Сети тепла

Юрий Березин о ремонтных работах, трубах, долгах и амбициях

Вопросы задавал Андрей ТРИАДСКИЙ. Фото Рамиля БАХТЕЕВА и Кристины ФОМИНОЙ

4763

31 июля 2015, 09:00

Лето – это не только традиционное время для отдыха, но и разгар подготовки к отопительному сезону. И процесс этот, как правило, сопровождается отключениями горячей воды и "раскопками", которые энергетики ведут в разных частях города.

Прошлый год запомнился саратовцам перекопанными улицами Соколовой и Орджоникидзе, пробками из-за проводимых на них работ и постоянными переносами сроков окончания ремонтов. Тогда работы на теплотрассах вела компания "ВоТГК", а руководитель ее саратовского филиала Сергей Попов сетовал на подрядчиков, по вине которых замена теплотрассы в Заводском районе растянулась до ноября.

В этом году таких масштабных ремонтов на саратовских улицах пока не наблюдается. Нет уже и самой "ВоТГК". Весной стало известно, что компанию ждет ребрендинг и она сменит вывеску на "Т Плюс". А в конце июня у саратовского филиала появился и новый руководитель Юрий Березин.

Спустя месяц после своего назначения он дал большое интервью ИА "Взгляд-инфо", став гостем передачи "Есть ответ" на "TVSAR". Новый руководитель рассказал о подготовке к отопсезону, долгах потребителей, ремонтных работах на сетях и неудобствах горожан, а также озвучил ряд амбициозных проектов, которые "Т Плюс" намерена реализовать на территории региона.

 

Юрий Леонидович, давайте начнем с ребрендинга. Для чего он понадобился вашей компании?

– Наша компания представлена в 16 регионах России, предприятия располагаются от Воркуты до степей Оренбурга и Саратова. По ходу их развития было принято решение объединить акции территориальных генерирующих компаний на базе одной – "Волжской ТГК". Однако чтобы название не было связано только с одним определенным регионом, решили компанию переименовать. А самое главное, изменить подходы к работе. В первую очередь, сконцентрироваться на клиентоориентированности.

В Саратове мы сейчас реализуем проект "Большой Саратов". Думаю, он получит федеральную поддержку. У этого проекта три направления: повышение операционной эффективности, маркетинг и подход к комплексному развитию теплового узла – в данном случае речь идет о Саратове, Энгельсе и Балакове.

В какую сумму обошелся ребрендинг?

– Я не владею общими цифрами. Затраты, которые несет саратовский филиал, укладываются в миллион рублей.

Многие беспокоятся, не включена ли стоимость ребрендинга в тариф?

– Нет. Это заемные средства.

Вы возглавили саратовский филиал совсем недавно. Каковы впечатления?

– Первый раз я приехал в Саратов год назад, в августе, и до февраля проводил здесь половину времени. Потом переехал совсем и уже на постоянной основе работал заместителем директора филиала по развитию производственных систем. 25 июля назначен директором.

Саратов – противоречивый город. Он бывает пыльным, ветреным, но он меня зацепил, когда зацвели сады, появились яблоки. Я довольно часто ездил на ТЭЦ-5 дорогой через Затон. И вот одномоментно складывается впечатление от цветущего сада и центральной части Саратова, где не все хорошо с асфальтом, где у нас появляются течи, в том числе и наши, к сожалению. Этот контраст говорит о том, что есть куда прилагать усилия.

Вот вы упомянули про месяц, когда впервые приехали в наш город, но саратовцам август прошлого года запомнился другим – масштабными ремонтными работами, которые тогда еще "ВоТГК" проводила на улицах Соколовой и Орджоникидзе. В этом году будет нечто подобное?

– У нас намечены четыре трассы. Сейчас мы производим замену трубопроводов на Белоглинской и Лермонтова. Впереди работы на Железнодорожной (между Большой Казачьей и Слонова) и Пугачевской (между Рабочей и Вавилова).

