«Звездочки» в тюрьме и на погонах

Дело Максима Бурбина: сенсационные признания

Материал подготовили Елена БАЛАЯН, Оксана УСАТЕНКО и Артем АЧЕЕВ

17044

25 июня, 11:25

"Выбивание показаний" из спортсмена Максима Бурбина в балашовском СИЗО № 1 в марте 2016 года могло происходить в интересах следствия. Об этом ИА "Взгляд-инфо" заявил сам осужденный боксер в ходе совместного выезда в колонию №4 (Пугачев, Саратовская область) членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), съемочной группы и репортера ИА "Взгляд-инфо", правозащитников, прокуроров.

Напомним, Максим был приговорен Балашовским районным судом к 14 годам и 6 месяцам строгого режима по ч. 3 ст. 30 ч. 5 ст. 228 УК РФ – за покушение на преступление, которое, он, возможно, не совершал и вины в котором не признал. На момент ареста ему было 19 лет.

 

"А где наркотики – мы тебе скажем…"

На камеру и в присутствии начальника первого отдела уголовно-судебного управления прокуратуры области Эльдара Калимулина осужденный по той же 228-й статье Максим Полуянов подтвердил свои данные ранее признания в том, что под страхом большого срока и в результате применяемого физического насилия оговорил Бурбина.

В свою очередь, сам Бурбин тоже на камеру и в присутствии прокурора назвал фамилии должностных лиц, которые, по его мнению, могут быть причастны к совершению физического насилия над ним и сокрытию последствий преступления.

Первым Бурбин назвал фамилию сотрудника балашовского наркоконтроля Олега Грицинина, который его и задерживал. Свое задержание весной 2015 года Бурбин считает местью с его стороны за случившуюся незадолго до этого драку в местном ночном клубе. "Я его тогда вырубил", - говорит Максим.

По мнению осужденного, свою роль сыграли и разоблачительные действия якобы имевших место нарушений местного наркоконтроля со стороны его матери Елены Гребенщуковой. Еще в сентябре 2018 года женщина рассказывала нашему агентству, что ее отношения с наркоконтролем были безнадежно испорчены из-за нежелания мириться с "грязными методами", которые, с ее слов, практиковали сотрудники ФСКН в клубе, где она работала администратором. По словам Гребенщуковой, об этих методах (посетителям клуба якобы подбрасывали наркотики) она доложила саратовскому руководству ФСКН в своей жалобе на действия сотрудников, за что те в результате, по ее мнению, и отомстили, арестовав ее сына.  

По словам Бурбина, оперативники Балашовского отдела ФСКН Дмитрий Титаренко и Алексей Калинин "неоднократно приезжали к матери на работу и угрожали ей". Спортсмен рассказал, что уже в изоляторе едва не подписал явку с повинной – избивающие его подследственные угрожали, что "наркотики могут найти и у матери". "От меня же требовали написать, что у меня хранится два килограмма наркотиков, а где – мы тебе скажем", - вспоминает Максим.

Как рассказывала мать осужденного, эти же оперативники пытались подкинуть пакет с наркотиками при обыске в гараже ее частного дома в Балашове. Тогда у одного из оперов на глазах у соседей из кармана выпал пакетик с белым порошком. Протокола обыска по странным причинам не было в уголовном деле Бурбина, но, как рассказала супруга боксера Алина Бурбина, по ее данным, сейчас, на волне стартовавшей проверки, протокол "неожиданно нашелся" в закромах балашовской прокуратуры. Бурбин назвал фамилию живущей по соседству с ним девушки, которая снимала происходящее на камеру своего мобильного телефона. По словам Бурбина, запись его драки с оперативником Олегом Грицининым с камеры видеонаблюдения также должна была остаться у администрации ночного клуба.

Супруга спортсмена в качестве причастных к делу называет фамилии оперативников Томина и Королева. Они якобы приносили сидящему в изоляторе Бурбину изъятый у него в ходе следственных действий сотовый телефон с требованием его разблокировать (снять пароль).

Как сообщают наши источники в Балашове, в настоящий момент все оперативники, чьи имена фигурируют в данном деле, продолжают работать в балашовском наркоконтроле, уже в составе МВД. За исключением Дмитрия Титаренко, который, по нашим данным, работает начальником Калининского ИВС.

 

"Наливали воду в бутылку и били…"

Свои отношения с полицией спортсмен не приукрашивает: "Если честно, я с ними постоянно воевал". Бурбин не скрывает, что имеет вспыльчивый характер, и часто участвовал в драках, за что на момент ареста имел непогашенную судимость. "Если меня за что-то и сажать, то за драки, но не за наркотики", - говорит он.

Осужденный назвал по памяти клички двоих подследственных, которые избивали его на протяжении 13 дней в так называемой "пресс-хате" балашовского изолятора. Это житель Балашова Сергей Косой (возможно, происходит от Косых) и Дима Донской (отбывает наказание в колонии №17). В общей сложности, Бурбина в камере избивали, по его словам, восемь человек: "Наливали воду в полуторалитровую бутылку и били по голове, били руками и ногами, делали "звездочку". Фамилии остальных шести применявших насилие он не помнит.

