Химия в переводе с французского

Насколько опасен новый проект по производству акриламида в Саратове?

Редакция ИА "Взгляд-инфо", Елена БАЛАЯН, Александр ХЛЫНЦОВ.

12968

14 августа, 17:25

В следующем году в Саратове должно начаться строительство одного из самых бурно обсуждаемых и спорных объектов – завода по производству акриламида и полиакриламида. Карт-бланш французской компании "СНФ-Флопам" дала Саратовская городская дума, разрешив для строительства повысить класс опасности на бывшей территории завода "Нитрон", северо-западнее "Саратоворгсинтеза", которая и была "французу отдана".

Депутаты внесли изменения в правила землепользования и застройки в отношении участка 38 752 кв. м на станции Кокурино и объединили две производственные базы – ту, что находится на бывшей территории "Нитрона", и часть территории самого "Саратоворгсинтеза". Будущий завод не зря назван одним из самых спорных и обсуждаемых объектов – повод для дискуссии был дан уже непосредственно на заседании городской думы, экстренно созванной во время каникул.  

Отсутствие обоснований, в том числе и экологических, очевидная спешка при принятии решения породили бурю подозрений и опасений. Тем не менее, подавляющее большинство депутатов сделало выбор в пользу аргументов "новые рабочие места" и "инвестиции", в отличие от слова "онкология". Беспокойство дошло и до чиновников от экологии, тонко намекнувших на разницу между французской педантичностью и российской ментальностью.

Почему решение приняли так быстро? Насколько опасен новый завод? Действительно ли в Саратов пришел апокалипсис или это банальная истерия, связанная с недостатком информации?

 

Акриламид и деревянные ложки

Саратов – край непуганых инвесторов, а потому информация, озвученная на экстренно собравшемся заседании постоянной комиссии гордумы, произвела впечатление.

Замглавы администрации по градостроительству и архитектуре Антон Корнеев заявил, что французский инвестор планирует инвестировать в саратовское производство около 3,5 млрд рублей. И как бы в скобках заметил, что депутатам "предлагается поменять территорию со второго класса на класс высокого отрицательного воздействия на окружающую среду".

Бывший министр экологии Саратовской области, а ныне советник французской фирмы "СНФ-Флопам" (той самой, что будет строить завод), Игорь Шопен дополнил, что будет создано 200 рабочих мест, а средняя зарплата на предприятии ожидается 45-50 тыс. рублей. Общий выпуск продукции - 60 тысяч тонн с перспективой увеличения до 150 тысяч тонн. Завершить строительство планируется к 2020 году, а с 2021 завод заработает на полную мощность.

Несмотря на отсутствие наглядных расчетов, "против" выступили всего несколько депутатов.

Андрей Карасев обратил внимание на спешку при принятии решения, заподозрив влияние коррупции. Не поддержал инициативу и Антон Ищенко, заявив, что у проекта нет "аргументации и обоснований повышения опасности, все делается в спешке, чтобы угодить этой компании, и мы не понимаем, какие будут плюсы для горожан".

Ищенко предложил не принимать решение окончательно, дав время экспертам и экологам на подготовку информации. Депутат Юрий Ерофеев пытался понять, выиграет ли область в налогах, Геннадия Турунтаева интересовала экологическая сторона вопроса.

В то же время Виктор Марков назвал заявления опасливых коллег "апокалиптическими", а Александр Янклович заявил, что "с таким отношением инвесторы будут сворачиваться и уходить в другие регионы, а мы останемся с производством деревянных ложек".

Депутату и главе областного Центра комбустиологии Николаю Островскому не понравилось "дилетантское отношение" к проблеме рака. Медик заявил, что вязывать напрямую постройку завода на стадии проектирования с возникновением онкологии не очень верно".

Присутствующий на заседании Игорь Шопен попытался всех успокоить: "Сказать, что совсем выбросов не будет, это покривить душой. Но те мероприятия и то оборудование, которое будет заниматься очисткой, такого в Саратове у нас нигде нет, даже на "Саратоворгсинтезе".

В результате дума изменила вид территориальной зоны земельного участка с П-2 (зона предприятий 3 класса опасности) на П-3 (1-2 классы опасности). Решение поддержали 30 депутатов из 33.

 

География, кролики и нефть

Саратовцам проект еще в мае 2016 года презентовал сам Валерий Радаев. Губернатор заявил, что "нам принципиально важны новые рабочие места, экономика региона и экологическая составляющая" и все это в избытке есть у будущего завода.

