Умирающий класс

Как коррупция и чиновничьи барьеры уничтожают предпринимательство в России

Редакция ИА «Взгляд-инфо». Фото Рамиля БАХТЕЕВА

21144

21 декабря 2018, 15:40

Российское общество демонстрирует запрос на перемены. Кризис в экономике, усиление имущественного расслоения и социального неравенства, снижение реальных доходов вызывают у граждан страны все больше беспокойства и негативных ожиданий. Как свидетельствуют исследования, это началось еще до того, как власти приняли решение повысить пенсионный возраст и поднять ставку НДС. Идея справедливости вновь актуальна, и люди все активнее пытаются переосмыслить ее вне советской идеологии. При этом в хоре тревожных, злых и недовольных голосов меньше всего слышны те, кто ничего не просит у государства, не пытается "освоить" огромные бюджетные миллиарды на хитрых схемах и подрядах, а зарабатывает себе на жизнь каждый день тяжелым трудом самостоятельно. Это представители малого и среднего бизнеса. Осенью о проблемах и перспективах этого важнейшего социального и экономического класса подробно говорил президент России Владимир Путин. Вероятно, местная власть эти слова услышала. Но станут ли они поводом для выводов и большой настоящей работы саратовских чиновников и правоохранителей?

 

Синдром "дойной коровы"

Проблемы, беды и сложности микро-предпринимателей, малого бизнеса и средних компаний не часто становятся темами общенациональной и региональной информационной повестки. Если говорить еще точнее, они вообще крайне редко попадают в орбиту интересов нашего общества. Дурацкие поступки поп-звезд, никак не влияющие на жизнь обычного человека, повышение цен на бензин и колбасу, провокационные заявления чиновников, криминальная хроника и сплетни волнуют нацию, увы, намного больше.

В стране немало всевозможных организаций, чьи лидеры и представители говорят, заявляют и комментируют от лица предпринимательского сообщества. Но многие такие общественные структуры по-прежнему несут скорее декоративные функции. А бизнес-объединения вроде Российского союза промышленников и предпринимателей или сети торгово-промышленных палат чаще оживленно обсуждают проблемы и интересы крупного и крупнейшего бизнеса, чем нужды и беды владельца маленького торгового ларька, парикмахерской, шиномонтажной мастерской или крошечного отдела товаров на небольшом рынке в глубокой провинции.

Губернаторы подписывают соглашения о сотрудничестве с огромными компаниями международного уровня, но вряд ли представляют себе в подробностях полную тягот и проблем жизнь мелких предпринимателей, решивших не клянчить деньги у государства и бюджета, а рискнувших строить собственное благосостояние ценой собственных мозгов, рук и упрямства. Даже для городских чиновников такие люди – невидимые в общей массе таблиц, отчетов и документов статистические единицы. А уж на областном уровне бюрократия вряд ли привыкла рассматривать кого-то из этих людей всерьез – кроме тех, с кем имеет личные контакты.

В развитых странах малый бизнес воспринимают в первую очередь как средство самозанятости людей, а уж во вторую – как источник доходов в бюджеты. В нашей стране, увы, все наоборот. Не понимая саму логику жизни и масштаб забот огромного количества мелких предпринимателей, власть зачастую принимает решения, ломающие микро- и малый бизнес. И только в том случае, когда сами предприниматели в результате таких действий начинают кричать (в том числе через СМИ) о последствиях этих решений и требовать, чтобы их хоть немного заметили, винтики огромной государственной машины вдруг обращают внимание, что эта машина случайно раздавила планы на будущее, рабочие места и скромные доходы сотен тысяч людей.

 

Диалог понарошку

Примеров таких ситуаций в череде событий последних лет было немало. Так, пять лет назад, в 2013-м, власть вдруг решила резко поднять страховые взносы для индивидуальных предпринимателей.

В результате этого решения всего за два (!) месяца, с 1 января по 1 марта, в Саратовской области закрылось без малого 5 тысяч индивидуальных предприятий – в пять раз больше, чем открылось за это же время. В целом по стране потери, по данным Минэкономразвития, составили 300 тысяч (!) ИП. О том, что вся эта история в очередной раз подорвала доверие бизнес-среды к государству, во власти предпочли особо не задумываться.

Как мы писали тогда в статье "Жертвоприношение" , в ходе бурного обсуждения последствий повышения страховых взносов выяснилось, что планы эти с бизнесом никто не обсуждал. Хотя, как уже говорилось выше, переговорщиков между властью и бизнесом вроде бы достаточно. Но, как показало это событие и многие дальнейшие, если власть хочет без экспертизы принять какое-то собственное решение, наличие палат, сообществ и обещание "диалога власти с бизнесом" ее совершенно не останавливает.

