Банкротство "Политзавода"

Николай ЛЫКОВ

14024

6 октября 2014, 09:37


Арлекины и пираты, циркачи и акробаты,
И злодей, чей вид внушает страх,
Волк и заяц, тигры в клетке –
Все они марионетки
В ловких и натруженных руках…
Но вот хозяин гасит свечи.
Кончен бал и кончен вечер,
Засияет месяц в облаках.
И кукол снимут с нитки длинной
И, засыпав нафталином,
В виде тряпок сложат в сундуках.

Андрей Макаревич. "Марионетки"

Биографии большинства саратовских управленцев настолько тусклы и предсказуемы, что общественный интерес к ним просыпается лишь в момент возбуждения уголовных дел. Следственный комитет слывет прекрасным рассказчиком и субъектом политики одновременно. И в этом смысле задержание Романа Дементьева вновь возвращает нас к обсуждению болезненной для власти темы рекрутирования элит.  

Бывший глава администрации Екатериновского района, технично отставленный незадолго до верификации коррупционных преступлений, стремился создавать вокруг себя исключительно положительную информационную ауру. Он принадлежал к тем уездным начальникам, которые обласканы областным ТВ. Ограниченность рекламного рынка задает простое правило: там, где нет идеологического заказа, цели бизнеса становятся определяющими.

Дементьев периодически представал в образе "современного менеджера", последовательного сторонника и проводника открытого диалога с населением. Параллельно регулярно и успешно играл за команду телезрителей в "Что? Где? Когда?". Для непосвященных выглядел безобидным очкариком-интеллектуалом, которого будто бы насильно отправили покорять местное самоуправление.

Для тех же, кто хоть немного следит за повесткой, уголовное преследование Дементьева не стало неожиданностью, а подтвердило опасения: ковать из молодых и лояльных карьеристов будущую управленческую элиту является стратегической ошибкой.

Как когда-то комсомол первым изнутри начал разлагать КПСС, так и сейчас поколение розовощеких "молодогвардейцев" систематически дискредитирует своих партийных пастырей. Разница в том, что первые "гвардейцы" были кадровым резервом власти, нынешние же юные сами стали властью. Друг Дементьева Денис Фадеев – уже целый вице-губернатор Саратовской области, приятели и знакомые – Василий Артин-Грузинов, Маргарита Козлова, Наталья Линдигрин – доросли до депутатов и министра печати. Андрей Абдулин до посадки гордо называл себя общественником.

Все они вышли из грызловского "Политзавода" – преодолели партийный кастинг для молодежи из захолустья. Тогда нужны были те, кто происхождением и поведением опровергает мнение о "ЕР" как партии толстосумов. Нужны были те, кто искренностью, пафосом и трудолюбием будут являть собой представительство народа. Амбициозные и смекалистые деревенские ребята и девчонки органично вписались в реалити-шоу для бедных: в обмен на услужливость им даровались недосягаемые высоты сначала в виде декоративных, а затем и вполне весомых должностей, постов и мандатов. Как нетрудно догадаться, в том соревновании толоконный лоб и моральная лабильность не считались основанием для дисквалификации. Поскольку критерии отбора были сведены к минимуму, в этих социально-политических лифтах скопилось множество проходимцев. Андрей Абдулин, помощник Дениса Фадеева, тоже из тех, кто пытался спрятать свои земные устремления под накидкой "Единой России". И кто знает, был бы разборчивее в выборе "жертв", где бы сейчас заседал – в Общественной палате, областной думе или правительстве.

Могла рассчитывать на продвижение и Рита Козлова, но перестаралась в мастерстве угождения. Пусть не обижается, но вспоминается классическое "услужливый дурак хуже врага". Прекратились пляски на бюджете брейк-дансера и депутата Васи Грузинова – человека, якобы страдающего плоскостопием, а потому не служившего в армии.

Теперь уже ясно, что омолаживающие процедуры обошлись "ЕР" слишком дорого. Фильтры забились грязью. И дело не только в репутационных потерях, но и в катастрофическом снижении уровня профессионализма управленцев. Юноши из "Политзавода" и "МГЕР" в библиотеках книг не читали, а стояли в пикетах по разнарядке. Водили свиней по улице, срывали пресс-конференции оппонентов партии, отирались в профкомах, пока их сверстники слушали лекции. Их публичное пространство – площадь, на которую согнали подневольных бюджетников, а не университетская кафедра. Им нужен монолог, чужая претензия на интеллектуальное превосходство воспринимается как пощечина или издевка. Нежелание реагировать провоцирует протест – народный, грубый и, что пугает власть больше всего, никем не санкционированный. Так рождался водный бунт в Сторожевке, так копилась ненависть в Пугачеве.   

