Добровольная работа

Как в Саратовской области прививают моду на волонтерство?

Ольга ФЕТИСОВА

1733 2

10 ноября, 16:44

Недавно в Сочи проходил 19-й Всемирный фестиваль молодежи и студентов. При подаче заявки на участие нужно было заполнить анкету, где одним из пунктов значился "опыт волонтерской деятельности". Честно говоря, этот вопрос поставил меня в тупик. В голове всплывали образы пионеров, тимуровцев, участников ликвидации последствий каких-нибудь стихийных бедствий – всех, кто так или иначе помогал людям и не получал за это деньги. Что я делала такого в своей жизни? Участвовала в субботниках, в сборе денежных средств на операции больным детям, распространяла в интернете информацию о розыске пропавших людей, помогала пристраивать бездомных животных – можно ли это считать волонтерством? "Кто такие современные волонтеры? Чем они занимаются? И почему мы так редко о них слышим?" – мне захотелось найти ответы на эти вопросы.

 

Дай пятёру волонтеру!

На ВФМС-2017 приехали пять тысяч волонтеров из разных уголков нашей страны. "Дай пятёру волонтеру!" – приветствовали они участников фестиваля, выстраиваясь в живой коридор и протягивая навстречу ладони. Волонтеры сопровождали ребят на каждом этапе – будь то встреча на вокзале, заселение в номер гостиницы, выдача экипировки, поход на какое-либо мероприятие и так далее. "В любой непонятной ситуации обращайся к волонтеру", – таков был негласный лозунг среди участников. И мы обращались, так как не растеряться в этом огромном фестивальном мире было невозможно.

"Это мой первый волонтерский опыт. Очень здорово, хоть и немного тяжеловато, так как я раньше не участвовала в таких масштабных мероприятиях, - рассказывает 20-летняя студентка Кубанского госуниверситета Алена Королева. По ее словам, попасть на фестиваль в качестве волонтера было непросто – все проходили кастинг, по итогам которого определяли самых достойных. – Так как этот фестиваль международный, то, в первую очередь, необходимо знание языков. Я, например, знаю английский и испанский. Во-вторых, оценивали умение общаться и контактировать с людьми, умение выходить из конфликтных ситуаций. У меня в принципе сложностей в общении с иностранцами не было. Иногда, конечно, возникают проблемы в понимании, многие из них знают только свой родной язык, но мы выходим из положения при помощи языка жестов".

Глядя на молодых людей в синих кофтах и бейсболках, весело танцующих посреди Олимпийского парка - думаешь, ну неужели эти ребята в свои 18-25 лет реально осознают миссию волонтерства, и приехали сюда не для того, чтобы просто хорошо провести время на берегу Черного моря и получить дополнительные каникулы в своем студенческом расписании? Но оказалось, что я ошибалась на этот счет. По крайней мере, Любовь Цебекова из Калмыкии точно не из таких. "С волонтерством я связана с детства. Родители всегда говорили мне, что нужно быть полезным человеку, совершать добрые дела, отсюда и пошло. Потом начала читать книги Аристотеля, Пифагора, которые тоже призывали людей совершать благие дела. Еще в школе я влилась в волонтерское движение, а, будучи студенткой, сейчас уже второго курса, являюсь активисткой всероссийского движения "Волонтеры Победы", а также активисткой волонтерского движения Калмыцкого госуниверситета. От нашего региона на фестиваль прошли отбор всего 14 человек. Для меня это очень большой успех, что я оказалась здесь", - говорит Люба.

