Прямая речь: Поэт-философ назвал Саратов "городом гопников"

1610

2 апреля 2010, 18:20

Сегодня гость нашей еженедельной рубрики "Прямая речь" – Михаил Богатов, поэт, кандидат философских наук, доцент СГУ.

В областном центре 9-10 апреля пройдет Четвертый Всероссийский фестиваль актуальной поэзии "Дебют-Саратов", организатором которого является Михаил Богатов. С нашим собеседником мы поговорили о подготовке фестиваля, литературных "тусовках", талантливых "эмо" и снобизме.

– Михаил, расскажите, пожалуйста, о фестивале. Каким он будет?

– Это четвертый фестиваль из проводимых нами. В этом году у него есть экономическая особенность, она состоит в том, что у нас практически отсутствует финансирование. Саратов предоставлен, можно сказать, самому себе.

В этом году у нас собирается компания, которая ни разу не встречалась. Впервые приезжает Рязань. Такие мероприятия проводятся и в Нижнем Новгороде, туда едут люди, которым ближе добираться. В Нижнем тоже ничего не оплачивается, организатор Евгений Прощин собирает всех сам, но географическое положение города лучше, и Женя это признает.

Да и в интеллектуальном отношении Нижний Новгород интеллигентнее, чем Саратов. Саратов – гопнический город, торговый, какой он был, такой и есть. Мы хотим предоставить участникам комфортные условия, что довольно сложно. Город не приспособлен для туризма вообще. Особенно после этой зимы. Нет дешевых свободных гостиниц.

– А много денег требуется на такое мероприятие?

– В прошлом году, если считать только билеты, бронирование гостиниц приезжающим, аренду зала, фестиваль стоил порядка 100 тысяч рублей. Хочу отметить, что практически все фестивали являются бесплатными. Многие заведения, где мы выступаем, идут нам навстречу, с нас ничего не просят. Например, "Machine Head". Но в декабре на литературных чтениях мы вводили символическую плату за вход – 50 рублей.

Фестиваль принципиально должен быть бесплатным. Здесь все завязано на том, насколько Саратов привлекателен как площадка для выступления поэтов из других городов, насколько привлекательна публика Саратова.

– Из каких городов приедут участники?

– В этом году у нас будут представлены Москва, Чебоксары, Нижний Новгород, Рязань, Самара, из области, Балашова, приедет поэт. Кстати, впервые из области кто-то приедет.

– В основном молодые поэты?

– Нет. К нам приедут многие из старшего поколения. Например, из поэтических "монстров" будет Виталий Пуханов. Он помогал нам проводить все предыдущие фестивали. Но сейчас он приезжает не в качестве представителя спонсора, а в качестве поэта. Также к нам приезжает Алексей Прокопьев, он у нас был на Втором фестивале. Прокопьев - один из самых величайших ныне живущих переводчиков. Недавно вышли переведенные им "Дионисийские дифирамбы" Ницше.

К особенности этого фестиваля относится еще и то, что все фестивали до этого были трехдневными, а этот будет двухдневным. Он пройдет в пятницу и в субботу, а в воскресенье, вполне возможно, спонтанно что-то организуется, чтобы оставить гостям время для ознакомления с городом. Еще одна особенность саратовского фестиваля перед всеми другими – его насыщенность.

– А что, по Вашему мнению, можно показать гостям в Саратове?

– У поэтов по этому поводу свое видение. Я смотрел их фотографии, которые они сделали после посещения нашего города: они в Саратове находят такие вещи, о которых я даже не подозревал. Они примечают мелочи. Например, всех позабавило в свое время название магазина "Свет Вам в елку". Кто его только не сфотографировал из поэтов…

– Заявлено, что нас ждет фестиваль актуальной поэзии. А что такое актуальная поэзия?

– Это довольно специальный термин, который был востребован десятилетие назад. Таким образом себя позиционировала группа молодых, в основном, столичных поэтов. Я не придаю большого значения этому термину, мне кажется, что никто специально себя не соотносит с этим течением. Это скорее стало социологическим феноменом.

Понятно, что актуальная поэзия противопоставляла себя остаткам советского периода. Это новая поэзия о России. Почему у нас сохраняется такое понятие? Начиная с истории Первого фестиваля. Его мы назвали по аналогии с бытующими фестивалями в других городах. Чтобы поэты, которые будут приезжать в Саратов, понимали, что мы находимся в этом же движении. В этот раз у меня было большое искушение убрать слово "актуальной" и просто оставить "фестиваль поэзии". Возможно, в следующий раз мы так и поступим.

