Лечение на выживание

Кого и как реабилитируют саратовские центры для наркозависимых?

Расследование провела Елена БАЛАЯН. Фото Юрия НАБАТОВА и из открытых источников

10524

6 февраля 2017, 08:00

В нашей временами довольно ханжеской стране их принято считать отбросами общества. "Да пусть они скорее сдохнут!" – примерно такое пожелание в отношении людей, употребляющих наркотики, можно услышать среди обычных "добропорядочных" граждан. О наркоманах в последнее время почти не говорят, их лечением и реабилитацией государство фактически не занимается, устремляя все усилия на теперь уже почти бесполезную борьбу со сбытом дурманящего зелья. В отношении наркоманов в обществе словно возник обет молчания, будто такой категории людей вовсе и нет. Но эти люди не просто есть. Пока мы все дружно спали в своем относительно благополучном мирке, в мире наркоманов произошла революция. Теперь наркотики больше не передаются из рук в руки с риском для жизни и неотвратимостью уголовной статьи, они покупаются по интернету с легкостью новой сумочки на распродаже, а их последствия по степени разрушительности на психику превосходят все самые тяжелые наркотики прошлых лет, включая героин.

Как рассказал директор частного реабилитационного центра для наркозависимых Алексей Тарасов, в связи с доступностью новых синтетических видов наркотиков и их повышенной токсичностью средний возраст сидящих на них опустился до 15-16 лет, детей привозят в центр буквально со школьной скамьи, и это не метафора. По словам Алексея, последствия "великой наркотической революции" таковы, что волна "спайсов" и "соли" захлестнула именно школы, так что пока вы думаете, что ваше чадо спокойно готовится к ЕГЭ, есть большая вероятность того, что его придется везти в такой центр в состоянии, близком к летальному исходу…

 

Гидра непобедима?

По словам полковника в отставке Вадима Федюкова, правоохранительная система на сегодняшний день выстроена таким образом, чтобы пресекать попытку ввоза на границе и ловить сбытчиков непосредственно в городе. Профилактикой, по сути, никто не занимается, формальные комиссии имитируют деятельность без реальной пользы.

Между тем именно сбыта как такового сейчас и нет, схема "вечером деньги – утром наркотики" давно не работает. Любой сбыт происходит через интернет. Человек из одного подъезда продает наркотик человеку из другого подъезда – сигнал проходит через Фиджи, Новую Зеландию или другую экзотическую страну, и раскрыть это преступление правоохранительным органам за неимением доказательств практически невозможно.

Передачу наркотиков осуществляют "закладчики" – молодые люди, которые прячут небольшие партии в места, прописанные в интернет-послании. Схема работает идеально: деньги переводятся на электронный счет, закладчик размещает несколько закладок, последнюю берет себе. Каждый день он на работе как штык, потому что ему нужна доза. Раньше помимо бесплатной дозы закладчик получал 50 тысяч рублей зарплаты. Но после ликвидации ФСКН (Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков) "дурь" стала настолько доступной, что закладчикам уже никто не платит. Они сами стоят в очереди и работают просто за дозу.

Иногда слово "соль" без лишних хитростей пишут прямо на заборе – и рядом номер телефона, который нередко зарегистрирован совсем не в саратовском регионе. "Соль" эта вовсе не пищевая и не морская, для ванн, а синтетический наркотик на основе сильнейшего нервного стимулятора мефедрона, получивший в последние годы широкое распространение. Он буквально разрушает мозг, превращая человека в опасного психопата. Увидев однажды в интернете видео с действием "соли", забыть его уже невозможно.

Возможно, прогуливаясь по городу, вы замечали висящие на электропроводах ботинки (или иную обувь) и не думали, что этот странный перформанс является опознавательным знаком, сообщающим, что в этом районе можно купить наркотики.

Хотя на самом деле инсталляция с переобуванием в воздухе – уже вчерашний день. Интернет делает рекламу наркотиков менее наглядной, зато гораздо более общедоступной.