 

Серебро дороже…

Впрочем, среди волонтеров на Фестивале можно было встретить не только молодое поколение, но и людей пожилого возраста. Их называют "серебряные волонтеры" – это люди, которые, выйдя на пенсию, продолжают жить активной жизнью. Они решили не ставить на себе крест и использовать новые возможности для самореализации, принося пользу обществу. Всего таких волонтеров на Фестивале было 180, самому старшему из них недавно исполнилось 85 (!). Наравне с молодежью они помогали участникам находить нужные площадки, встречали и сопровождали приезжающих гостей, помогали отправлять почтовые открытки прямо с фестиваля. Однажды, в Олимпийском парке у меня сел телефон, и я обратилась к "серебряному волонтеру" с вопросом, нет ли где-то поблизости розетки. Каково же было мое удивление, когда пожилая женщина достала из сумки внешний аккумулятор и предложила "зарядиться прямо здесь". Елена Александровна рассказала, что в свои 60 ей "стало скучно сидеть дома". "Я еще в 1985 году мечтала попасть на этот Фестиваль, но тогда не получилось. И вот сейчас я здесь. Мы все такие разные. В составе нашей московской делегации есть волонтер Эльза Кадыровна, ей 79 лет, она еще всем молодым фору даст. Я считаю, главное, чтобы у человека было желание выйти на улицу, общаться с людьми, узнавать что-то новое, чтобы не было барьеров", – говорит женщина.

Поистине всенародную любовь на Фестивале заслужил 58-летний волонтер Владимир Трясунов из Москвы, передвигающийся на инвалидной коляске. Вокруг него всегда толпились молодые люди – одни хотели просто пообщаться, другие – сделать селфи, а третьи – подарить значок или какой-нибудь сувенир – и не потому, что он такой один здесь, а потому что его энергетика просто не позволяла пройти мимо. Сидя в инвалидном кресле, Владимир умудряется танцевать, "гримасничать", шутить – быть, что называется, "на волне". "Я люблю все это, мне нравится быть с молодежью, и тут я просто отдыхаю", - начал беседу со мной Владимир. "Ребята, идемте-идемте, обнимашечки", – прерывается он, заключая в объятия идущих навстречу участников, а потом продолжает: "Поблажки дают, конечно, но я сам не беру – зачем они мне нужны, мне интересно быть с народом. А сидеть в казарме, или как там называется, в номере – я не люблю. Я 25 лет уже инвалид, у меня травма была. Инвалидность – это навсегда, но любовь к жизни не отменяется. Сейчас я в Москве возглавляю местную организацию Ярославского района Всероссийского общества инвалидов. Планирую и дальше "волонтерить". На чемпионат мира по футболу FIFA 2018 уже прошел аккредитацию, потом в Казани будет чемпионат по рабочим профессиям. Так что еще увидимся!".

 

Никакой принудительности

Саратовская область делегировала на Фестиваль 60 волонтеров. По словам руководителя регионального отделения Всероссийского движения "Волонтеры Победы" Юлии Пастуховой, костяк саратовской команды составили молодые люди в возрасте от 18 до 25 лет. В основном, это студенты-активисты вузов и представители молодежных общественных организаций. При этом, по ее утверждению, стать волонтером на Фестивале мог любой житель Саратовской области – для этого нужно было заблаговременно зайти на сайт ВФМС, заполнить анкету, а потом пройти собеседование по скайпу.

Движение "Волонтеры Победы" было создано по указу президента РФ Владимира Путина в 2014 году в ходе подготовки к празднованию 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. На сегодняшний день это самое большое в стране волонтерское движение патриотической направленности, имеющее свои отделения почти во всех регионах страны.

"У нашей организации три разных направления: социальное сопровождение ветеранов - когда мы посещаем их, а также сопровождаем на масштабных крупных мероприятиях, благоустройство памятных мест – это так называемые субботники, например, в Парке Победы, а также шефство над могилами неизвестных солдат, и третье – всероссийские акции, такие как "Письмо Победы", "Свеча памяти", "Георгиевская ленточка". Самый новый формат нашей деятельности – это всероссийские исторические квесты, приуроченные к определенной дате в Великой Отечественной войне или просто в истории", - говорит Юлия Пастухова.