В этом году мы приняли решение не выходить в город без материалов и внятного подрядчика. Это первый момент. Второй связан с нашим проектом "Большой Саратов". Мы сейчас считаем гидравлику, смотрим, как и где будем перекладывать трубы. Возможно, потребуется перекладка в большей части города. По нашим оценкам, наши трубопроводы лежат под 6% дорог. Есть действительно знаковые для города улицы, где действительно большой поток автомобилей. Насколько я имею информацию по прошлому году, администрация города прилагала усилия к тому, чтобы обеспечить жителей дополнительным автобусным парком. Чтобы горожане могли пересесть на него, бросив свои автомобили.

У нас люди, как правило, наоборот, из общественного транспорта пересаживаются на личные авто.

– Современная тенденция действительно такова. Город, на мой взгляд, напряжен по транспорту. Очень много машин. Мне приходилось жить в Москве, и там примерно такая же ситуация в часы пик.

Один из наших читателей утверждает, что создание объездов при крупных ремонтных работах не продумывается ни мэрией, ни энергетиками. Вы с этим утверждением согласны? Как вообще выстраивается ваша работа с администрацией?

– Если вы обратите внимание, на Белоглинской оставлен проезд для машин полиции. Мы понимаем, что это вопрос безопасности, поэтому предусмотрели такую возможность. Кроме того, мы разговаривали с главой района, и он высказал пожелание оставить проезд для машин электросетей. Но в Саратове не везде можно организовать дополнительный проезд, в городе зачастую очень узкие улицы. Кроме того, нам тоже надо где-то ставить свою технику.

Также я попросил директора "Тепловых сетей" (это наше подразделение) переговорить с магазинами по Белоглинской, чтобы была возможность подъезда к ним. Меня заверили, что эта работа проведена и мы не стали причиной прекращения работы социально значимых объектов.

Еще по ремонту на Белоглинской: читатели напоминают нам, что еще прошлой осенью было известно ТЭЦ на Чернышевского будет выведена из работы. В чем тогда смысл нынешнего ремонта?

– В магистралях города существуют определенные точки, куда мы обязаны доставить теплоноситель. Эти точки обвязываются таким образом, чтобы минимизировать время отключений как на проведение ремонтных работ, так и на проведение опрессовок. ТЭЦ-1 и Саратовская ГРЭС в этом году работать будут. Теплоноситель от них поступать будет, поэтому, в том числе и на Белоглинской, нужно провести замену теплотрасс. Там было порядка 49 аварийных отключений.

Прошлогодние ремонтные работы на Соколовой и Орджоникидзе запомнились тем, что постоянно сдвигались сроки их окончания. В этом году удастся избежать подобного?

– Я три раза в неделю в семь утра бываю на Белоглинской и практически каждый вечер на Лермонтова. Вижу, как продвигаются работы, график подрядчики соблюдают. В этом году мы отобрали местные подрядные организации, чтобы у них тоже душа болела за город.

Очень много вопросов от читателей по поводу оголенных теплотрасс. Как будет решаться эта проблема?

– Это боль компании. Мы имеем сверхнормативные потери порядка 32%. Сейчас, в том числе и в рамках проекта "Большой Саратов", разрабатываем программу по восстановлению изоляции. Она будет совмещена с программой по дренажу и с возможностью "Саратовводоканала" помочь нам в этом. Существуют разные способы прокладки теплотрасс. Один из них – наружный. Этот вариант плох тем, что недобросовестные люди снимают слой изоляции и употребляют его для каких-то своих целей. С этим бороться можно, но трудно.

Если же говорить о подземных теплотрассах, то нам "помогают" подземные грунтовые воды, которые попадают в канал и портят изоляцию в тупиковых точках.

А почему нельзя просто закопать надземные коммуникации?