"Спам, который вы ждали! Кокаин, амфетамин, ЛСД, гашиш, МДМА, мефедрон, экстази, героин а-ПВП, грибы, а также огромный выбор сортов марихуаны теперь доступны готовыми закладками и по предзаказу во всех городах РФ и СНГ. Европейское качество, колумбийские стандарты, пакистанское тепло и иранское трудолюбие…" Такое сообщение пришло в вайбер моему знакомому. Это значит, что оно может прийти и любому ребенку прямо на мобильный телефон. Так рождается интерес к веществам, названия которых он, быть может, никогда даже не слышал, но зато теперь будет точно знать, где это все можно купить.

"Представляем проект "HYDRA" – крупнейшую в теневом рунете анонимную торговую площадку по продаже ПАВ, в которой только надежные продавцы. Модерация, шифрование, автогарант, моментальные адреса обеспечат удобство и безопасность любой сделке в нашем DRUG-маркете! Больше информации на сайте…" (далее указывается адрес сайта и название браузера, с которого он доступен).

Заканчивается сообщение рекламным слоганом, который говорит сам за себя: "HYDRA – Ваш личный дилер! "Доставать" стало легко…"

О тонкостях страшного мира иллюзий полковник Федюков знает не понаслышке: еще недавно он сам был действующим сотрудником антинаркотического ведомства. Но и после увольнения из ФСКН тема "наркоты" и эффективного противодействия ее распространению остается для него профессиональной раной, которая не зарастает. Служба, в которой он проработал большую часть жизни, была расформирована процентов на восемьдесят, все, кто занимался этими специфическими вопросами, весь костяк профессионалов, были вынуждены уволиться, а их функции были переданы МВД.

До увольнения следователи ФСКН пытались создать прецеденты с доказательством недоказуемого. Поскольку передачи денег из рук в руки нет, любой адвокат легко докажет, что его подзащитный наркотики просто "нашел". Эти сказки уже вроде бы удавалось опровергать в суде, но после распада службы работа по созданию прецедентов была приостановлена.

В способности коллег из МВД вновь ее наладить полковник Федюков не сомневается, но переживает, что, разрушив выстроенную годами систему, государство упустит время.

По его словам, уже сейчас наркоманов в Саратове столько, что реабилитационные центры ими переполнены, спрос рождает предложение, и реабилитация наркоманов становится одним из новых и весьма распространенных видов бизнеса, причем далеко не всегда профессионального и честного. Проблема, о которой государство то ли не знает, то ли закрывает на нее глаза.

 

Бизнес вне регламента

Государственный центр для наркозависимых в области один – это областная психиатрическая клиника святой Софии. Остальные представляют собой некоммерческие общественные организации негосударственного толка. Один месяц лечения в таких центрах стоит от 30 до 50 тысяч при длительности курса от шести месяцев до года и более.

По словам Вадима Федюкова, центров, которые не на словах, а на деле занимаются помощью наркозависимым, в области единицы. Несмотря на относительную дороговизну лечения, мест в таких заведениях на сегодняшний день практически не осталось – при почти полном отсутствии рекламы. Если лечение эффективно, то рекламой служит сарафанное радио. Растущее год от года число наркоманов избавляет менеджмент от необходимости тратить деньги на самопиар.

Также одной из причин популярности подобных заведений является полная анонимность. В госучреждении человека ставят на учет, "соскочить" с которого так же сложно, как с иглы. Даже если человек давно не употребляет, клеймо наркомана остается с ним на всю жизнь, осложняя и без того не безупречную биографию. Ни одна мать не привезет своего ребенка туда, где его беда получит официальный статус, считает Вадим Федюков.

Но анонимность обходится зависимым людям и их родственникам порой слишком дорого.

Отсутствие в обществе информации о том, что представляют собой негосударственные реабцентры, дает возможность мошенникам всех мастей наживаться на чужом горе.

По словам директора саратовского реабилитационного центра "Открытие" Алексея Юрова, на сегодняшний день рынок данных услуг абсолютно хаотичен, "это своего рода 90-е годы". Если в Европе и США подобные центры появились еще в 60-70 годах прошлого века, то у нас они начали появляться в 2000-е. Ситуацию осложняет тот факт, что реабилитационные центры для наркозависимых – это не лечебные учреждения в полном смысле слова, их деятельность лежит на стыке социологии, психологии, медицины и духовных практик. И как эту деятельность регламентировать, похоже, пока не знает никто.

