Равнение на возрождение

Случилось чудо: саратовский завод РМК реанимирует производство

Елена БАЛАЯН. Фото Юрия НАБАТОВА

7320

8 февраля, 13:15

Когда у рабочих саратовского завода РМК спрашиваешь, а какая у них сегодня зарплата, они, напустив конспиративного туману, шутя, отвечают, что это коммерческая тайна, о которой не знает никто, включая их самих. В последние два года завод резервуарных металлоконструкций, одно из старейших предприятий в Саратове, находился в таком состоянии, что о нормальной зарплате можно было не мечтать. Когда-то процветающий, можно даже сказать, богатый завод увяз в долгах, часть сотрудников сократили, а те, что остались, зарплату получали от случая к случаю и то частями, так что подсчитать, сколько же ты на самом деле получаешь, стало почти невозможно. Ровно год назад в публикации "Гибель легенды" мы писали о сложной экономической ситуации на заводе и разразившейся в его недрах внутрикорпоративной войне между экс-директором Александром Мишкиным и одним из собственников предприятия Заури Гоциридзе. Погибнет завод или все-таки встанет с колен, тогда было неясно. И вот – проблески надежды: у предприятия появился долгожданный инвестор. С его помощью уже удалось погасить текущую задолженность по зарплате. Мы отправились на завод РМК узнать, как сегодня обстоят дела на некогда славном предприятии.

 

Несбывшиеся обеты "Региона"

За год, что прошел с момента нашего предыдущего посещения, руководство завода в попытках сохранить производство отчаянно искало инвестора. Но нормальный инвестор все никак не находился, а те, что находились, не выполняли свои обещания. С одним уже дошли до подписания контракта-меморандума, включающего в себя полное погашение заработной платы, стопроцентную загрузку предприятия заказами и даже модернизацию производства. Но инвестор неожиданно исчез, как будто его и не было, оставив предприятие ни с чем. Позже выяснилось, что саратовскому заводу ушедший по-английски спонсор предпочел аналогичное предприятие в Ростовской области, в которое и вложил деньги. Но сегодня оно не работает, так что нашему заводу, по всей видимости, повезло...

Потом на горизонте появилась московская компания, но дело снова не пошло.

Москвичей сменили самарцы в лице ООО "Регион", с ними предприятие продвинулось дальше всех. Свои обещания, которые давались на самом высоком уровне – правительству и прокуратуре - они выполнили лишь частично, кое-какие заказы поставляли, зарплату платили, и с сентября по январь завод проработал под их крылом. Но главное обещание – до 1 февраля погасить рабочим всю текущую заработную плату – выполнено не было. Кроме того, с подачи "Региона", а точнее в результате их менеджерской ошибки, завод РМК разорвал многолетние связи с "Транснефтью", одним из своих самых крупных и состоятельных заказчиков.  Эта досадная оплошность заводу дорого обошлась, а зарплату рабочим Заури Гоциридзе пришлось платить из собственных средств.

Сегодня "Регион" предлагает эти деньги компенсировать, но ему уже не верят – нарушивший договоренности однажды с большой долей вероятности нарушит их вновь. В Самаре у "Региона" аналогичный завод, который они успешно санировали. Когда в 2016 году на РМК завод едва не встал, у самарцев случился клондайк – все наши заказы пошли конкурентам в соседний регион. Но до наших мощностей - 2 тысячи тонн металлоконструкций в месяц в лучшие времена - они все равно не дошли и выпускают около 600 тонн. Плюс отношение к людям у самарцев, пожалуй, совсем другое, по крайней мере, такое впечатление сложилось у руководства нашего завода.

В противоречие с инвестором на заводе РМК даже в самые тяжелые дни удалось сохранить столовую, где комплексный обед, как в советские времена, стоит 56 рублей и где уставшие за смену рабочие могут отдохнуть и вкусно пообедать. И есть медсестра хирургического профиля (дежурит круглосуточно). 

В коридорах саратовского завода на дверях кабинетов висит табличка с золотыми буквами – ООО "Регион" (любят они пафосу напустить, говорят на заводе), которую здесь пока еще не сняли, но вот-вот снимут. У завода появился новый надежный инвестор, который начал поставлять рабочим материалы (полторы тысячи тонн металлоконструкций уже в цехах) для нефтяных резервуаров (основной профиль РМК).

 

К загрузке готовы!

Пока в цехах еще тихо, но со следующей недели работа закипит, осталось потерпеть совсем немного, уверяет рабочих исполнительный директор завода РМК Михаил Савран. И спрашивает, готовы ли они трудиться ударно.  "Всегда готовы!" - по-пионерски бодро рапортуют те. Один из рабочих интересуется, когда будет составлено штатное расписание, директор обещает, что все будет готово со следующей недели. Рабочие воодушевлены, они держатся и пока не сдаются.  "Сколько будем получать, не знаем, но обещают о-го-го…", - комментирует мужчина средних лет в спецовке.