– Самый дешевый способ прокладки – безканальный. Это когда заизолированная труба просто укладывается под землю. Без каналов, без железобетонных конструкций. Например, в Риге на это пошли. В Саратове  мы тоже такую программу разрабатываем. Правда, не везде убрать теплотрассы под землю получится по геологии: близко грунтовые воды, есть коммуникации других компаний. Но если какие трудности существуют, то это трудности технического характера. Будем стараться убирать коммуникации под землю.

За какой срок эта программа может быть реализована?

– В Риге к этому шли двадцать лет, программу преобразований начали в 1995 году. Наша задача, учитывая рижский опыт, сделать за 7–10 лет.

Вы упомянули "Саратовводоканал", в чем будет заключаться ваше сотрудничество?

– Когда четыре организации – газовые сети, электросети, "Саратовводоканал" и мы – начинают в одном и том же месте копать четыре раза, это неправильно. Ни с точки зрения удобства жителей, ни с точки зрения технологии. Все эти работы надо совмещать. Пришли в одно место четверо, правильным образом уложили коммуникации – и забыли.

Сейчас создается совместная рабочая группа из представителей различных министерств и ведомств, в том числе и "Саратовводоканала", чтобы скоординировать нашу работу. Напишем "дорожную карту" и будем по ней двигаться. Мы уже начали делать ее самостоятельно, а также ждем распоряжения губернатора о создании такой рабочей группы.

Юрий Леонидович, а какую сумму на сегодняшний день вам должны потребители?

– 3,7 миллиарда рублей. В год задолженность увеличивается на 300-500 миллионов.

И как вы собираетесь решать проблему с долгами?

– Переход на прямые договоры. На встрече губернатора с жителями Октябрьского района как раз поднимался этот вопрос. Мы к этому стремимся. К сожалению, есть определенные законодательные моменты, но я думаю, что мы их вместе победим. Отмечу только, что мы покрываем не весь тепловой баланс города. По каждому конкретному дому нужно разбираться, кто является поставщиком услуг.

Если же вы получаете тепло и горячую воду от нас, тогда это улица Чернышевского, 120. Это наш "Теплосбыт", которым руководит Александр Алексеевич Федоров. К нему можно обращаться и прорабатывать вопрос заключения прямого договора.

Еще один блок вопросов касается отсутствия летом горячей воды. Некоторые наши читатели утверждают, что не имеют ее уже несколько месяцев. И все это время люди вынуждены пользоваться электронагревателями.

– По поводу наличия горячей воды в летний период. Есть определенные технологические требования к нам как поставщикам и как балансодержателям сетей. Мы должны провести гидравлические испытания, и мы этим занимаемся. В этот момент по нашей вине группа домов отключается. При этом сами гидравлические испытания могут пройти как с повреждением, так и без повреждений сетей. Если случилось повреждение, его нужно найти и устранить. На это необходимо время. Надо понимать, что испытания необходимы для того, чтобы в отопительный сезон люди получали горячую воду в полном объеме.

Точно такие же подготовительные работы проводят управляющие компании. У них тоже возникают проблемы, они находят дефекты, на устранение которых тоже нужно время.

Что касается водонагревателей, то это зона ответственности "Саратовводоканала" и электрических сетей. К счастью или к сожалению, плату за холодную воду и электричество мы не получаем. Мы недополучаем средства жителей за горячую воду. В этом наша проблема, которую необходимо решать.

Еще один вопрос читателей: "В прошлом году еще "ВоТГК" проводила встречу с эксплуатирующими организациями, где разъясняла, что им лучше перейти на котельные для многоэтажных домов. Означает ли это стратегический отказ "Т Плюс" от финансирования и эксплуатации в регионах коммунальных сетей?"

– Думаю, здесь шла речь об индивидуальных тепловых пунктах. Как энергетик я против крышных котельных. С моей точки зрения, они небезопасны. Организации, которые монтируют их, не всегда впоследствии могут эти котельные достойно эксплуатировать.