С одной стороны, критерии качества таких центров есть. Понятно, что это должно быть юридическое лицо, центр должен быть официально зарегистрирован, в нем должны работать дипломированные специалисты-психологи и социологи, должны соблюдаться СанПиН и правила пожарной безопасности. Но закона, регулирующего деятельность таких центров, нет, и нет обязательной сертификации. По сути, любой человек с улицы, обладая минимальным запасом денег и знаний, может такой центр открыть. Порой их открывают даже сами бывшие наркоманы, которые используют полученный в ходе реабилитации опыт как средство легкой наживы.

По мнению Алексея Юрова, отсутствие контроля со стороны государства делает реабилитацию наркоманов благодатной почвой для любых злоупотреблений – от бесплатной рабочей силы до вербовки в секты. Зависимыми людьми легко манипулировать, это люди без целей и внутреннего стержня, из которых можно "лепить" все, что заблагорассудится. Измученные проживанием под одной крышей с наркоманом, родственники часто готовы отвезти его куда угодно, не особо вникая, нормальный это центр или прибежище шарлатанов. Неинформированность и отсутствие денег (зависимый человек, как известно, высасывает из семьи все, заставляя влезать в долги и кредиты) толкают таких несчастных прямо в теплые объятия организаций, позиционирующих себя как "бесплатную помощь наркозависимым".

 

Трудотерапия для Путина

По словам директора еще одного реабилитационного центра (находится в Энгельсе) Алексея Тарасова, среди учреждений, прикидывающихся реабилитационными, есть такие, где людей просто удерживают силой. По сути это незаконные силовые структуры, созданные непонятно кем, где за определенную плату людей лишают их конституционного права на передвижение. Есть ли такие "центры" в Саратове, Алексей не знает, но в статье на федеральном новостном портале "Лента.ру" наш город упоминается в связи с уголовным расследованием подобных преступлений.

Есть модели мотивирования, которые позволяют удерживать людей в центре, что называется, "добровольно-принудительно". "Человеку дают установку, что таскать кирпичи или работать на стройке – это и есть его новая жизнь и его способ излечиться, и других способов выжить у него нет. Вот если он будет здесь и будет делать то, что ему говорят, вот тогда все у него будет хорошо", – объясняет Алексей формулу трудового вдохновения в псевдоцентрах.

То, что в подобных трудовых коммунах называют красивым словом "трудотерапия", есть не что иное, как использование человеческих ресурсов, причем абсолютно непрофессиональное. "Эти люди больны психически и физически – функции печени, селезенки, сосуды, сердце – все у них разрушено, все повреждено. А их берут как среднестатистическую рабочую силу, называя это реабилитацией", – говорит специалист.

По результатам прошлогодней прокурорской проверки реабилитационных центров, по которым поступали анонимные жалобы, ни в одном обитатели не сказали о том, что их удерживают силой. По их словам, все они находятся в центре добровольно и добровольно работают на различных подрядах за проживание и еду.

Добровольно работал в таком трудоцентре и человек с красивым именем Дмитрий Путин.

Как рассказала супруга Дмитрия Галина Путина, еще до знакомства с ней ее будущий муж проходил "реабилитацию" в религиозной организации "Слово жизни", больше известную как секта пятидесятников, где его пытались "лечить" от алкогольной зависимости. Главным методом "лечения" было продолжительное, а главное, совершенно бесплатное "впахивание" на различных объектах. "Происходит это просто – из реабилитантов формируется бригада, которая разгружает машины, разгружает вагоны, копает траншеи и выполняет любой неквалифицированный труд. Вы, может, обращали внимание на листовки "Трезвые грузчики", что развешаны по всему Саратову? Так вот это они", – рассекречивает сектантов Галина.

По ее словам, трудоцентры пятидесятников изначально создавались как коммерческий проект, в Саратове они стали появляться еще в конце девяностых. Всегда находятся фирмы, заинтересованные в дешевой рабочей силе, так что без работы "реабилитанты" не сидят. По словам Галины, всю прибыль (примерно процентов восемьдесят) получают организаторы, остальное идет на содержание и еду.