По словам Бурбина, после того, как его адвокат написал жалобу в прокуратуру на побои, к нему в камеру пришел замначальника изолятора и намекнул, "что если я поддержу свою жалобу, моя жизнь сильно ухудшится". После этого парня "замазали "тоналкой", раздели до трусов и сфотографировали. Приходил прокурор, он видел меня в синяках, он все знает", - рассказал Бурбин о реакции надзорных органов.

Мы выяснили, что в 2015 году заместителем начальника балашовского СИЗО № 1 был Михаил Моисеев, а начальником – Виктор Мясников. Мясников и Моисеев уволились со службы примерно в 2016 году, в настоящий момент учреждением руководит Эльхан Зейналов Рафик-оглы.

Прокурором, который инспектировал изолятор по жалобе Бурбина, мог быть помощник прокурора Балашовского района Захар Крепица. В показаниях спортсмена фигурирует и фамилия старшего оперуполномоченного Стеклова, который якобы тоже присутствовал при замазывании синяков тональным кремом.

В колонии № 4, где сейчас отбывает наказание Бурбин, насилие, по его словам, к нему никто не применяет.

Осужденный обратился к прокурору области Сергею Филипенко с просьбой взять его дело под личный контроль. "Я думаю, вы мне поможете", – высказал предположение Бурбин.

 

"Просто взяли и пришили к нам…"

Второй осужденный Максим Полуянов подтвердил на камеру и в присутствии прокурора, что оговорил Бурбина. "Он ничем с нами не занимался. Его просто взяли, как отдельного человека и пришили к нам, к нашей группе", – заявил Полуянов.

По словам осужденного, среди избивавших его в течение двух месяцев подследственных в балашовском изоляторе тоже был человек по кличке "Косой". "Били руками и ногами, говорили, если не дашь показания на Бурбина, продолжим тренировки. Под тренировками имелось в виду "держи стену" или "звездочка". Человека ставят к стене и часа три бьют – почки-ребра, почки-ребра… Когда я приходил к следователю, на мне лица не было, настолько оно было избито", – говорит Полуянов.

В декабре прошлого года он написал заявление, в котором признался, что оговорил Бурбина. Но после разговора с прокурором свое заявление отозвал.

"Он начал с того, что спросил: а ты знаешь, что будет пересуд, тебя отправят обратно в СИЗО, и тебе добавят срок, который будет стартовать с 15 лет? Я представил, что со мной будет в СИЗО, все картинки стали в голове вертеться. Я сказал, что не хочу этого и не согласен на прибавку срока. Он спросил: ну что, пишем отвод? Я сказал – да", – вспоминает события прошлой зимы осужденный. Со слов Эльдара Калимулина, приезжал к Полуянову помощник Пугачевского межрайонного прокурора Филатов.

Еще до поднявшейся шумихи вокруг дела Ивана Голунова, ставшего, на наш взгляд, основным триггером в деле Максима Бурбина, теперь уже экс-председатель Общественной палаты Саратовской области Александр Ландо обращался к прокурору области Сергею Филипенко с просьбой изучить дело спортсмена на предмет возможных нарушений. Однако свое развитие это обращение получило только сейчас.

В данном расследовании мы предпочитаем оставить за скобками лирику и прочие эмоции и сделать акцент на фамилиях его непосредственных участников, особенно при погонах, возможно, причастных к совершению должностных преступлений, но сумевших остаться в тени. Просим силовые структуры изучить и дать оценку действиям всех упомянутых в этой публикации персон.

В комментарии нашему агентству Эльдар Калимулин пообещал, что сведения, изложенные в рассказах обоих Максимов – Бурбина и Полуянова – будут тщательно проверены и им будет дана всесторонняя, объективная и беспристрастная оценка.

Предлагаем читателям посмотреть полную версию интервью с Максимом Бурбиным, Максимом Полуяновым и Эльдаром Калимулиным.

 

Хроника событий:

- Весной 2016 года Максим Бурбин был арестован по подозрению на покушение на сбыт наркотических средств в особо крупном размере и помещен в СИЗО г. Балашова

- В апреле 2017 года Балашовский районный суд выносит приговор – 14,5 лет исправительной колонии строгого режима

- В сентябре 2018 года ИА "Взгляд-инфо" публикует расследование "Тюрьма по показаниям". К делу подключаются Владимир Незнамов, Николай Скворцов, Александр Ландо

- В декабре 2018 года Максим Полуянов пишет заявление, в котором признается, что оговорил Бурбина, но впоследствии от признаний отказывается

- В июне 2019 года после событий вокруг дела Ивана Голунова прокуратура области соглашается провести повторную проверку законности приговора Бурбину.

 

Продолжение следует...

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.5 1 2 3 4 5