Так, уже в следующем, 2014-м году предприниматели были вынуждены снова прокричать о себе, поскольку появился проект поправок в Налоговый кодекс, дающий муниципалитетам право вводить региональные сборы с предпринимателей. То есть в условиях кризиса власть не нашла ничего умнее, как предложить местной власти обложить дополнительными сборами существующий бизнес. Вместо того, чтобы использовать собственные резервы (включая экономию бюджетных средств) и лучше собирать налоги, которые уже установлены.

Саратовские предприниматели тогда подчеркивали, что многие воспринимают вопрос повышения налогов для малого и среднего бизнеса только как проблему самих предпринимателей. И абсолютно напрасно – ведь рост налогов означает, что выжившие после него бизнесмены в той же мере начинают повышать цены для потребителей, чтобы свести баланс. Никто не приходит в бизнес, чтобы работать себе в убыток.

 

Имитация заботы

Отношение к мелким и средним предпринимателям как к "дойной корове", а не к среднему классу, который надо беречь и поддерживать, имеет совершенно конкретные результаты. Все последние годы бизнес малых и средних компаний развивался темпами, не превышающими скорость роста экономики в целом. Доля малого и среднего бизнеса в экономике страны практически не растет. И если в Европе, к примеру, такой бизнес обеспечивает две трети рабочих мест и более половины добавленной стоимости, то в России все вообще не так. В отечественной "Стратегии развития МСП до 2030 года" стоит задача довести долю занятого в малом и среднем бизнесе населения до 35%, а долю обрабатывающего производства в структуре МСБ – до 20%.

Многие лица, ответственные за экономическую политику в стране и на местах, убеждены, что идеалом развития может и должна быть советская модель, ориентированная на крупные предприятия. При этом они упорно забывают, что технологические реалии радикально изменились. Поэтому запуск и развитие крупных предприятий сегодня больше не дает того огромного количества рабочих мест, которые были в индустриальном секторе во времена СССР. Даже для обслуживания огромных комбинатов, заводов, животноводческих комплексов и ферм теперь все чаще нужен относительно немногочисленный штат персонала, поскольку современные производственные линии автоматизированы и роботизированы. В дальнейшем эта тенденция лишь усилится.

Прошлой осенью бывший глава Минэкономразвития, ныне руководитель Сбербанка Герман Греф констатировал  неэффективность поддержки малого бизнеса в России.

Несмотря на то, что в странах Запада преобладание малого бизнеса – исторически обусловленная ситуация, там действуют масштабные программы поддержки малого и среднего бизнеса. В нашей стране они тоже существуют. Но их эффективность даже бывшие первые лица власти оценивают критично. В частности, прошлой осенью бывший глава Минэкономразвития, ныне руководитель Сбербанка Герман Греф констатировал  неэффективность поддержки малого бизнеса в России.

Летом 2018 года на эту же тему высказалась Счетная палата, которую возглавляет бывший министр финансов России Алексей Кудрин. Ведомство пришло к выводу, что госпрограмма по развитию малого и среднего предпринимательства не обеспечивает рост занятости в этой сфере, а федеральные субсидии регионам на поддержку МСП распределяются неравномерно. За последние три года власти потратили на поддержку малого и среднего бизнеса 120,5 млрд рублей из федерального бюджета. Аудиторы Счетной палаты отметили, что целевые показатели программы на 2017 год были в основном выполнены, но это было достигнуто за счет значительного снижения самих плановых значений по сравнению с 2014 годом. Кроме того, выяснилось, что в 2014–2016 годах более 20% федеральных средств, предусмотренных на поддержку МСП, были направлены только в пять из 85-ти регионов. В 2017 году около 40% субсидий пришлось на 11 регионов, получивших более 200 млн рублей каждый, в то время как восемь регионов получили менее 0,7% субсидий.
В Счетной палате подчеркнули, что поставленная президентом Владимиром Путиным в 2016 году цель по доведению численности работников в малом и индивидуальном предпринимательстве до 20 млн человек к 2018 году не достигнута.

 

Устами президента…

Нынешней осенью, выступая в октябре на заседании форума "Малый бизнес – национальный проект!", Владимир Путин сделал ряд программных заявлений, подчеркнув тем самым, что рассматривает развитие малого и среднего бизнеса как важнейший фактор экономической повестки.

Глава государства призвал "предельно упростить все процедуры создания и ведения бизнеса, сделать их необременительными, дружественными для предпринимателей, естественно, сохранив баланс между свободами предпринимательства и интересами граждан, общества, государства". По словам президента, для создания такой среды нужно "максимально использовать возможности цифровых технологий", чтобы "избавить компании от вороха бумаг".