"Питание там трехразовое, очень, кстати, неплохое, не сказать, чтоб разносолы, но голодных нет. Крыша над головой, условия приличные. Арендуют либо большие частные дома, либо несколько квартир на одной лестничной клетке.

Ни врачей, ни психологов, ни наркологов там нет, никакие документы никому не восстанавливают, если по-русски сказать, все это обычная "замануха". Вместо социализации и преодоления зависимости идет вот эта сектантская установка на свое успешное "Я": человеку внушают – ты лучше всех, ты в церкви, тебе здесь помогут! Но если ты отсюда уйдешь, у тебя все рухнет, имей это в виду! Поэтому не кочевряжься, работай и помогай пасторам привлекать "новоначальных".

Более-менее квалифицированных людей "цепляют" на деньги. Если ты какое-то время не пьешь, тебе подыскивают хорошую работу, но ты обязан одну десятую часть от своей зарплаты отдавать в общий котел. Если ты становишься пастором, у тебя появляются привилегии – тебе снимают дом или квартиру, ты получаешь скидки для детей в кружках – такой "профсоюз для бедных".

Что касается организаторов, их в глаза никто никогда не видел, так построена эта западная система религиозного сетевого маркетинга, где одно звено не знает другое звено, где неизвестно, на какие счета идут деньги и в каком размере и что там вообще происходит. Но известно, что это точно не саратовцы", – описывает внутреннюю кухню трудовой артели Галина.

Почему люди соглашаются бесплатно работать на невесть каких заокеанских дядь, женщина объясняет просто: "Когда человек теряет из-за алкоголя или наркотиков все – семью, работу, друзей, и ему предлагают крышу над головой и возможность хотя бы искусственно удержаться от употребления, а в перспективе еще и начать деньги зарабатывать, если будет хорошо себя вести, – кто на это не пойдет?!"

Дмитрий Путин был из тех, кто "вел себя хорошо". После непродолжительного таскания кирпичей человека с фамилией президента повысили до начальника группы, разглядев в нем хорошего организатора. Там он впервые начал читать Библию.

 

Объятия "терапевтов"

Однажды знакомый пригласил Дмитрия стать крестным его маленького ребенка, крестины должны были состояться в обычной православной церкви. Однако батюшка, к которому они пошли за консультацией, популярно объяснил, что быть нормальным человеческим крестным Дмитрий не может, ибо он самый натуральный сектант, а сектанты в церковных таинствах не участвуют. Это, как ни странно, Дмитрия отрезвило и стало отправной точкой для последующего ухода из секты. "Коллеги-трудотерапевты" Путина так просто не отпускали. Угрожать не угрожали, но на психику давили.

"Человеку, решившему "соскочить", начинают звонить, уговаривать, подкупать привилегиями. С Димой все это продолжалось до тех пор, пока не произошел чин присоединения к православной Церкви. Тогда им стало ясно, что ловить больше нечего", – вспоминает Галина.

Сегодня Дмитрий и Галина Путины – создатели реабилитационного центра для алко- и наркозависимых, который существует при покровительстве Саратовской епархии, по личному благословению митрополита Саратовского и Вольского Лонгина. Сначала центр был в Дубках, но когда поселок стал активно застраиваться, реабилитантов решили переселить подальше от "цивилизации". Сейчас он находится в селе Афанасьевка Воскресенского района, в 60 километрах от Саратова. Помещение, которое однажды "доброжелатели" уже поджигали, построили сами реабилитанты, сегодня их, по словам Галины, в центре живет 16 человек. В ближайшее время мы обязательно съездим в Афанасьевку и познакомим читателей с деятельностью "путинского" центра более подробно.

По словам профессионального саратовского сектоведа, священника Александра Кузьмина, помимо извлечения прибыли, основными целями создания таких центров являются увеличение численности сторонников, а также популяризация и создание положительного образа в обществе религиозных воззрений пятидесятников и их церквей. Эксплуатация проблемы борьбы с алкоголизмом и наркоманией позволяет представителям псевдоцентров получать поддержку органов власти различного уровня и достигать собственных корыстных целей за государственный счет.

Кроме трудового рабства, лжецентры нередко служат прибежищем для тех, кто не в ладах с законом. Так, в январе этого года в Саратове правоохранительными органами был пойман беглый преступник, находящийся в федеральном розыске за кражу.

