Ваша Снисходительность

Юристы шокированы лояльностью саратовской Фемиды к прокурору-взяточнику

С адвокатами общалась Елена БАЛАЯН

10188

14 февраля, 08:00

Удивительные дела творятся в нашем саратовском правосудии. К одним закон, как избушка Бабы Яги к Ивану-дураку, поворачивается передом, а  к другим почему-то задом. К бывшему зампрокурора Балашовского района Дмитрию Корогодину судебная «избушка» повернулась передом, видно, господин Корогодин ей как женщине очень понравился. Настолько, что ему сначала дали наказание за взятку в крупном размере ниже низшего предела (4, а затем «скостили» до 3, 5 лет), а после вдруг, как в сказке, скрипнула дверь - и бывшего прокурора выпустили по УДО. Причем сделали это при непогашенном уголовном штрафе в один миллион рублей, назначенном судом в качестве дополнительного наказания, помимо срока. Потом кассационной инстанцией Евгения Шепелина этот штраф еще и уменьшили – до 800 тыс. руб. Фемида – она ведь тоже женщина, у нее подчас свои, неведомые миру вкусы и пристрастия. Мы спросили у известных в Саратове адвокатов и юристов, были ли в их практике подобные случаи, чтобы судебная инстанция отпускала подсудимого условно-досрочно при непогашенном штрафе.

 

Владимир Сенюков:

- Это действительно крайне редкий случай в судебной практике, чтобы подсудимого выпустили по УДО при таком большом штрафе, который он не выплатил.

В каждом конкретном случае нужно исследовать все доказательства и обстоятельства, обычно судом учитываются личные и семейные обстоятельства осужденного, может быть в жизни всякое. Но эта история вызывает вопросы, потому что мы знаем много случаев, в том числе и по громким резонансным делам, когда тоже есть много оснований для того, чтобы облегчить человеку судьбу. Однако это не делается даже в том случае, если человек, осужденный за взятку, выплачивает с нее налоги в пользу государства.

Если есть обстоятельства для такой беспрецедентной меры, это одно дело. Если обстоятельств нет, я думаю, что прокуратура должна однозначно реагировать на такие вещи. А само отношение судебной системы к людям из этой системы оно в принципе объяснимо.

В своей практике я не помню, чтобы человеку удавалось уйти на УДО при таких обстоятельствах. Единственный похожий случай: у меня была доверитель – женщина с двумя детьми, осужденная за мошенничество по двум эпизодам. И она почти весь срок наказания уже отбыла, всего ей оставалось отсидеть два месяца из полутора лет, она не погасила штраф в полном размере, тем не менее, ее отпустили по УДО, взяв во внимание то, что у нее двое детей. И это - большая редкость.

 

Александр Курохтин:

- Практика УДО предполагает помимо истечения сроков, которые предусмотрены уголовным кодексом, погашение долгов по исполнительным листам, отсутствие взысканий, наличие поощрений. А чтобы человек не выплачивал штраф, и его отпустили условно-досрочно, а потом еще и штраф снизили - в моей практике такого не было. Это, естественно, мягко сказать, не совпадает с позицией Верховного суда по поводу необходимости выполнения осужденным всех обязательств – погашения штрафов и исполнительных листов, задолженностей, наличия поощрений, только после этого возможно его отпускать.

Условно-досрочное освобождение в любом случае нелегко дается в силу наличия целого ряда критериев, которые необходимо выполнить. А чтобы давали УДО даже без попытки погашения штрафа, такого я не видел. Я знаю случаи, они были в практике – у человека все есть, и поощрения, и нет взысканий, единственное – он в силу болезни не работает, просто потому, что не может, потому что находится в больнице. И его не могут выпустить, потому что буква закона требует, чтобы человек, претендующий на условно-досрочное, обязательно работал. Поэтому он отбывает. Все понимают, что он не может работать и что по-хорошему его надо выпустить, но в силу формальных оснований, в силу критериев, которые выразил Верховный суд, они не могут его выпустить.

 

Станислав Зайцев: 

- Чтобы осужденному сократили штраф, когда приговор уже вступил в законную силу, и когда человек уже отбыл наказание - такого в моей практике за 31 год вообще не было. Как правило, это может быть связано только с изменением в законодательстве, когда уменьшается размер штрафа, и суд подгоняет эти изменения под конкретную ситуацию. Но здесь, насколько я знаю, никаких изменений не было, это просто инициатива под конкретного человека, которая с какими-то личными мотивами может быть связана.

Относительно условно-досрочного освобождения при непогашенном уголовном штрафе, на практике суд довольно часто к этому привязывается и в основном отказывает в УДО, но в законе четко эта ситуация не прописана. Если человек исправился и перевоспитался, у него может быть объективная причина того, почему он не может погасить штраф, может, он в колонии не зарабатывает столько, чтобы это сделать, а родственники не обязаны за него эти деньги вносить. Поэтому это все на усмотрение суда. В данной ситуации решили в его пользу, но могу сказать, что на практике гораздо чаще, в 90-95 процентов случаев для «простых смертных» непогашенный штраф является основанием для отказа в условно-досрочном освобождении. И областной, и Верховный суд считают, что это законно, потому что человек, который не гасит свой штраф или гасит очень небольшую часть, он все-таки не до такой степени исправился, чтобы его условно-досрочно освобождать.