По ее словам, никаких денег волонтеры в организации не получают, а мотивацией для них служит общение с ветеранами, участие в Парадах Победы, благодарственные письма. Говоря о численности своего волонтерского корпуса, Юлия называет цифру в 500 - по Саратову, и "около двух тысяч" – по области. И эти показатели, по ее словам, растут с каждым годом, так как все больше людей узнают о существовании организации.

Долгое время в России волонтеров ассоциировали с бесплатной рабочей силой, которую можно использовать в "добровольно-принудительном порядке". Сейчас это совсем не так, говорит Юлия. "Ни о какой принудительности речи быть не может. Я никого не заставляю – я говорю – вот Москва присылает план, и спрашиваю, кто, в чем хочет поучаствовать. Опять же нет такого, что нужно просто постоять, подержать стул или еще что-то. Ребята задействованы, в первую очередь, в процессе. Они вносят свои идеи, задумки, им это нравится, поэтому это все добровольно происходит", – уточняет собеседница.

 

Отдать часть себя

Еще один пример развития волонтерства в Саратовской области – местный поисковый отряд "Лиза Алерт". Его руководитель Константин Костырин уверен, что человек становится волонтером не потому, что "хочет совершить какое-то доброе дело, а потому что его цепляет именно эта тема".

"Всех цепляют разные направления – кто-то животными занимается, кто-то – детям помогает, мы ищем пропавших людей. На каждый поиск у нас сейчас приезжают 1-2 новых человека – это те, кто случайно увидел информацию и захотел подключиться. Из этих новых людей хорошо, если 1 из 20 или 1 из 30 остается с нами надолго, потому что человек либо находит что-то для себя в этой деятельности, либо не находит", - говорит Константин и приводит в пример историю поисков двухлетнего Вани Емельянова в селе Красное Самойловского района летом этого года, вызвавшую широкий общественный резонанс. Тогда малыш, ускользнув из поля зрения мамы, выбежал со двора частного дома и, как позже выяснится, утонул в пруду. Информация о розыске ребенка распространялась молниеносно, на поиски отправились более 150 волонтеров – из Саратова, районов области и даже других регионов. Незнакомые до этого друг с другом люди списывались через соцсети, группировались и ехали в Красное – сообща искать ребенка.

"После этого случая у нас был очень большой наплыв народу, человек 20-30 участвовали  в дальнейших поисках, приходили на собрания, но со временем где-то половина из них исчезла. Такова реальность. Понимаете, волонтерство – это такая специфическая штука, как и любое занятие, несет очень большую эмоциональную нагрузку. Есть такой термин как "выгорание волонтера", когда человек посвящает себя какому-то делу, но потом устает, его эта тема просто перестает трогать. Наши ребята очень много энергии тратят – в первую очередь, те, кто напрямую общается с заявителями, полицией. Это действительно тяжело. Вообще, по моим наблюдениям, деятельность в сфере добровольчества – это примерно 2-3 года, потом человек либо переключается на что-то, либо уходит совсем", - говорит Константин, который, впрочем, сам "держится" в отряде уже четыре года. По его словам, с профвыгоранием ему помогает справляться семья.

Говоря о портрете современного волонтера-поисковика, руководитель отряда отмечает, что это, в основном, молодые люди до 35 лет. Все они занимаются этой деятельностью бесплатно – по зову сердца в свободное от работы время. Стоит отметить, что никакой финансовой помощи активисты не принимают принципиально, хотя предложения о пожертвованиях к ним поступают. Единственное, что они готовы принять, это оборудование для поисков: фонари, навигаторы и т.д.

А правда, может ли человек претендовать на какие-то блага от волонтерской деятельности? Или это все-таки абсолютно бескорыстная работа? В этой связи следует отличать "государственное волонтерство" от негосударственного, говорит Константин. "В первом случае речь идет о различных форумах, фестивалях, олимпиадах, куда волонтер, в том числе, едет за новыми впечатлениями, а государство предоставляет ему еду и жилье. Государственное волонтерство – это неплохо, но это немножечко не то, чем занимаемся мы. Наша форма волонтерства – это то, что зацепило именно конкретных людей. Это хосписы, лечение и передержка животных, сопровождение раковых больных, поиск пропавших людей, сбор средств для каких-то проектов. Есть много историй. Это, в основном, тяжелые истории, которые несут большую эмоциональную нагрузку. Это не приносит никаких материальных благ. Это волонтерство, которое связано с тем, чтобы отдать часть себя", - уточняет Константин Костырин.