Представитель "СНФ-Флопам" объяснил, почему именно наш город был выбран местом размещения завода: здесь расположен производитель сырья, из которого делаются полимерные материалы – "Саратоворгсинтез", производящий акрилнитриловую кислоту.

"Для производителя полимеров наличие сырья всегда является большой проблемой, а Саратов еще и географически расположен очень удобно, в центре России, рядом с Казахстаном, где также применяется наша продукция", – не скрывал французский гость в сюжете ГТРК "Саратов".

В этом же сюжете завод позиционировался как уникальный, продукция которого увеличит добычу нефти в два раза.

"Для нефтяников это очень эффективный проект, так как теперь не нужно будет вкладывать миллиарды рублей и открывать новый десяток месторождений, а на существующих обустроенных месторождениях можно будет получить дополнительную добычу нефти", – заявил телевизионщикам первый вице-президент НК "ЛУКойл" Владимир Некрасов.

"Завод поможет в разы увеличить запасы черного золота, а область получит завод, которого раньше не было в стране", – резюмировал корреспондент.

Игорь Шопен в отдельном комментарии СМИ заявил, что помимо ежедневного контроля силами собственной лаборатории, раз в квартал предприятие будет проходить независимый экологический аудит. А раз в год будет приглашать все государственные надзорные органы, и знакомить их с результатами проверок.

"Такого нет ни на одном производстве в области", – не уставал подчеркивать экс-министр.

По его словам, сейчас проект, который "поможет возродить репутацию Саратова как центра химической промышленности", подошел к прохождению главгосэкспертизы в Москве. Согласно требованиям законодательства, трижды прошли общественные слушания по вопросам экологии – две встречи с жителями Заводского района и одна в областной Общественной палате. На всех трех слушаниях строительство было полностью поддержано.

Игорь Шопен заявил, что завод по производству акриламида был заложен в Саратове еще в 2012 году, все это время шла разработка проектной документации. По мнению экс-министра, бояться саратовцам нечего – корпорация "СНФ" располагает 24 химическими заводами по всему миру, и все охранные технологии давно отработаны.

Преемник Игоря Шопена на посту главы министерства природных ресурсов и экологии Дмитрий Соколов напомнил, что "Оргсинтез" уже производит особо опасные вещества, и ни у кого это беспокойства не вызывает.

"Крекинг" – тоже опасное производство, но оно работает", – заявил министр Соколов и поиронизировал по поводу нагнетания страхов: "Если действовать этой логике, давайте закроем все производства и заводы, наденем рубахи и косоворотки, возьмем косы в руки, будем разводить коз и кроликов. И будем жить коммуной. Все у нас будет хорошо! Откажемся от автомобилей. Там все законно, французы очень педантичные люди, не то, что наши".

В комментарии нашему агентству Валерий Радаев не изменил своей решимости поддержать проект: "Это 31-й завод в мире, и, как вы понимаете, мировое производство не строится абы как, а по мировому стандарту. Там самое главное первичное заключение - экологическое. Поэтому если у инвестора сомнений не появится, завод надо строить. Это новые высокооплачиваемые места и это продвижение имиджевой составляющей, потому что мы будем выпускать продукцию, которая в России почти не выпускается".

Что из сказанного правда?

"Саратоворгсинтез" действительно производит и в очень больших объемах акрилонитрил – вещество в десятки раз более опасное, чем акриламид, который будут производить французы. Если акриламид только вредный, то акрилонитрил еще и пожаро- и взрывоопасный.

Акриламид – продукт не летучий и выбросов в опасных для здоровья количествах не дает. Произведенный на его основе полиакриламид уже полностью безопасен. Химическая цепочка получается такая: нефть – пропилен – акрилонитрил – акриламид – полиакриламид.

Полиакриламид в большом количестве французы везут на продажу в Казахстан, где он нужен для добычи нефти. Его раствор закачивают в обедненные пласты (месторождения, из которых уже много выкачано), повышают там давление и выход нефти растет.

Поскольку акрилонитрил является сырьем для производства акриламида, французские представители уже много лет имеют на "Оргсинтезе" свой офис и вряд ли поменяют свои планы.

