Алексей Мамонтов, 15 лет

Моему третьему собеседнику всего 15. Он профессиональный спортсмен, занимается греблей на байдарках, кандидат в мастера спорта и тренер-инструктор, тренирует свою маленькую детскую команду, за что даже получает в министерстве спорта шесть тысяч рублей.

Встретиться с Алексеем в реале не удалось, на момент подготовки материала он был в Краснодаре, на спортивных сборах, там у него плотный график тренировок, но это не помешало ему выйти на митинг.

В ленте у Алексея фотографии с прошедших митингов разбавляют картинки и музыка, некоторые композиции можно отнести к категории "блатных" или шансона. И говорит, и мыслит Алексей не так, как Иван и Святослав, а по-спортивному, проще и конкретнее. На фото он демонстрирует бицепсы, у него задорная кепка и веселая улыбка.

Вот видео с торжественного награждения по итогам соревнований в Воронеже – команда Алексея занимает третье место. Парни стоят на борту спортивной яхты, загорелые и крепкие, с ними ветер, за ними – вода.

Алексей увлекся греблей на байдарках, потому что это очень красивый вид спорта и всегда на природе. Занимается уже пять лет, неоднократный победитель всероссийских и областных чемпионатов. Парень не исключает, что после школы свяжет свою жизнь со спортом, "а может, и нет, как выйдет".

"Я не то чтобы за Навального, я просто поддерживаю его позицию с точки зрения коррупции высших чинов. И я буду с ней бороться, а не просто сидеть в стороне, как многие привыкли это делать. Я намерен выходить на все митинги по борьбе и пытаться донести до моего поколения о подлости, о коррумпированном положении высших чинов (стиль и орфография сохранены. – Авт.), – обозначил молодой человек свои политические взгляды.

У Алексея обычная семья со средним уровнем зарплаты. Говорит, что с проявлением коррупции в своей жизни уже отчасти сталкивался. На сборах в Краснодаре он снимает квартиру, платит коммуналку и понимает, "что большинство денег идет им в карман". Кому им, Алексей не уточняет, но, судя по контексту, речь не об управляющих компаниях, а о тех самых зловредных "высших чинах", против которых он борется.

Отец школьника – начальник главной смены на ТЭЦ-3, мама – химик. По словам Алексея, папа всю жизнь сильно старался, чтобы добиться в жизни успеха (в выражениях парня это звучит несколько иначе и связано со словом "рвать" определенную часть тела), и "учился очень даже успешно, поэтому и работает там, хотя некоторые не прилагают таких усилий, а занимают места в губерниях". О каких губерниях речь, неясно, возможно, имеются в виду высшие региональные должности.

Политикой Алексей увлекается два года: "Причин для антикоррупционного протеста много, с которыми я не столкнулся еще, но знаю, что мне предстоит, а я просто этого не хочу".

Родители к выходу сына на улицу отнеслись "нормально, они разделяют мою позицию".

Повторения украинского сценария он не боится, уверен, что "его и не будет, в России люди мирно выходят на улицы, а не как там".

Пострадать за свою смелость Алексей тоже не боится. В школе его, как и дома, поддерживают "даже учителя". В отличие от Святослава и Ивана, эмигрировать из страны парень не собирается – "останусь в России. Мирной и честной".

 

Анжелика Кущинская, 23 года

23-летняя Анжелика Кущинская – самая взрослая из наших собеседников и единственная девушка. На митинг она пойти не смогла, зато была на волонтерской встрече в бывшем издательстве "Слово". Теперь она, как и Иван, будет целый год в свободное от работы время бороться за победу своего кандидата.

Анжелика – красотка, у нее пышные волнистые волосы, запоминающаяся родинка на лице и простые, располагающие манеры.

"Что случилось с твоей жизнью, что ты начала бороться с коррупцией, и как она проявляется в твоей жизни?" – спрашиваю девушку, пока она пытается через трубочку пить свой латте. Мы сидим в простой кулинарке, денег на дорогие кафе ни у кого больше нет.

"С моей жизнью случилась Россия!" – выдает Анжелика, оговариваясь, что "это, конечно, скорее горькая шутка".

Политикой девушка заинтересовалась через интернет. Ютуб, ролики, блогеры, альтернативная повестка – попала в волну. Новости, мнения и расследования, о которых не говорят по телевизору. Навальный – "единственный яркий оппозиционный представитель, за кем реально хочется идти". Поддержка системных политиков – закрытая тема.

К 23 годам почва для протеста сформировалась – жизнь сегодня складывается совсем не так, как хотелось. Два года назад она окончила аграрный университет по специальности "менеджмент в сельском хозяйстве".

"Как чего? Я хочу жить лучше! Вот я выхожу на улицу сегодня утром, у меня перед домом разбитый асфальт, грязища по колено, маршрутку жду полчаса, а вокруг все такое унылое и безрадостное, дома не отреставрированные, разваливающиеся, а хочется жить нормально.

Однако в стране победившего импортозамещения работы по специальности выпускнице вуза не нашлось, и потому она просто отвечает на звонки в колл-центре "Билайн", получая за это 16 тысяч рублей в месяц.

У мамы Анжелики небольшой бизнес, папа – автослесарь в частной фирме. У девушки есть молодой человек, с которым она снимает квартиру за 13 тысяч рублей. Платят пополам с обеих зарплат. Парень работает сантехником и получает 20-25 тысяч рублей в месяц. У Анжелики после оплаты квартирных расходов на жизнь остается 10 тысяч.