Путин также поручил правительству подготовить исчерпывающий перечень документов, которые малый и средний бизнес должен предоставлять в госструктуры для отчетности. "Прошу правительство отдельным актом установить исчерпывающий перечень отчетности для небольших компаний, – сказал он. – Чтобы у некоторых чиновников не было соблазна с помощью разного рода ведомственных инструкций и приказов, что называется, тихой сапой нагружать бизнес и вводить все новые формы отчетности".

Кроме того, президент заявил о необходимости повышать прозрачность процедуры проверок и сокращать их количество. "Считаю, что наша общая фундаментальная задача обеспечить максимальную прозрачность, открытость деятельности контрольно-надзорных органов. Сегодня, в век цифровых технологий, это предельно конкретная, понятная, технически решаемая, реализуемая задача", – заявил он. Президент заметил, что "пока часто получается так, что небольшим мастерским, несмотря на принимаемые меры и усилия, самозанятым гражданам зачастую выгоднее и спокойнее работать вообще без регистрации, потому что на нелегальном положении контролеры, как известно, не приходят".

Кроме того, президент заявил, что считает возможным увеличить объем закупок компаний с госучастием у малого и среднего бизнеса до 5 трлн рублей в год к 2024 году.

Лидер страны поручил правительству в осеннюю сессию 2018 года внести в законодательство изменения, предусматривающие продление запрета на проведение плановых проверок малого бизнеса до 31 декабря 2020 года.

 

Бизнес не для слабонервных

В числе причин, сдерживающих развитие, сами представители малого и среднего бизнеса годами называют одни и те же проблемы – ограниченный доступ к кредитам, плохой бизнес-климат, низкий уровень квалификации персонала, проблемы с рынками сбыта.

О том, что система образования в стране не отвечает вызовам времени, а уровень выпускников упал по сравнению с советскими временами, регулярно говорят и промышленники. Следовательно, огромные деньги, которые государство из разных бюджетов расходует на систему образования, тратятся неэффективно. Но кто реально отвечает за этот негативный результат? В чем выражается эта ответственность? Она тонет в речах чиновников на всевозможных совещаниях, заседаниях, коллегиях и форумах, а бизнесмены остаются с этой проблемой наедине и вынуждены тратить собственные средства (если они вообще на эти цели у них есть), чтобы доучить и переучить вчерашних выпускников учебных заведений – что средних, что высших.

Мелкий лавочник в том же Саратове вынужден постоянно от кого-то обороняться и жить в непрерывном страхе, что очередная "гениальная" инициатива какого-то деятеля из органов власти все-таки прикончит его небольшое дело. Приноровились к росту страховых сборов, в очередной раз отжали и без того минимальные издержки, чтобы хоть как-то сводить концы с концами, – получите новый сюрприз: вывески по "дизайн-коду". Когда КБ "Стрелка" навязала городу эту "инновацию", никого не заботили расходы предпринимателей на новые вывески. Никого, кроме них самих, не интересовало – а сойдется ли и без того напряженная бизнес-арифметика в связи с внезапными затратами на изготовление новых вывесок.

Завтра кто-нибудь из чересчур одаренных бюрократов, привыкших хорошо жить на бюджетные деньги (читай – налоги, собранные с предпринимателей), придумает, чтобы владельцы или арендаторы площадей на первых этажах ремонтировали за свой счет фасады зданий целиком. Или занялись озеленением прилегающих кварталов на свои "прибыля". Фантазия у чиновников и общественников буйная. При этом никто из них, как правило, не хочет ничего знать о том, как реально работает бизнес, какие потери несут мелкие предприниматели из-за постоянной экспансии крупных сетевых компаний, как живут и отдыхают их дети, не попадающие в орбиту заботы власти и ее многочисленных программ... Все это зачастую превращается в "невидимые миру слезы", о которых знают только члены семей и близкие друзья тех, кто зарабатывает здесь своими силами и при этом не протягивает, как большинство, руку к государству с требованием "Дай!".

Не имея способностей, времени, желания и воли объединяться, чтобы отстаивать свои права, малые и средние бизнесмены в современной России оказались классом, чьи права и интересы, по сути, никто толком не защищает.

Препятствовать и ставить барьеры в надежде на мзду – в России национальный вид спорта, видимо, так это до сих пор и воспринимается большинством нашего народонаселения. Возможно, некоторые даже удивятся, узнав, что подобный "спорт" уголовно наказуем. А раз так, значит, в этом направлении и надо двигаться.