Вопреки страшилкам о России как отхожем месте для продвинутых западных производств, Саратов – не единственный город, где будут производить акриламид. У "СНФ-Флопам" есть заводы в Индии, Бразилии, Франции, США, Китае. Опасность для жителей может быть только в случае крупной аварии или теракта, уверяют химики.

В принципе, любое химическое производство опасно для здоровья, поэтому такие заводы и выносят за черту города. Новый завод тоже будет находиться в пригороде, в этом пункте нарушений закона нет.

Кстати, акриламид используют не только в нефте- и газодобыче, но и в сахароварении, водоподготовке, горно-обогатительной промышленности. Изготавливаемый из него аквасорб применяется для очистки воды и удержания влаги в сельском и лесном хозяйствах. В Саратове он использовался, к примеру, для восстановления лесопосадок на месте пожара в Лысогорском районе.

Спрос на акриламид во всем мире очень высокий, его производство – это выгодный бизнес.

 

О чем умалчивают пиарщики проекта?

Завод подается как первый в России. Это не так. В России есть как минимум четыре завода акриламида – в Ленинске-Кузнецком (Кемеровская область), Перми и Дзержинске (Нижегородская область).

Есть такой завод и в Саратове. Уже есть.

ООО "Акрипол", в котором трудится 160 человек, производит акриламид с 1993 года. Возглавляет его Тельман Байбурдов, почетный химик России.

В Саратове ООО "Акрипол" работает на базе обанкротившегося "НИИ полимеров". Нынешний руководитель работал в НИИ с 1974 года, прошел путь от инженера и научного сотрудника до замдиректора и директора.

По словам Байбурдова, производство акриламида наукоемкое, поэтому фирм, занимающихся его производством, в мире всего несколько. "СНФ-Флопам" – одна из крупнейших, с 45% мирового рынка.

В России таких почти нет, поскольку производство требует очень больших вложений, окупить которые можно только через пять-шесть лет.

"Для Саратова было бы во сто крат выгоднее не строить здесь иностранный завод, а увеличить мощность родного саратовского завода. Но найти инвестора нереально. В нашей стране все хотят деньги сразу и не хотят ждать. Даже такие гиганты, как "ЛУКойл" или "Газпром", не хотят вкладывать в подобный завод деньги. Французам под силу открыть такое предприятие благодаря огромным объемам по всему миру. Если бы технология не была наукоемкая и дорогая, только у нас Саратове таких предприятий уже создался бы десяток", – говорит директор "Акрипола".  

А пока 90% дефицитного акриламида везут в Россию из-за границы и по двойной цене. Его себестоимость почти в два раза дешевле (1500-2000 долларов за тонну), чем сам полимер (от 3000 до 5000 долларов за тонну), отмечает Тельман Байбурдов.  

Сырье под рукой, готовые энергоносители и инфраструктура плюс дешевая и еще пока грамотная рабочая сила – вот то, что привело к нам французов.

"Они все посчитали, им выгодно, поэтому и строят. Будут получать 40-50 тысяч тонн акриламида, и продавать в Россию и другие страны. Если посмотреть с точки зрения технологии и комплексных потребительских свойств акриламида, в ближайшие лет 30-40 не будет подобных продуктов, которые могли бы вытеснить его с рынка. Даже в научном плане нет таких разработок", – признает Тельман Байбурдов.  

 

Советские стандарты и французские выбросы

Хотя основным бенефициаром проекта будет фирма-разработчик, для саратовцев некоторые плюсы его появления тоже есть, считает директор "Акрипола". У "Оргсинтеза" избыток акрилнитрила, и появление покупателя, который сможет здесь, на месте, его переработать – большой плюс. К положительным моментам следует отнести и рабочие места, и, пусть и небольшие, налоги, которые предприятие будет платить в местный бюджет.

"Что касается выбросов, не думаю, что будут проблемы. У французов все это предусмотрено. Если мы не беспокоимся о производстве акрилнитрила мощностью 150 тысяч тонн, которое у нас уже существует, где выбросы гораздо больше и гораздо токсичнее, и о производстве цианидов, которое у нас под боком, то производство полиакриламидов по сравнению с этим – детский сад. По классу опасности и выбросам будет гораздо ниже", уверен Тельман Байбурдов.

Руководитель ООО признает, что в советское время стандарты безопасности были гораздо жестче, чем даже в западных странах. Сейчас декларация не всегда соответствует реальности.