"На эти деньги мне надо суметь поесть, оплатить проезд и что-то себе купить. Цены выросли, совершенно ни на что не хватает", – говорит она.

Сейчас девушка учится программированию и надеется, что, может быть, оно принесет ей доход.

"Скажи, в чем смысл твоего протеста? Чего ты хочешь?" – спрашиваю "революционерку".

"Как чего? Я хочу жить лучше! Вот я выхожу на улицу сегодня утром, у меня перед домом разбитый асфальт, грязища по колено, маршрутку жду полчаса, а вокруг все такое унылое и безрадостное, дома не отреставрированные, разваливающиеся, а хочется жить нормально.

Хочется выйти из дома и пройтись по асфальту, хочется не то что богатства, а просто получать адекватную зарплату, чтобы было комфортно жить. Чтобы я могла пойти в магазин и купить себе продуктов, могла в отпуск съездить, а не как сейчас перебиваешься от зарплаты до зарплаты. Чтобы я могла пойти и на свою зарплату получить медицинское обслуживание. А сегодня я не могу даже сделать себе МРТ, потому что оно стоит 2-3 тысячи рублей. Со своей зарплаты я две с чем-то тысячи отдаю налогов, и я понимаю, что налоги непомерно высоки для такого уровня зарплат. Я училась в университете, у меня высшее образование, но все, что я сегодня могу это сидеть на линии в "Билайне", – говорит Анжелика.

Теперь она волонтер и "по мере возможности" будет распространять оппозиционную информацию, просить знакомых "задуматься". Она понимает, что оппозиционная деятельность рискованна, но считает, что "по-другому не получится" и даже "готова пострадать за правду, это нормально".

Она не считает себя "фанаткой Навального" и допускает, что "за ним кто-то стоит, какие-то обеспеченные люди его поддерживают", но желание изменений сильнее любых опасений.

"Я считаю, что надо критически относиться к любой точке зрения, взвешивать, смотреть с разных сторон. Я хотя и верю в человеческую доброту, в добрую природу человека, но когда речь идет о власти, склонна сомневаться. Конечно, я не хочу, чтобы у нас повторилась Украина, но думаю, здесь все очень зависит от того, как поведет себя власть, какие действия будет предпринимать. Если она услышит людей и что-то изменит это будет один сценарий, если нет – другой", – рассуждает саратовская Жанна д’Арк.

"Планов Навального мы тоже до конца не знаем. Он ездит по городам, открывает штабы, но не просто по всем подряд, а достаточно умно. Ездил в Барнаул после того, как там повысили коммунальные тарифы, он использовал возмущение жителей, повернув его в протестное русло. Перед митингом он приезжает в Саратов, и я считаю, что это тоже неслучайно. Думаю, что все маршруты продуманы. На него работают люди, которые продумывают стратегию. Будет ли он делать то, о чем говорит?" – вопрошает она.

Кроме блогеров в интернете, Анжелика слушает "Эхо" и смотрит "Дождь". Федеральные каналы добрых чувств не вызывают: "Сколько можно говорить про Украину и Трампа, когда у нас внутри страны столько проблем, которые нужно решать?".

Отец эти взгляды разделяет, тоже слушает "Эхо" и, возможно, пойдет голосовать за дочкиного кандидата. Мама на все запросы лишь отмахивается рукой, с ее точки зрения, люди в России ни на что не влияют, нечего и пытаться.

"Молодежь всегда хочет перемен и больше всех замечает несовершенства. Молодежи дальше жить. Плюс молодежи нечего терять – нет семей, детей, должностей, квартир, которые они могли бы потерять, поэтому они идут и им не страшно. Старшее поколение боится повторения девяностых", – объясняет Анжелика причины "помолодевшего" протеста.

 

Вместо послесловия

В американском фильме "Могучие рейнджеры", который недавно вышел на экран, герои – несколько самых обыкновенных школьников, мальчишек и девчонок, – вдруг получают амулеты, говорящие им о том, что они избраны, чтобы бороться со злом.

Но школьники долгое время никак не могут "морфировать", то есть превратиться в могучих рейнджеров, потому что они еще не стали командой. Но все заканчивается хорошо – школьники "морфировали", зло побеждено, монстры повержены.

В нашем отечественном фильме "Деточки" режиссера Дмитрия Астрахана (вышел на экраны в 2013 году, через два года после "болотных" протестов) сорвавшиеся с цепи детдомовцы, которых никто никогда не любил и не слышал, начинают натурально крушить и убивать вокруг себя всех, кто, как они считают, принес им зло. Страшная антиутопия, от которой в жилах стынет кровь, конечно, "ложь, да в ней намек". И этот намек надо уметь вовремя считывать.

 
Оцените значимость публикации:
1
2
3
4
5
Рейтинг: 4.63 Голосов принято: 48
Расскажите друзьям: Подпишитесь на нас:
19дискуссия
 
 
 
Обратная связь

Вы можете поделиться с нами
своей новостью

Телефон: (8452) 23-03-59 или 28-60-13

E-mail: red.vzsar@gmail.com

 
все записиСлово редактора

Николай Лыков

Налайкали беду

 
Поиск
Архив
Обратная связь

Телефон редакции:
8 (8452) 23-03-59 и 8 (8452) 23-60-02

E-mail: red.vzsar@gmail.com

Обратная связь

Вопрос главному редактору

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите: Ctrl+Enter

Система Orphus
все голосованияГолосование
Что вы будете отмечать 1 мая?

Всего проголосовало: 637

дискуссия

 
Социальные сети