Высший пилотаж

Автор: Александр СОКОЛОВ

1301

30 июня 2011, 16:55

Тему «поборов» в СГАУ наш медиахолдинг начал еще в середине апреля 2009 года, когда был опубликован материал «Жертвы имени Вавилова» о том, как в 2006 году с абитуриентов ВУЗа в добровольно-принудительном порядке собирали деньги в обмен на гарантию поступления. После того как «дело о поборах» получило общественный резонанс, силовые ведомства региона активно взялись за проведение проверки фактов, изложенных журналистами. И все силовики видели определенные перспективы у процесса, вопрос был лишь в квалификации содеянного. Однако спустя время дело затормозилось. Отстаивать справедливость журналистам пришлось самостоятельно шаг за шагом вплоть до Конституционного суда Российской Федерации.
 
МЕЖВЕДОМСТВЕННЫЕ ДРЯЗГИ
 
  Каждое силовое ведомство, будь то следственное управление Следственного комитета РФ по Саратовской области или регионального ГУВД, усматривало наличие признаков преступления в действиях должностных лиц СГАУ при получении поборов со студентов. Так, начальник главного Следственного управления ГУВД по Саратовской области Валерий Пиявин отмечал: «В данном случае имеют место факты передачи денежных средств под угрозой отчисления и по требованию лиц, которые в соответствии с должностными инструкциями обладают организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями и реальными правами и возможностями по зачислению и отчислению студентов. Таким образом, в действиях должностных лиц ФГОУ ВПО «Саратовский ГАУ им. Вавилова Н.И.» усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ».
  В ведомстве Николая Никитина также обнаружили состав преступления, но другого: «В ходе проверки установлено, что должностные лица заочного факультета СГАУ Бутырин В.В., Мухин В.А., Тарасенко П.В., Хохлов А.Б., Шибайкин А.В., Юдаев Н.В., достоверно зная о том, что благотворительные взносы не являются основанием для поступления в указанный вуз… разъясняли абитуриентам и их родителям необходимость внесения благотворительного взноса как обязательного условия, гарантирующего сдачу вступительных экзаменов… что указывает на наличие в их действиях признаков преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ».
  При этом никто не мог взять на себя ответственность за принятие процессуального решения о возбуждении уголовного дела. Бумаги (общий объем материалов проверки составил шесть полновесных томов) кочевали из ведомства в ведомство. Казалось, что журналисты были единственными лицами, заинтересованными в возбуждении  уголовного дела и привлечении к ответственности всех должностных лиц СГАУ, причастных к поборам.
 
ПРАКТИКА ОТ КОЛЛЕГ
 
  «Взгляд» даже сумел найти дело, как две капли воды похожее на ситуацию в СГАУ. Разница была лишь в том, что чиновники из Пермской государственной сельхозакадемии (ПГСХА) не отделались так легко, как их коллеги из Саратова. В 2008 году ректор ВУЗа Юрий Зубарев, а также семеро его подчиненных (в том числе проректоры) были осуждены за незаконное взимание денег со студентов. «Поводом для возбуждения уголовного дела послужила публикация в местной газете, вызвавшая интерес у прокуратуры. В ходе проверок было установлено, что после сдачи вступительных экзаменов с абитуриентами проводились беседы, суть которых сводилась к тому, что полноценными студентами они смогут стать, только если согласятся на предлагаемые финансовые условия. «Помощь вузу» доходила до 70 тысяч рублей с каждого. Всего было собрано 1,7 млн рублей», – писала об этом событии «Российская газета». Действия пермских нарушителей были квалифицированы по статье 286 Уголовного кодекса РФ – превышение должностных полномочий. Это дело получило отражение на сайте Генпрокуратуры РФ, то есть фактически было рекомендовано как образец борьбы с коррупцией.
  Все это очень напоминало произошедшее в аграрном университете Саратова. Материалы проверки по фактам поборов со студентов СГАУ  в размере 15 млн рублей побывали во всех возможных правоохранительных ведомствах региона. Но уголовное дело так и не было возбуждено.
 
ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ НЕ НУЖЕН
 
  Следователи СУ СК неоднократно выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, последнее из которых было датировано 17 июня 2009 года. «Взгляд» обжаловал его в суде. Более того, журналистам в первой инстанции удалось доказать незаконность и необоснованность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела: 9 августа 2010 года Фрунзенский районный суд города Саратова принял соответствующее постановление. Но тут силовики применили нестандартный ход – в кассационной инстанции стали оспаривать саму возможность обжалования  журналистами постановления следователя от 17 июня 2009 года. «Так как постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не затрагивает непосредственно интересы заявителя, суд необоснованно принял жалобу к производству и рассмотрел ее по существу», – именно такой логикой руководствовался помощник прокурора города Саратова господин Болдырев, ставя вопрос об отмене решения суда. Проще говоря, если вы сами не стали жертвой преступления, то обжаловать решения следователя об отказе в возбуждении уголовного дела не имеете права.
  При таком подходе здравый смысл отсутствует полностью. Если дальше следовать подобной логике, можно лишать, скажем, родственников убитого человека права добиваться возбуждения уголовного дела и преследования убийц, так как непосредственно им не был причинен вред. А сам потерпевший уж точно не сможет обжаловать данный правовой акт по понятным причинам.
 
