Дело Мухамедьярова. Бывший главный инженер театра "не помнит" о своей материальной ответственности

3627

6 августа 2018, 15:35

Фото Филиппа Кочеткова

Сегодня во Фрунзенском районном суде Саратова продолжилось рассмотрение уголовного дела бывшего директора Академического театра оперы и балета Рената Мухамедьярова.

Председательствует судья Ольга Боброва. Интересы подсудимого защищают адвокаты Татьяна Шилова и Алексей Бровкин, сторону обвинения представляет помощник прокурора Волжского района Дмитрий Сивашов. Интересы потерпевшей стороны отстаивает старший юрисконсульт театра Александр Малахов.

Как свидетель обвинения в зал был вызван бывший главный инженер театра Андрей Ручкин.

"Я в ходе следствия давал показания. Если есть возможность, зачитайте", - заявил он на вопрос прокурора по существу дела, однако тот настоял, чтобы свидетель выступил самостоятельно. 

Бывший инженер без подробностей рассказал краткую версию событий и подчеркнул, что "все решения принимал директор". Оплату системы кондиционирования театр, по словам Ручкина, должен был производить за счет внебюджетных, собственных средств. 

"Я познакомился с руководителями подрядных организаций по просьбе Рената Мухамедьярова. Я показал им помещения. Когда это происходило, не помню - почитайте мои показания следователю. Звали руководителя Игорь, фамилию не помню (Шумилин, гендиректор ООО "Термолэнд" - ред.). Они говорили, что готовы установить систему. Дали нам коммерческое предложение. Лицензия у них была на все виды работ.

Далее уже детали - с министерством все согласовывалось, на сайте все размещалось. На конкурсе была одна организация - "Стройкомплект", директором там был... Не помню... (Сергей Фролов - ред.). У Игоря лицензии не было, у другого - была. На мой взгляд, там вообще не нужна была никакая лицензия... Вы мои показания следователю прочтите, я уже не помню ничего", - выступил господин Ручкин.

"Я не контролировал никакие работы. Я предоставлял помещения, электричество. Контроль осуществлял Игорь", - заявил Андрей Ручкин и отметил, что работы продолжались "с осени по март". 

"Какое-то оборудование было установлено. Какое-то, да. Пусконаладочных работ не было - их можно было бы провести только в теплое время года. Это было оговорено между руководством театра и подрядчиком", - сказал Андрей Ручкин и не смог ответить на вопрос о порядке приемки оборудования на склад театра.

Не смог господин Ручкин внятно объяснить и порядок расчетов театра за поставленное оборудование: "Я к бухгалтерии отношения не имел. Решения все принимал Мухамедьяров. Все знали, что не все работы пока выполнены, все работали на доверии. Я подписал документы потому, что мне сказал Мухамедьяров. Хотя оборудование было установлено не полностью - это потом уже выяснилось. Писали мы претензию на адрес подрядчика, а дальше все и завертелось".

"Все определяет руководитель, все он решает. Какое-то оборудование было, какого-то не было. Я подписал потому, что... Никто же не знал, что ситуация выйдет из-под контроля. Мне указал директор", - настаивал свидетель и заявил, что ответственным за эксплуатацию оборудование Мухамедьяров назначил начальника сантехнической службы театра Владимира Красикова

"Вы сказали, что ответственным за эксплуатацию оборудования был назначен Красиков. А ранее нам говорили другие свидетели, что Красикова устно назначили ответственным именно вы", - отметила судья Ольга Боброва, однако Ручкин никак не смог прокомментировать противоречие.

"Члены комиссии должны были проверить состав оборудования?" - спросил прокурор Дмитрий Сивашов и получил положительный ответ. При этом господин Ручкин уточнил: "Должны, но не проверяли"

"На вас вообще возлагалась какая-либо ответственность за работы? Какие у вас вообще были обязанности - как у главного инженера?" - поинтересовался прокурор и получил ответ, согласно которому главный инженер театра отвечал только "за помещения, за теплоснабжение и электрификацию". 

Отвечая адвокату Бровкину, Андрей Ручкин пояснил, что "знакомился с документами и техзаданиями постольку поскольку": "Да, я подписывал накладные. Но я не знаю, есть ли в театре договор о моей материальной ответственности. Я не помню, был такой договор или нет".

Также он не сумел четко ответить, где именно проводились работы по монтажу климатической системы: "Контроль я не осуществлял. Мы с директором по ходу работ подходили, спрашивали, кто и что сейчас делает. Я не специалист по климатическому оборудованию".

Ручкин вновь заявил, что "ничего уже не помнит и ничего пояснить не может"

Память подвела его еще несколько раз - он не смог ответить, в каком году пришел на работу в театр, кто именно нес ответственность за работу системы вентиляции, кто работал в театре энергетиком, заполнялось ли поставленное оборудование фреоном и т. д. 

"Я не каждый день проверял, как идут работы. Спрашивал на вахте, приходили сегодня подрядчики или нет... Заходил иногда на работы. Просто, чтобы быть в курсе. Я не знаю, согласовывался ли с кем-нибудь вывоз оборудования. Документы были подписаны до того, как оно было вывезено", - заявил он адвокату Татьяне Шиловой.

"То, что вам привозили в театр, вы сверяли с накладными?" - поинтересовалась у Андрея Ручкина Ольга Боброва и получила отрицательный ответ.

Напомним, Рената Мухамедьярова заподозрили в совершении преступления по части 1 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). По данным следствия, в октябре прошлого года он заключил договор на поставку и монтаж климатического оборудования.

Общая сумма контракта на тот момент составила 4,976 млн рублей. Несмотря на то, что работы в полном объеме выполнены не были, Ренат Мухамедьяров подписал акт о стоимости выполненных работ и затрат, а также акт приемки, после чего контракт был оплачен.

По факту же было установлено оборудование на сумму около 1,8 млн рублей. Соответственно, общая сумма ущерба бюджету составила 3,134 млн рублей. В настоящее время Ренат Мухамедьяров отпущен под залог.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 1 1 2 3 4 5

Главные новости