Мощной организации, способной отстаивать их права как глобально, на уровне лоббирования общих интересов, так и локально, через отделения на местах, похоже, не появилось. В этой ситуации предприниматели, особенно в регионах, становятся мишенью и легкой добычей правоохранителей, которые именно за счет "борьбы" с их реальными и мнимыми нарушениями улучшают свои показатели, по разным причинам не трогая "крупную рыбу". Силовики пользуются тем, что маленькие предприниматели зачастую плохо знают свои права, запуганы и не организованы. В результаты штрафы и незаконные поборы в карман нечистоплотных государственных слуг становятся лучшим вариантом развития однотипных сюжетов. В худшем случае предприниматели оказываются за решеткой. Но эта тема, увы, по-прежнему заботит лишь их самих, членов их семей и тех коллег по предпринимательскому цеху, которые страшатся пройти тот же путь.

 

"Все достало?.."

Все это ухудшает и без того напряженный бизнес-климат. А в ситуации, когда власть стремится нагрузить бизнес всем подряд, включая уборку улиц, спонсирование всевозможных мероприятий и нужд, все что угодно может стать той "последней каплей", после которой человек захочет уйти из бизнеса и пополнить ряды наемных служащих или уехать из страны.

В конце минувшего лета "Альфа-банк" зафиксировал максимальный за три года уровень пессимизма в малом бизнесе. Причиной его были названы повышение НДС, нехватка средств на развитие и падение потребительского спроса. Более пессимистично предприниматели были настроены только в ноябре 2015 года. Большинство компаний летом ожидали ухудшения экономической ситуации в стране и прогнозировали спад покупательной способности населения. Беспокойства бизнесу добавили также усиление налогового и финансового контроля над малым бизнесом и самозанятыми гражданами.

Не имея способностей, времени, желания и воли объединяться, чтобы отстаивать свои права, малые и средние бизнесмены в современной России оказались классом, чьи права и интересы, по сути, никто толком не защищает. Мощной организации, способной отстаивать их права как глобально, на уровне лоббирования общих интересов, так и локально, через отделения на местах, похоже, не появилось.

Те, кто считают, что малый и средний бизнес – не слишком значительный и важный класс общества, традиционно забывают, что это не только самозанятые люди, но и работодатели. Между тем, мобильность людей в последние годы только возрастает. Для многих из тех, кого "всё достало", издержки отъезда оказываются не слишком высокими или переносимыми. Немало саратовских предпринимателей за последние годы решили, что проще "изменить стране, чем изменить страну", и уехали заниматься тем же малым бизнесом в страны Восточной и Западной Европы, Азию и другие государства по всей планете. Если эпидемия закрытий и отъезда в очередной раз поразит нашу экономику, как поражает сейчас местную промышленность эпидемия банкротств, куда отправятся те десятки тысяч людей (в одной лишь Саратовской области), которым малый и средний бизнес дает работу?
Доверие бизнеса к власти – тонкая материя, а в случае нашей страны в ней давно зияют огромные дыры. В целом ряде случаев ответственность за них несут именно местные органы власти и правоохранительные структуры. И им давно уже пора понять: реальная, комплексная, настоящая, а не только в докладах, поддержка малого и среднего бизнеса должна сделаться общей целью, а не только предметом озабоченности первого лица. Иначе разговаривать придется уже не с предпринимателями, а с голодной и злой толпой.

 

Надежда на Уголовный кодекс?

Несмотря на то, что эпизодов воспрепятствования предпринимательской деятельности и создания административных барьеров в стране сегодня более чем достаточно, уголовных дел в отношении чиновников, их создающих,  нет почти совсем. А ведь воспрепятствование предпринимательской деятельности — это не просто маленькая чиновничья слабость, это деяние, являющееся преступным согласно статье 169 Уголовного кодекса РФ.

Ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица – все это влечет за собой привлечение к уголовной ответственности и наказанием от денежных штрафов и обязательных работ до трех лет лишения свободы в зависимости от тяжести и состава.  Точнее, должно влечь. На практике так бывает далеко не всегда либо не бывает совсем. Препятствовать и ставить барьеры в надежде на мзду – в России национальный вид спорта, видимо, так это до сих пор и воспринимается большинством нашего народонаселения. Возможно, некоторые даже удивятся, узнав, что подобный "спорт" уголовно наказуем. А раз так, значит, в этом направлении и надо двигаться. Надо расширять правоприменительную практику, сместив вектор с надзора за предпринимателями в сторону надзора за чиновниками. Уж если у нас официальные институты не работают и не являются реальной силой, защищающей предпринимателей, пусть в их защиту работает Уголовный кодекс.  

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.45 1 2 3 4 5