Росприроднадзор регулярно проверяет "Акрипол" на соответствие нормам, выбросы определяются в нескольких точках. Новый завод будет почти соседом – расстояние между ними примерно 1,5 км. 

Некоторые специалисты склоняются к мнению, что французский гигант вытеснит с рынка маленького саратовского конкурента, но Тельман Байбурдов конкуренции не боится.

"У нас рынок уже сформированный, думаю, клиентов не потеряем. Есть клиенты, которые закупают полиакриламид малыми объемами, а у нового завода мощности будут громадные, им будет невыгодно обслуживать маленьких покупателей. У полимеров более ста марок, по некоторым мы даже имеем преимущества по цене – у нас на 40-50% дешевле. Маленький рынок им уничтожать невыгодно, он показывает, куда двигаться в ценовой политике", – объясняет директор "Акрипола".

 

Секретная экология

Заявляя об экологической безопасности и полной открытости будущего химпредприятия, Игорь Шопен по понятным причинам говорит общими словами. Не вносит конкретики и министр Дмитрий Соколов.

Между тем, по словам руководителя токсического отдела "Гринпис России" Алексея Киселева, именно конкретика в опасных производствах крайне важна. Какие вещества будут выбрасываться, какие отходы образовываться, в каком количестве – все это должно быть в разделе охраны окружающей среды, который обязательно нужно смотреть и сравнивать эти цифры с действующими в РФ нормативами.

Проблема в том, что узнать это становится все труднее. С каждым новым витком парламентской деятельности законодательство об экологической экспертизе в России становилось все более и более закрытым. Сегодня обязательное право на доступ к информации у гражданского общества есть только по объектам размещения отходов. Производственные объекты имеют право не открывать информацию, и влияния на них у населения нет.

"Одно может помочь людям – если они смогут доказать в суде, что этот объект нарушает их законные права и интересы, например, что объект будет построен рядом с жилыми микрорайонами и в результате такого соседства люди потеряют в стоимости жилья", – говорит представитель Гринпис.  

В Саратове в суд пока никто не подал, но недовольные уже есть. На платформе Change.org появилась петиция в адрес президента Владимира Путина и профильных министров с призывом "остановить опасное производство акриламида в Саратове" (за пару дней подписали больше 1000 человек).

Неясности добавляет и то, что по закону подобные производственные объекты подлежат только градостроительной экспертизе, которая содержит раздел охраны окружающей среды лишь факультативно. 

"Бывают ситуации, когда вам говорят – объект не оказывает никакого воздействия на окружающую среду. Вы открываете документ и понимаете, что через трубу будет вылетать, условно говоря, 36 веществ первого класса опасности. Вам говорят – не переживайте, там концентрация будет ниже ПДК, но мы с вами адекватные люди и понимаем, что сегодня Вася поставил вентиль не в то положение, и случилось то, чего все так боялись.

На месте вашего бывшего министра экологии, если бы я строил приличный объект, который не будет оказывать влияния на окружающую среду и соответствовать всем требованиям по сбросу и размещению отходов, я бы все документы просто открыл. Я же строю хороший завод, чего мне стесняться?" - предлагает способ снятия общественного напряжения гринписовец Киселев.  

Неприятный осадок оставляет и формальность общественных слушаний. Получить "одобрямс" неких мифических "жителей Заводского района" властям не составило труда. Но если даже депутаты "плавают" в теме экологии, что могут знать об этом рядовые жители района? То же самое можно сказать и об "одобрямсе" Общественной палаты.

Директор Ecocup Film Festival и журналист Наталия Парамонова уверена: "По идее, проект должен проходить общественные обсуждения, и вы должны увидеть, что там заложено по экобезопасности, какие лаборатории, какие механизмы, какие очистные, какой процесс утилизации. Какие выбросы у завода, куда будут сбрасывать воду? Куда денут остальные отходы? Если не будут нормально работать очистные, то вы получите под боком опасное химическое производство".

Но при этом эколог признает: "Вопрос всегда в контроле, с которым в России плохо. У Росприроднадзора сейчас ограничены права, они должны предупреждать о проверке. Снять напряженность может создание общественного совета при предприятии. Но тут важно, чтобы была независимая общественность. Лаборатория на предприятии, которая сама себя будет проверять это далеко не все, что требуется для независимого контроля. Я не считаю, что все хотят россиян травить, но показать и рассказать, как и что будут делать, я бы попросила".

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 4.09 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день