Мужчину взяли, когда тот расклеивал по городу объявления. По оперативной информации, преступник скрывался от закона как раз в одном из центров для наркоманов.

В прошлом году областным ведомством совместно с Роспотребнадзором, ГУ МВД и ГУ МЧС были проверены несколько реабилитационных центров в разных районах области, включая Саратов. Были выявлены многочисленные нарушения миграционного, трудового и противопожарного законодательства, закона о свободе совести и религиозного вероисповедания, несоответствие деятельности центров их уставу, отсутствие регистрации и прочее. Среди попавших под проверку – Объединенный реабилитационный центр "Соль земли", "Руки помощи", "Спасение", "Время жить", "Новая эра", "Путь преодоления Саратов" и некоторые другие. В адрес руководителей пяти центров прокуратурой были вынесены представления. "Время жить" и "Спасение" устранить нарушения не смогли и уведомили органы о закрытии. Нет, правда, никакой гарантии, что те же центры уже не открылись в другом месте под новым названием.

По данным источника в прокуратуре, в области действует 18 трудовых псевдоцентров (12 – в областном центре и 6 – в районах). По словам Галины Путиной, несмотря на различные вывески и большой географический разброс – Саратов, Балаково, Ровенский район, село Красный Яр и др., источник у всех этих лжецентров один – секта пятидесятников, все они – звенья одной большой сетевой цепи.

Мы отправили в прокуратуру области запрос, чтобы получить официальный комментарий по проверке, но ответа пока не получили.

 

Гуси-лебеди и альпийские горки

"Соль земли"… У наркоманов со стажем от такого названия непременно должен взорваться мозг. То ли это место, где лечат от "соли", то ли, наоборот, продают?

"Соль" – одна из самых крупных организаций, имеет три филиала – в Тюмени, Кургане и Саратове (Ровенский район, село Приволжское). Официальный сайт позиционирует центр как райский уголок с функциями ПТУ. Гостей привлекают "спортивным комплексом, настоящей русской баней, пляжем, детской площадкой, фруктовым садом, декоративным бассейном, альпийской горкой и фонтаном, отделанным под "старорусский" стиль".

"Центр создан на заброшенной территории бывшего ПТУ-73 площадью 5,5 га и единовременно может принять на социальную реабилитацию до 100 человек, – хвалятся организаторы заведения.Наличие учебно-производственных корпусов позволяет во время прохождения программы приобрести большой спектр полезных профессиональных и трудовых навыков. Также при центре действует отдельная территория для ведения подсобного хозяйства, общей площадью 50 га. Здесь выращиваются гуси, утки и куры, расположены свинарник и коровник. Рядом разместились поля для посева кормовых культур…"

Но и это еще не все. "В состав команды центра входят не только привлекаемые высококвалифицированные сотрудники, такие как бухгалтера, психологи, экономисты, юристы, специалисты по связям с общественностью и наши выпускники, получившие профессиональное образование и свободные от наркотиков более 10-15 лет, но и молодое поколение, те, которые недавно закончили курс социальной реабилитации и с огромным энтузиазмом приступают к социальной работе".

Радостно-рекламный стиль послания вкупе с грамматическими ошибками одновременно смешит и настораживает. Забавно, что среди "привлекаемых высококвалифицированных сотрудников", которые должны помогать наркоманам, на первом месте стоят… "бухгалтера". И ни слова о деньгах и "религиозной составляющей".

"Соленые" специалисты по связям с общественностью, видимо, долго думали над текстом презентации, и потому заканчивается он в лучших традициях рекламы советских санаториев:

"Дружелюбный коллектив центра, свежий воздух и занятия спортом помогут пройти курс социальной реабилитации и навсегда избавиться от пагубных пристрастий". После всех этих бравурных нот осталось только поставить штамп – "одобрено минтруда и соцразвития Саратовской области".