Я видел внутридомовые газопроводы, ведущие к этим котельным, с ржавыми шпильками на фланцах. Это значит, что специалисты вовремя не пришли, вовремя не смазали. В итоге такое отношение может привести к трагедии. Что такое газ, наверное, знают все. Его взрывоопасная концентрация составляет 20%, после этого могут быть негативные последствия. Хотя здорово, что есть конкурентная среда нам как поставщикам услуг по теплу. Посмотрим, кто в этом вопросе будет более удобен для жителей.

Вы сказали про индивидуальные тепловые пункты. Это направление действительно будет развиваться в Саратове?

– С этого года. Сейчас мы обдумываем некие пилотные проекты, которые позволят показать жителям все преимущества подобных устройств. На эти цели выделено порядка 90 миллионов рублей. В этом году будет, наверное, пять пилотных домов. Скорее всего, больше мы не успеем. Уже отопсезон рядом.

Это направление привлекательно тем, что каждый дом, каждый житель может принять решение – какова должна быть температура в его квартире. Если сейчас люди зависят от температурного графика наших ТЭЦ или котельных, то здесь они будут зависеть от того, насколько открыт клапан в их доме.  

Несколько лет назад много говорилось о программе энергосбережения. Дома оборудовали приборами учета тепла. Это подавалось как средство избавления от корректировок. Потом выяснилось, что счетчики это только первый шаг, но вот о последующих шагах как-то ничего не слышно. Почему?

– Мы имеем по теплу 97% оприборенных домов. При этом в отопительный сезон только 57% из них передают показания узлов учета. Остальным, видимо, удобно пользоваться нормативами. Счетчик показывает, сколько фактически потребляет дом. Если в нем система не настроена, то мы получаем плюс 30 градусов в квартирах, открытые форточки. Это все покажет счетчик. А по нормативу меньше получается.

И что же с программой энергосбережения? Она заглохла?

– Нет. 30 и 31 июля я буду в Саранске. Там совместно с администрацией  реализован проект "Энергогород", в который вложились частные инвесторы и городские власти. Они создали систему учета в режиме реального времени. По каждой квартире видно, сколько потребляется воды, электроэнергии. Там, где пошел большой расход, понятно, что есть утечка. Туда выезжает ремонтная бригада. Весь город видно как на ладони.

Это дорогой проект?

– Саранск значительно меньше Саратова. У нас, конечно, затрат будет больше. О конечной стоимости я не готов сейчас говорить.

Если говорить об опыте других городов, то знаю, что в Самаре решили проблему, с которой сталкиваются многие саратовцы: когда человек подходит к крану с горячей водой, открывает его и начинает сливать воду до тех пор, пока она не достигнет приемлемой температуры. Можем ли мы перенять опыт соседей?

– Речь идет о неправильной циркуляции внутри дома. В Самаре действительно проблему решили, устроив перемычки, построив сети по принципу "прямая-обратная". Мы будем работать в совокупности с индивидуальными тепловыми пунктами. На какую температуру он будет настроен, такую и будет получать потребитель. Оборудование домов такими пунктами – одно из приоритетных направлений для "Т Плюс".

А сроки?

– Эта работа займет от семи до десяти лет. Сейчас мы разрабатываем технико-экономическое обоснование. Смотрим, что делать с нашими источниками, сколько их оставить в городе. Сейчас их четыре: Саратовская ГРЭС, ТЭЦ-1, ТЭЦ-2 и ТЭЦ-5, плюс 107 котельных. Чтобы уйти от объектов загрязнения, уйти от опасных особенностей газового хозяйства, мы минимизируем количество источников. Посчитаем, какие нагрузки кому передать, а дальше пойдем к "Саратовводоканалу". Индивидуальный тепловой пункт – это не только горячая, но и холодная вода, которая должна циркулировать внутри, также это электричество.

Сказать, что в следующем году мы сделаем тысячу пунктов, было бы неправильно. Сначала нужно будет сделать проекты по каждому дому. Иначе наши сети и сети "Саратовводоканала" могут просто не выдержать.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.5 1 2 3 4 5