РАССЛАБИЛИСЬ?
 
  Но, несмотря на абсурдность ситуации,13 октября 2010 года судебная коллегия по уголовным делам Саратовского облсуда удовлетворила кассационное представление прокурора и отменила решение суда первой инстанции от 9 августа 2010 года, которым удовлетворена жалоба журналистов о признании незаконным и необоснованным постановления от 17 июня 2009 года, и прекратила производство по жалобе на том основании, «что обжалуемое постановление никоим образом не затрагивает личные права и интересы заявителя».
  И, как только пресса была отстранена от общественного контроля, правоохранительные органы тут же прекратили вести проверку по заявлению о поборах.
  В удовлетворении надзорной жалобы холдингу также было отказано. А дальнейшее было уже делом техники. Следственный отдел по городу Саратову СК РФ в письме от 06.05.2011 года и прокуратура области в письме от 09.06.2011 года отказались рассматривать по существу многочисленные жалобы журналистов на незаконность и необоснованность решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Мотив был один и тот же: «вы не являетесь субъектом обжалования вышеуказанного постановления». Искать правду нам пришлось уже в Конституционном суде Российской Федерации. Правда, для этого пришлось пойти на хитрость и обратиться с жалобой о проверке  конституционности ч.1 ст.125 УПК РФ в смысле, придаваемом данной норме представителями Фемиды Саратова в лице судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда и должностных лиц данного суда, наделенных правом возбуждения надзорного производства.
 
НАША ПОБЕДА…
 
  Определением № 619-О-О от 26 мая 2011 года Конституционный суд РФ подтвердил право журналиста медиахолдинга «Взгляд» на обжалование незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, независимо от того, является ли он лицом, пострадавшим (потерпевшим) непосредственно от преступления или нет. Цитируем: «Конституция РФ гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы (ст. 33), защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч.2 ст.45), в том числе путем обжалования в суд решений и действий  (бездействия) органов  государственной власти и должностных лиц (ч. 2 ст. 46). Указанные права, по смыслу Конституции РФ, в частности ее статьи 21 (часть 1), которая, как указал Конституционный суд РФ в Постановлении от 3 мая 1995 года № 4-П, требует рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего спорить с государством в лице любых его органов, предполагает не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ… Так, Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает заявление о преступлении в качестве повода для возбуждения уголовного дела…Следователь, руководитель следственного органа принимает решение либо о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в возбуждении уголовного дела…о принятом решении сообщается заявителю и ему разъясняется право обжаловать данное решение и порядок обжалования…
  …Судебный порядок обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела предусмотрен в части первой ст. 125 УПК РФ, корреспондирующей ч. 2 ст. 145  этого кодекса и подлежащий применению во взаимосвязи с другими его нормами. Таким образом, УПК РФ наделяет заявителя комплексом прав, реализуемых в связи с поданным им заявлением о преступлении, в том числе прямо закрепляет право обжаловать решение, принятое по результатам рассмотрения сообщения о преступлении. Соответственно ч.1 ст. 125 УПК РФ, применяемая в системном единстве с иными положениями этого кодекса, наделяет лицо, сообщившее о преступлении, правом обжалования принятого по сообщению решения».
 
…И НАША БОРЬБА
 
  Само собой ч.1 ст.125 УПК РФ журналисты «Взгляда» не отменили, да и цели такой не стояло, а потому в принятии к рассмотрению жалобы им отказано. Но своим толкованием Конституционный суд установил не менее важный факт: было подтверждено право любого заявителя о преступлении добиваться возбуждения уголовного дела и уголовного преследования в отношении лиц, в частности путем обжалования незаконных и необоснованных постановлений, в том числе и об отказе в возбуждении уголовного дела.
  Одним словом, теперь борьба снова продолжится. Устранены многочисленные бюрократические барьеры и препоны. Единственным препятствием остается лишь срок давности привлечения к уголовной ответственности виновных лиц, предусмотренный ст.78 УК РФ, который неумолимо истекает. Но тогда возникает другой вопрос, почему столько сил и средств было затрачено правоохранительной системой на борьбу с журналистами, вместо того чтобы провести тщательную и объективную проверку фактов поборов в СГАУ и возбудить уголовное дело? Почему только в Конституционном суде «Взгляд» сумел доказать обоснованность своих доводов и возражений? Почему в саратовских судах не знают положения Основного закона страны, а именно статей 21, 33,  45 и 46 Конституции? Что это – некомпетентность или обслуживание чьих-либо интересов? Как и где обучались саратовские правоохранители и служители Фемиды? А главное – чему? Не тому ли, как защищать права отдельных персон, вместо того чтобы стоять на страже Конституции и других законов Российской Федерации?
  Упомянутое выше определение Конституционного суда показало – как бы ни казалось, что кабинетное и телефонное право прижилось в Саратовской области раз и навсегда, есть возможность вывести правду из темных коридоров и показать, чего стоят те, кто занимает высокие должности в местных правоохранительных органах и судах Саратовской области.
  Журналисты «Взгляда» считают это расследование делом чести. Издание будет продолжать неуклонно двигаться в выбранном направлении и добиваться справедливого правосудия и наказания соответствующих должностных лиц, виновных в халатности, волоките и, возможно, преступном сговоре с целью сокрыть резонансное преступление.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.5 1 2 3 4 5