"Политзаводчане" научились говорить языком лозунгов, искусно забалтывать любую острую проблему, прятать личную ответственность за коллективными "мы" и "команда". Повзрослев, возвели навык в ранг официальной позиции областной власти. Послушайте и посмотрите спичи вице-губернатора: приученный выступать перед подготовленной аудиторией, он беспомощен, когда митинг или интервью не согласованы. "Мы" и невнятные воззвания хорошо запомнили в Пугачеве, все остальные могут увидеть ролики на YouTube.

Негибкость накладывается на безудержные амбиции, склонность к интриганству и неразборчивость в связях. На мой взгляд, в том числе из-за этих качеств конструкция политической стабильности в регионе не выглядит такой уж безупречной. Конечно, ошибается тот, кто ничего не делает, но кавалерийские наскоки Дениса Фадеева зачастую нарушают внутриэлитное перемирие в районах. За два с половиной года центробежные тенденции и энтропия наблюдались в Петровске, Балашове, Ершове, Ртищеве, Марксе. И именем вице-губернатора как "генеральной и направляющей" силы козыряла одна из противоборствующих сторон. Неужели это последствия родовой травмы "Политзавода"? Если так, то выпускникам проекта, похоже, мудрость не грозит: ведут себя так, что даже в 40 лет к ним будут относиться как к поседевшим, но не утратившим дурного задора комсомольцам.   

Самого Дениса, очевидно, должность не тяготит. Видно, что ему нравится. Внешне приобрел черты властного мужа. Друзья, подруги, члены семьи, "нашему слесарю троюродный кузнец" – все трудоустроены в правительстве и близких к нему структурах. Подросли, как на дрожжах, личные капиталы. Замаячили федеральные перспективы. Наверняка он считает успехи в карьере достойным вознаграждением за усердную службу партии. Что касается оступившихся друзей, вроде Романа Дементьева, то следует заветам "Политзавода": не оставлять следов на свежем снегу. Как в "Одноклассниках", одним нажатием клавиши удалил из "френдов" – отставка последовала накануне известия о возбуждении первого уголовного дела. "Власть приняла превентивные меры, очистилась", – сказал бы Денис Владиславович. Я добавил бы: "Сняла персональную ответственность". Как будто и не было этого приятеля-ровесника, земляка и игрока в "Что? Где? Когда?", которого сам же лелеял и рекомендовал к назначению главой администрации района. Память нынче – непростительная щедрость и слабость, проявления которой так и ждут недоброжелатели. Власть-злодейка не терпит сантиментов – этот урок вице-губернатор освоил на "отлично". Оставаться же во власти – профессия, которой он овладел в совершенстве.

Помнится, мой одноклассник, ныне плотно сидящий в уездной управе, горевал, что проиграл Денису Фадееву в финале "Политзавода". Настоящая фрустрация, почти экзистенциальная драма. Горе водкой заливать не стал – голова на плечах есть, умеет зарабатывать и при нынешних возможностях. Но мне вдруг подумалось, что парень-то мог выиграть и при благоволении свыше занять пост…  вице-губернатора. Выиграла бы Саратовская область от этого – сомневаюсь, но кто-то, возможно, стал бы хорошим учителем истории.

Есть предчувствие, что в Кремле наконец-то пересмотрят принципы рекрутирования элит, поскольку иначе это приведет к полной депрофессионализации управленческой вертикали. Чем это грозит, наверное, уточнять не надо. И опора на молодых и лояльных – часть общей проблемы. Есть ведь еще педагогическая и пролетарская квота – Людмила Бокова, Валерий Омельченко, к примеру. Можно с уважением относиться к этим по-своему обаятельным людям, но лучше бы их быстрее "сняли с нитки длинной" и доверили занятия, в которых, я уверен, они еще в не полной мере раскрыли свои таланты. Бокова могла бы учить детей в школе, Омельченко – виртуозно резать металл сварочным аппаратом. Впрочем, это уже совсем другая история.

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.66 1 2 3 4 5