Но такого штампа у "Соли земли" нет, зато есть большое число грубых нарушений закона, выявленных по результатам прокурорской проверки. Выяснилось, что в установленном законом порядке филиал не зарегистрирован, к работе центра не привлечены квалифицированные сотрудники, а устав не соответствует законодательству. Действующий медицинский кабинет не имеет лицензии, но в нем имеется множество лекарственных препаратов, в том числе рецептурных, например, антидепрессант "амитриптилин". Принятие мер прокурорского реагирования с контролем поручено прокурору Ровенского района.

Все эти "мелочи" совершенно не мешают центру вести активную деятельность, привлекая новых сторонников в соцсетях. Среди статей о зависимости, новостей из филиалов и новогодних поздравлений на страничке организации есть любопытный пост. В нем утверждается, что по итогам некоего конкурсного отбора "решением от 28.12.2016 года Департамент труда и социальной защиты населения города Москвы АНО Объединенный реабилитационный центр "Соль земли" вошел в перечень организаций, участвующих в эксперименте по оказанию гражданам, больным наркоманией, услуг по социальной реабилитации с использованием сертификата в 2017 году".

Мы решили отправиться в Ровенский район посмотреть на гусей и альпийские горки, а заодно узнать о сертификате. Однако ответившая на наш телефонный звонок девушка заискивающим голосом с сильным неместным акцентом сообщила, что руководство центра "куда-то уехало", но что нам обязательно перезвонят. Через несколько дней мы перезвонили сами, но "командировка" оказалась слишком длительной, а может, руководство "Соли" просто не хочет видеть на своих подсобных гектарах журналистов?

За разъяснениями по поводу сертификатов мы обратились к директору центра "Открытие" Алексею Юрову.

 

Иллюзия легальности?

Алексей Юров пояснил, что Департамент труда и соцзащиты Москвы действительно разыгрывал сертификаты на бесплатную реабилитацию для наркозависимых. Деньги на сертификаты выделяются из бюджета столицы. Участвовать в конкурсе могут не только московские, но и иногородние организации. Центры, попавшие в перечень, получают право принимать у себя москвичей. Сертификаты для жителей других регионов не оплачиваются. По словам Юрова, его организация тоже вошла в перечень.

Скриншот этого перечня в очень мелком разрешении опубликован на странице "Соли земли" в соцсети, в нем, если сильно присмотреться, можно разглядеть 21 некоммерческую организацию из разных регионов страны. Но вот незадача – открыть документ невозможно, опубликованная ссылка просто ведет на главную страницу сайта московского департамента. Мы сделали скриншот и увеличили изображение. "Соли земли" в списке не оказалось...

По словам Алексея Юрова, участие в этом конкурсе не является для центров обязательным. Но наличие внешних связей с государственными структурами всегда впечатляет клиентов, для центра это хороший показатель. Возможно, имитация участия в конкурсе для организаторов "Соли" – какой-никакой способ легализоваться? В этом же ключе видятся и опубликованные в соцсетях ссылки на новости о федеральных чиновниках с фотографиями – Путина, Колокольцева, участников ОНФ. И рядом обязательно красуется логотип центра. Все это создает эффект легальности и устойчивых связей с государством. Насколько эти связи реальны, судить правоохранительным органам.

По мнению Алексея Юрова, обязательная сертификация наркоцентров необходима.

"Сейчас на федеральном уровне идут споры о том, кто должен контролировать этот вид услуг – силовые органы, социальные ведомства или минздрав. Я считаю, что это должен быть минздрав", – говорит Юров.

Недавно в рамках государственно-частного партнерства был создан проект, инициатором которого стал главный нарколог области, главный врач областной психиатрической клиники имени святой Софии Александр Паращенко. Совместно с минздравом области и центром "Открытие" на базе районной больницы имени Калямина в поселке Каменский Красноармейского района построен реабилитационный центр с бесплатными квотами для жителей области. Это будет доступная реабилитация для тех, у кого нет возможности оплатить свое лечение и кто составляет сегодня самый незащищенный сегмент зависимых больных. "Такие люди могут попасть куда угодно. Для них и нужно создавать социальные места, объединять частные и государственные усилия, снижать себестоимость и создавать доступную среду", – уверен Алексей Юров.

 

P.S. Репортаж о том, кто и как проходит реабилитацию на левом берегу Волги, в Энгельсе, читайте в ближайшее время на "Взгляде-инфо".

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.06 1 2 3 4 5