"Завод ценен не корпусами и не цехами, завод ценен своими людьми. Люди, их семьи, дети пережили это тяжелое время вместе с нами, и нам ничего не остается, как любыми путями найти выход из кризиса. Главное, что завод не останавливается, он работает…", - говорит Михаил Савран.

Конечно, пережить тяжелое время удалось не всем. На заводе прошла оптимизация, были сокращены пенсионеры, из 700 штатных единиц "в строю" осталось около 400, это в основном костяк (в среднем сорока лет), который удалось сохранить. Волны социального недовольства менеджменту завода избежать не получилось, люди пошли жаловаться в прокуратуру, но там не стали использовать ситуацию, чтобы потопить завод, хотя при желании, наверное, легко могли бы это сделать.  Напротив, людей стали успокаивать, просили потерпеть, говорили, что ситуация на заводе выправляется, и людям скоро заплатят положенные компенсации.  За эту здравую позицию "невставления палок в колеса" руководство завода прокуратуре очень благодарно.

Пока у завода остается 30 млн. руб. реестровой задолженности, а общий долг предприятия достигает миллиарда. Что делать со всем этим "богатством" и как из него выплывать - решать инвестору. На заводе сейчас введено конкурсное производство (очередная стадия банкротства), из него есть несколько путей выхода, но это опять же головная боль инвестора. Для завода сейчас главное – наладить производство, загрузив себя заказами на полную мощность, а не так, как было до сих пор, когда цеха работали лишь на 20 процентов. Новая компания, имя которой на заводе пока суеверно не раскрывают, также тесно сотрудничает с "Транснефтью", так что есть надежда под ее крыло вернуться. Все это вместе взятое позволяет надяться на скорейшее выздоровление предприятия, говорят на заводе.

 

Мишка не на севере

А как же, интересно узнать, обстоят дела с заявлением Александра Мишкина в правоохранительные органы, в котором он обвинял акционеров завода РМК чуть ли не в угрозе убийством? Проверка закончилась ничем. Видимо, правы были сотрудники, говорившие, что таким образом Мишкин просто блефовал, пытаясь защитить себя от возможных последствий проверки ОБЭПа, куда в свою очередь обратились акционеры РМК.

Акционерам очень хотелось проверить Мишкина на предмет преднамеренного банкротства предприятия, в котором его подозревали коллеги, и оценить нанесенный заводу в годы его директорства  экономический урон. Но об итогах проверки тоже ничего не слышно. Зато слышно о самом Мишкине, который в настоящее время, как говорят в цехах, находится в Саратове и без работы. Завод резервуарных металлоконструкций в Челябинске, которым он руководил в последнее время с подачи московского предпринимателя Дениса Данилочкина, разорился и остановился. Был, по всей видимости, прав Заури Гоциридзе, который еще год назад говорил: "Сашку жалко – его попользуют и кинут". Так оно, судя по всему, и случилось.

 

Заводы-дилетанты и борьба за рынок

Сейчас завод всеми силами будет бороться за заказы, а это, как выясняется, не так-то просто даже с учетом востребованности продукции. Подпольное производство металлоконструкций процветает, в Саратове действует около десятка мини-заводов. Их рынок сбыта, как правило, бывшие советские республики – Туркмения, Казахстан, которые не сильно переживают о качестве и где главный посыл – чем дешевле, тем лучше. Резервуары собирают, залив пол бетоном, прочность швов никто особо не проверяет – сойдет и так.  На заводе РМК для этого существует целая лаборатория и 20 человек персонала. "Мы тут микроны ловим, проверяя каждый миллиметр, а этим все по фигу – народ ловят большими зарплатами, пузырьками… Слесарь дядя Петя на бетоне лист раскатывает, а тетя Клава проверяет и ставит штамп. Вот и вся работа. Отмена Ростехнадзором пять лет назад  специального разрешения привело к всплеску таких дилетантских производств, которые отнимают у нас половину рынка. Конечно, такие крупные заказчики, как "Транснефть" с дилетантами работать не будут ни за что, и в этом сила таких заводов, как наш РМК", - объясняет сложности производства Михаил Савран.

По словам исполнительного директора, в том, что завод, наконец-то, реанимируется, есть большая заслуга и правительства области – министерства промышленности и лично губернатора, а также ТПП области. Чиновники писали рекомендательные письма в банки, пытаясь поручиться за завод, обещали льготы инвесторам и в целом старались держать ситуацию на контроле. Их деятельная поддержка во многом и не дала "загнуться" одному из старейших в Саратове производств.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 3.34 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день