 

Модно или нормально?

Известная саратовская общественница, член ОП Ольга Коргунова начала "волонтерить" 23 года назад и до их пор не может остановиться. Вдохновением в ее случае послужило рождение второго ребенка. "Вы знаете, когда ребенок маленький, то материнская душа становится такая трогательная, жалостливая. Это были как раз 90-е годы. На улицах стали появляться попрошайки, и на это смотреть было невозможно. В моем доме на Некрасова жили тогда Дмитрий Аяцков, Ринат Халиков. И я вместе с подругами решила поставить во дворе аквариум, рядом повесили фотографии, что есть вот такие дети, нужна помощь, нам набросали какие-то деньги. И на следующие выходные мы сделали настоящий праздник во дворе, позвали многодетные семьи, водили хороводы, купили пирожные, конфеты. С этого и началось", - вспоминает Ольга Коргунова.

За эти годы общественница со своим благотворительным фондом "Савва" реализовала немало социальных проектов, "вырастила" сотни волонтеров, поэтому определенно точно является экспертом в этой области. Ярким примером служит ее проект "ДоброЦентр", благодаря которому в 15 районах были созданы центры развития добровольчества. В этом году фонд приступил к реализации нового проекта "Экотория", который призван активизировать волонтеров в сфере решения экологических проблем.

"Сейчас мы работаем в семи муниципальных образованиях. Организовываем субботники, обучаем ребят раздельному сбору мусора, энергосбережению, учим воду экономить, Волгу прославлять, чистить берега. Создаем так называемые "экопатрули" в районах", - говорит Коргунова. Ее подопечные волонтеры – в основной своей массе – студенты и школьники от 14 лет. Говоря о мотивации, общественница отмечает, что это "голый энтузиазм": "Мы стараемся их как-то мотивировать. Дарим майки, символику, школьников из районов приглашаем в Саратов на форум "Экодром". Совместные посиделки, игротеки – это ребятам очень-очень нравится. Им хочется в этом во всем участвовать".

Вообще волонтерство в Саратовской области, по словам общественницы, развито неплохо и набирает популярность с каждым годом. Во-первых, потому что этим "мощно занимаются" такие люди как она, Наталия Королькова, Елена Царенкова. Во-вторых, государство, наконец, пройдя долгий восстановительный период после советских времен с "добровольно-принудительными" акциями, повернулось лицом к волонтерам, увидело партнеров в лице общественных организаций, работающих в этом направлении. Так, в декабре 2016 года президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию заявил о необходимости "снять все барьеры для развития волонтерства". Существует даже государственная концепция развития добровольчества, разработанная до 2025 года. В ней, в частности, говорится о необходимости содействия развитию добровольческих организаций, а также НКО, привлекающих добровольцев на реализацию проектов в социальной сфере. Одной из форм поддержки является предоставление субсидий и грантов. Фонд Ольги Коргуновой неоднократно выигрывал конкурс президентских грантов, хотя сама общественница признается, что относится к ним без "дикого восторга".

"Вы себе не представляете, какие это испытания, если тебе дали грант. Сплошные проверки, отчетности. У Фонда президентских грантов есть криптоключ на все наши платежи. Они смотрят, на кого выписан счет и начинают его выворачивать наизнанку, проверяют, а тому ли мы платим. Звонят регулярно – а куда это, а зачем, а почему. Все это очень сильно выматывает, но зато мы ошибиться не можем. Я иногда думаю, почему деньги, к примеру, выделенные на дороги, так не контролируют", - рассуждает она.