На этом фестивале будут представлены 6 изданий, среди которых "Произведения: Эпос. Лирика. Драма" Александра Гоголева, "Тресковый ход" Дмитрия Голина, "Избр-е" Евгения Заугарова, "Силы" Александра Мисурова, моя книга "Лолита в Греции" и коллективный поэтический сборник "Посвященные: мышь-ление", который содержит 64 текста.

– Есть ли в нашем городе литературные сообщества, группы, объединения? Они контактируют?

– У нас в Саратове есть общая ситуация. Как будто все объединения находятся в неком тумане. Призрачные выражения, туманные отношения друг с другом – это все кажется общим со стороны московских культуртрегеров, у которых споры горят жаркие.

У нас город долгих обид. Если в деловой ситуации нельзя долго обижаться, иначе выпадешь из какого-либо дела, то у нас нет такого дела в Саратове, при котором можно, обидевшись, призреть эти обиды и дальше заниматься делом. Мне кажется, что мы предпочитаем или предпочли бы ничего не делать, лишь бы сохранить свое достоинство или что-то еще. В принципе, другое название этому – снобизм.

Но у нас много и хороших вещей в городе. Саратов отличается от тех фестивалей, где я был, тем, что у нас очень много публики.

– А что за публика приходит на фестивали?

– Конечно, люди из литературных кругов Саратова. Особенно на теоретические мероприятия приходят поругаться либо просто свысока посмотреть представители различных писательских союзов. Ведь у нас в Саратове есть официальная литература и просто литература. Официальная литература – это Союзы писателей, которые выпускают книжки, получают за это деньги, проводят вечера, отчитываются. У них даже есть пятилетний план по выпуску книг. И есть студенты, ребята молодые, которые сами себе предоставлены, что-то там пишут, читают, по социальным сетям это все распространяется. Между первыми и вторыми есть одно общее – все довольны собой. Нет того поля, в котором они могли бы соотнестись друг с другом.

И еще о публике. В зале "архипелаги" людей из литературных кругов разбавляются интересующимися жителями города, например, студентами. Бывают даже слушатели 45-55 лет. У нас толерантная публика, никто никогда не возмущался тем, что в некоторых стихах присутствует ненормативная лексика.

Есть куча всяких объединений, они пишут, хвалят и ругают остальных, хотя с "остальными" не знакомятся. С одной стороны, можно сказать, что у нас все также как и во многих городах России, но, с другой стороны, у нас нет контекста того, что такое русская литература сегодня. Есть большое количество премий: "Дебют", "Русский Буккер", премия Андрея Белого, премия "Липок".

У нас Екатерина Федорчук и Марина Карачаровская ездили туда. Есть некие институты в России, по которым мы могли бы ориентироваться, как по градуснику. А у нас в Саратове в этом отношении – вакуум, потому что у нас нет, допустим, магазина, в который я могу прийти и купить книжку молодого поэта, выпущенную во Владивостоке в прошлом году. Конечно, все произведения стекаются в Москву. Возникает парадокс, когда приезжают из столицы, чтобы познакомить провинцию с провинцией.

– В прошлом году саратовский поэт Дмитрий Голин устроил перфоманс "День политического дурака". А как нынешние авторы читают стихи на фестивалях? Эпатируют?

– Конечно, нет. Дмитрий Голин специально таких подобрал. Там же специфика была определенная – привлечь народ. Это был явный перфоманс, даже не столько поэтические чтения, сколько поэтическое шоу.

– Что за темы сейчас волнуют поэтов? Есть ли некое тематическое единство?

– Я думаю, что темы у поэтов всех времен одни и те же: любовь, впечатления, смерть, весна… Но в зависимости от поколения эти темы освещаются по-разному. Поэт – это скорее отношение к имеющейся поэтической теме, чем придумывание новой.

– Все говорят, что сейчас на литературе никто не зарабатывает. Так ли это?

– Верно. Если мы говорим о поэзии, то на поэзии сейчас не зарабатывают вообще нигде. Минули те прекрасные времена, когда Цветаева писала издателю Рудневу о том, что ей нужны деньги, поэтому она высылает ему поэму. Он платил построчно. В нынешнее время даже некоторые толстые литературные журналы в конце 2009 года не выплатили авторам гонорары. На эти гонорары не прожить, ведь дать могут, к примеру, в пределах 5 тысяч рублей за роман, а более-менее серьезный роман пишется больше года.

– Будут ли в ближайшее время какие-нибудь политико-поэтические мероприятия?

Нет, политических мероприятий не будет никаких. Я все больше склоняюсь к тому, что нам нужно это искоренять. Потому что политики и так много. В прошлом году у нас на фестивале выступал Вячеслав Мальцев. В этот раз ничего такого не будет.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 5 1 2 3 4 5

Главные новости