Гарри Татарков рассказал о самоорганизации и "мажорах на автомобилях"

781

13 сентября 2010, 14:07

Министр образования Саратовской области Гарри Татарков дал интервью нашему агентству. Беседа была посвящена грядущим переменам в системе образования региона, а также перспективам передачи образовательных учреждений в областное подчинение.

- Гарри Николаевич, недавно исполнилось три месяца Вашего пребывания в должности министра образования Саратовской области. Расскажите, пожалуйста, о своих впечатлениях. Удалось ли, что называется, войти в курс дела? Какие проблемы Вы видите сегодня в качестве основных?

- Когда я соглашался на эту должность, у меня не было розовых очков и я не питал никаких иллюзий. Я знал об ограниченности своего потенциала. Как только меня назначили, я начал с выделения самого главного – своих задач. Не столь важна должность министра, потому что образование решается на местах, в аудиториях, классах, воспитателями в кружках и так далее. И если меня перенести куда-нибудь подальше, долго система не будет замечать; спохватятся только по поводу того, что нет каких-то писем от министра. То есть она (система образования – авт.) живучая, поверьте мне.

Я для себя как раз искал те главные направления, над которыми надо работать. Первое – добиться выздоровления сельской школы; добиться от нее мобильности и обеспечить ей будущее.

Второе (это очень трудная задача) – переход на новые стандарты. Надо найти те резонансные точки (мы их и ищем), которые я могу выявить, чтобы влиять на процессы, так чтобы возбуждения пошли по сообществу. Пока ситуация меня пугает – среда как всегда пассивна и не все понимают, насколько все трудно.

Третье – давно не решаемая у нас проблема условий пребывания в школе. Сегодня мы формируем новые стандарты условий существования, а в школе внедрение этих стандартов запаздывает. И они не соответствуют сегодняшнему дню. Почему мы так остро критикуем сейчас здравоохранение? Потому что мы требуем новых стандартов. А здравоохранение в школе, например, никак не продвинулось. Мы совершенно не продвинулись вперед (и здесь надо осуществлять прорывы) в организации питания. Тут надо изменить и форму, и материальную базу и, наконец, сломать общественную психологию – родителей, работников, учителей, бизнеса. Все надо здесь построить по-новому. Потому что по сути именно общество неверно относится к своему питанию.

Кроме того, мы должны вообще перестроить внутреннюю организацию жизни в школе. Школа должна быть для ребенка домом, где ему комфортно. Там должны быть клубы по интересам, и они, желательно, должны управляться школьниками. Там должны быть предусмотрены комнаты отдыха. Ведь находиться в обществе 25 сверстников – это психологический стресс. Это будет возможность уединиться и передохнуть, хотя бы несколько минут.

Вот на эти условия мы должны посмотреть заново. И эту задачу надо решать. Все сразу не потянем, но двигаться надо.

И, наконец, последнее – работа с кадрами. Надо так построить работу с учителями, чтобы они находились в условиях постоянного обучения, чтобы они постоянно набирали новые компетенции, чтобы они постоянно двигались вперед и должны быть центры, которые бы обеспечивали такое развитие.

- Недавно министр здравоохранения Лариса Твердохлеб заявила, что управление лечебными учреждениями, вплоть до поликлиник, будет переходить от муниципалитетов к области. Как Вы считаете, то же самое необходимо сделать в сфере образования?

- Я, наверное, на интуитивном уровне эту реформу поддерживаю. А в отношении образования я бы сказал "нет"; наверное, это не наш путь. Забирать обратно многие учреждения и управлять ими региональной властью неправильно, хотя пересмотреть подходы, наверное, надо. То есть в чем разница между здравоохранением и нами? В количестве – количество учреждений образования просто огромно. В разнообразии функций: у нас больше типов учреждений и их условия функционирования существенно от социума зависят.

Но в то же время мы как-то формально подошли, распределяя подчиненность по типу учреждений. Это, наверное, неправильно. Может ли школа быть регионального подчинения? Может. Но она должна выполнять определенную функцию, расширенную, например, быть серьезным базовым центром для группы школ по определенному направлению работы. Это могут быть центры-школы, работающие с одаренными детьми со всей области. Своего рода инкубатор интернатного типа. В этом случае регион станет направляющим центром.

- С введением ЕГЭ ситуация с поступлением в вузы стала прозрачнее. Приведу пример. Сын декана одного из саратовских университетов не смог поступить на бюджетное отделение в "папин" вуз из-за того, что не хватило баллов.

- Вы льете бальзам на мою душу. Это, конечно, не означает, что ЕГЭ возьмет и все общество вылечит.

- Но вместе с тем... Приезжает абитуриент с Кавказа. Он не может грамотно написать заявление на имя ректора при приеме документов. При этом по русскому языку на ЕГЭ парень там, у себя, получил высший балл. Как это так получается?

- Есть проблемы у ЕГЭ. Но в Москве выявляют регионы, где есть массовые нарушения, со всеми вытекающими последствиями. У нас в регионе ставлю себе простую задачу: чтобы дети сдавали и получали свои оценки – все.

Я очень уважительно отношусь к процедуре ЕГЭ – она многое ставит на свои места. Да, она не решит нам всех проблем, не решит. Но она может быть той точкой, где мы увидим болячки, и – самое главное – мы где-то общество начнем приводить в чувство.

Ребенок остро чувствует несправедливость, и у него нет никакого стимула учиться. Мне кажется, что скоро наши университеты получат свое ЕГЭ на бакалавриате. И вот когда оно появится, они взвоют. Вот тогда мажоры на автомобилях снова вернутся за студенческие парты.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 0 1 2 3 4 5

Главные новости