На вопрос о моде на волонтерство общественница отвечает так: "Волонтером быть сегодня нормально. И это как раз то самое, что нужно – "быть нормальным", потому что мы все живем в обществе. У нас на Руси вообще это принято, принято помогать соседу, принято помочь дальнему родственнику, если что-то случилось – прийти, поухаживать, даже если ты сто лет его не видел. Если мне скажут, что это не добровольчество, я не соглашусь. Другой вопрос, что сами люди мало обращаются за помощью к волонтерам".

 

Книжка добрых дел

В интернете существует сайт "Добровольцы России" – это информационная платформа для волонтеров и организаций, которая содержит в себе самые актуальные новости из жизни добровольческого движения в стране. Здесь можно зарегистрироваться в качестве волонтера, найти единомышленников, узнать о готовящихся акциях, записаться на обучение. Если кто не знает, то у добровольцев есть личные волонтерские книжки – аналоги трудовых. Туда заносятся сведения о "стаже" волонтера: чем и сколько времени занимался, какие поощрения получил. Наличие волонтерского стажа, кстати, позволяет выпускникам получить от двух до пяти дополнительных баллов к ЕГЭ при поступлении в вузы. Чем не стимул для подрастающего поколения, правда?

Как сообщили в региональном центре "Молодежь Плюс", за два года они выдали около тысячи волонтерских книжек. "Особенно активизируются ребята в период вступительных экзаменов. Этим летом был большой наплыв", - говорит начальник агентства по развитию добровольчества Анастасия Великая.

В то же время, по ее словам, "серебряным волонтерам" центр пока не выдал ни одной книжки – во-первых, потому таких людей в Саратовской области очень мало, а во-вторых, те, которые есть, сами не обращаются за "корочками". Это объяснимо: сдавать ЕГЭ и поступать в вузы в преклонном возрасте никто не собирается, а каких-либо других льгот или бонусов вроде "прибавки к пенсии" государство для пожилых активистов пока не придумало. Так, может, поэтому "серебряное волонтерство" в нашей стране сегодня очень слабо развито – не так, как на Западе, к примеру. Там, кстати, принято гордиться волонтерским опытом в любом возрасте – резюме без "добрых дел" работодатели даже не рассматривают. В то же время вероятна и другая причина пассивности пожилых людей в нашей стране: большинство российских граждан, возможно, так устают за свою "трудовую жизнь", что, выйдя на пенсию, сил "волонтерить" у них не остается. Максимум забота о внуках и хлопоты на дачном участке. Есть и третья причина, и она кажется самой распространенной - это элементарное незнание. Откуда должны были узнать те же саратовские пенсионеры о возможности поехать волонтером в Сочи, например? Кто им об этом сказал?

Недостаток информации – основная проблема, препятствующая развитию волонтерства в России, в том числе в Саратовской области. Согласно официальным данным, на начало 2017 года в стране насчитывалось 4 миллиона волонтеров – это только 2,7% населения. При этом, по результатам социологических опросов, многие люди готовы принять участие в волонтерской деятельности, но не знают, как это можно сделать, поэтому не задействованы. На мой взгляд, в каждом регионе должен быть "рупор" с широким охватом целевой аудитории, рассказывающий о возможностях, опыте и результатах деятельности волонтеров. При этом целесообразно показывать реальные истории живых людей – и тех, кто помогает, и тех, кому нужна помощь.

Может, и не нужно "прививать моду" на волонтерство, а стоит просто популяризировать неравнодушие? Даже, если помощь пожилым соседям или субботник во дворе не отразятся в волонтерской книжке, ведь это будет сделано не зря. Не бывает "малых дел", любое проявление доброты и милосердия может послужить примером для других. Чем больше примеров – тем больше вдохновленных ими людей, которые захотят сделать также или еще больше.

 

P.S. 2018 год в России планируется объявить Годом гражданской активности и добровольчества.

Рейтинг: 2.67 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день