До последнего времени суды и без того неохотно шли на УДО даже в случаях, когда у человека все погашено. Я могу привести в пример 33 и 10 колонии в Ленинском районе, где Ленинский суд все это рассматривает, примерно порядка 2-2,5% людей из тех, кто подает на УДО,  получает положительное решение в судах. А в Красноармейском районе процентное соотношение, по-моему, еще меньше. За осужденных из числа активистов, кто с администрацией близко общается, обычно есть кому словечко замолвить, а если человек не сотрудничает, а просто тихо-законно отбывает наказание, суду проще отказать ему, чем удовлетворить. Такова наша судебная система, которая пока не в пользу осужденных и не в пользу защитников. И чем дальше, тем эта тенденция будет только углубляться, это мое личное мнение.

Единственный случай смягчения, который мне известен, произошел в отношении Сергея Филина, бывшего главы Красноармейского района, где Верховный суд вмешался в ситуацию.  Тема связана с тем, что он не погасил какую-то часть штрафа (а у него было около 30 млн. руб. штрафа), это было основанием для отказа в УДО судом первой инстанции в Красноармейске и в апелляции в областном суде. А Верховный суд все это отменил и направил на новое рассмотрение, указав, что это незаконные основания и нельзя указывать в постановлении об отказе те основания, которые в законе не прописаны. И только после этого его отпустили. А так наше саратовское правосудие, районный и областной суд, почему-то исходит из того, что можно все, что угодно написать, даже чего в законе нет. И на местном уровне это все прокатывает, пока кто-то до Верховного суда не доползет, но на это не у всех хватает сил, возможностей и денег. Так что на уровне Верховного суда какие-то подвижки к либерализации в единичных случаях еще можно заметить (и то, в чем там была истинная причина, мы не знаем, может, какие-то личные контакты), а у нас в Саратове ничего подобного нет. Поэтому на этом фоне история Корогодина выглядит очень редкой.

 

Николай Скворцов:

- Практика областного суда, в том числе, президиума в отношении УДО в последнее время смягчилась, и отпускать людей стали чаще. Отпускают, как правило, по рекомендации и характеристике руководителя колонии. Прокуратура дает свое заключение, и если у человека не было взысканий, наказаний, он имеет шансы на УДО. В данном деле прокуратура, видимо, была не против, а ее мнение, как известно, решающее в этом процессе.

Что касается пересмотра размера штрафа в кассации в областном суде, он пересматривается в исключительных случаях. Для этого должны быть существенные нарушения норм материального и процессуального права, экстраординарные нарушения. Насколько мне известно, в деле Корогодина нет экстраординарных нарушений, и других мотивов я тоже не увидел. Просто снизили с миллиона на двести тысяч. Почему не на сто, не на триста? Что вообще послужило основанием для снижения?

В целом то, что человек не сидит, это уже хорошо – с точки зрения гуманности. С точки зрения государственности, если есть люди, которые с аналогичными штрафами не отпущены по УДО, а бывший прокурор отпущен, то это, наверное, как-то заставляет задуматься, а почему такая несправедливость? Если есть много людей в похожих ситуациях, у которых штраф не снижен, а у прокурора снижен, то тоже получается несправедливо: почему остальным не снижают, а прокурорам снижают? Я не за то, что человека надо посадить и по УДО не выпускать, я за одинаковый подход, независимо от количества звезд или цвета погонов. Если справедливость применена по отношению к нему, то и к другим ее тоже надо применять.

 

Светлана Писакина:

- Чтобы наказание меняли в сторону смягчения – это бывает крайне редко по любому роду преступлений, это однозначно. А чтобы человека отпускали при непогашенном штрафе, это еще более редкий случай, я вообще таких примеров не знаю.

У нас судебные решения должны исполняться, а тут приговор, насколько я понимаю, остался неисполненным. Условно-досрочное освобождение предполагает, что человек принял все меры к исполнению приговора и своим поведением доказывает, что он может быть освобожден от дальнейшего отбытия наказания. В любом случае выплата штрафа это очень серьезная мера, это часть исполнения приговора. Если она вообще не исполняется, какое УДО может быть?

Даже когда администрация колонии ходатайствует, даже когда у человека море поощрений, и то не всегда дают УДО.

У коллеги был случай – в Ленинском суде она ходатайствовала о заключенном из 33 колонии, у него пятеро детей, активист, 33 поощрения у него (я еще эту цифру запомнила), и администрация ходатайствовала, весь положительный - исключительный, и ему отказали только в связи с тем, что у него иск не возмещен. Это был иск о мошенничестве, и это стало одним из оснований для отказа. Хотя в законе не указано, что в обязательном порядке иск должен быть возмещен, необходимо только устанавливать, принимались ли меры по его возмещению. А штраф – это одно из дополнительных наказаний, именно наказаний, а не иск, поэтому если он вообще его не возмещал, то я даже не знаю, как так может быть. Получаются какие-то двойные стандарты правосудия. Для кого-то это основания для отказа, для другого – нет. Наказание должно быть справедливым, но его исполнение должно быть для всех одинаковым. Если есть основания для смягчения, надо всем смягчать, а не только бывшим прокурорским работникам.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 4.47 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день