Профанация надзора

Почему Андрей Березовский не соответствует должности транспортного прокурора?

Материал подготовили Елена БАЛАЯН и Юлия КЛИМЕНКО

15459

6 февраля, 09:00

С приходом нового генерального прокурора в надзорном ведомстве все чаще обсуждается тема назревшей реформы транспортных прокуратур.  Сейчас бывшие коллеги Игоря Краснова из Следственного комитета как раз прорабатывают вопрос о целесообразности сохранения специализированных отделов СК на транспорте. Если события будут развиваться быстро, транспортные прокуратуры, как и транспортные следственные отделы, могут быть упразднены в России уже с 1 июля. 

Одна из основных претензий – отсутствие эффективности в работе.  Или это только кажется, и "транспортники" на самом деле работали эффективно? Накануне возможной реформы ИА "Взгляд-инфо" решило вспомнить и проанализировать деятельность саратовского транспортного прокурора Андрея Березовского. Тем более, что сам он от общения отказался, перенаправив журналиста к генпрокурору. "Вот и обращайтесь к ним (в Генпрокуратуру – ред.), я комментарии не даю", - заявил Березовский и бросил трубку.

 

Крушение "Ан-148" и гибель 71 человека

С назначением Березовского на должность транспортного прокурора существенно изменилась риторика ведомства в коммуникации с основным авиационным перевозчиком региона - АО "Саратовские авиалинии" и его владельцем Аркадием Евстафьевым. Например, история с полетом "зайцами" сына и дочери гендиректора "Саратовских авиалиний" Игоря Третьякова, когда перелет детей руководителя перевозчика в Турцию был осуществлен с нарушениями требований безопасности полетов и получил широкую огласку в федеральных СМИ.

Как установили сотрудники регионального УФСБ, 19 июля 2015 года, на рейс, в нарушение Федеральных авиационных правил, под видом младенца и без предоставления отдельного места был зарегистрирован и допущен пятилетний ребенок. Весь полет он находился на коленях своего отца - пассажира Ивана Горбунова, который подробно рассказал об этой истории корреспонденту ИА "Взгляд-инфо". Освободившееся место занял мальчик (примерно 11-12 лет), сын Игоря Третьякова.

Игнорирование требований безопасности в угоду руководителю авиакомпании, как сочло следствие, поставило под угрозу жизни 115 пассажиров чартерного рейса в Турцию, в том числе 25 детей. Впрочем, реакция на отнюдь не невинные "шалости" Третьякова последовала позже, когда стало известно о полете его дочери Яны в кабине пилотов. В результате глава компании лишился поста, а перевозчику на полгода запретили совершать международные рейсы, ограничив сертификат эксплуатанта. Это обстоятельство послужило основанием для возбуждения двух уголовных дел, однако впоследствии, после назначения прокурором Андрея Березовского, суд заменил виновному уголовное наказание на уплату штрафа. И присутствовавшая на заседании транспортная прокуратура с легкостью согласилась со столь мягкой мерой. Хотя, казалось бы, прямая обязанность транспортного надзора – сделать все, чтобы подобные действия больше не повторялись.

Тем не менее, транспортная прокуратура продолжила проявлять чрезмерную лояльность к АО "Саратовские авиалинии", закрывая глаза на многие вольности в деятельности перевозчика.

Неудивительно, что фактически оставленная без надзора компания заняла второе место в федеральном антирейтинге по задержкам авиарейсов. Ведь на постоянные жалобы пассажиров блюстители закона предпочли не обращать внимания. Ужас в том, что за вялое прокурорское реагирование на явные нарушения в организации полетов заплатил жизнями 71 человек. Все они – 65 пассажиров и шесть членов экипажа – погибли при крушении самолета "Ан-148", ставшем самой крупной катастрофой последних лет на саратовском транспорте (специальный видеосюжет о родственниках погибших членов экипажа смотрите ЗДЕСЬ).  

Многочисленные сигналы о пренебрежении требованиями безопасности в компании также не стали поводом для беспокойства надзорного органа. Хотя, зная о серьезных проблемах в работе перевозчика, прокуроры могли догадаться о возможных последствиях и предотвратить трагедию. После катастрофы, когда Росавиация обнародовала выявленные в ходе проверки нарушения, об истинном положении вещей в "Саратовских авиалиниях" стало известно всем.

Специалисты федерального агентства установили, в частности, что в АО "Саратовские авиалинии" велся недостоверный учет рабочего времени, превышалась максимальная продолжительность полетной смены экипажа в течение суток, а пилоты допускались к полетам без повторного медосмотра. Как отмечалось в выводах комиссии, "усталость уменьшает бдительность пилота, может стать причиной ненадлежащего наблюдения за ориентировкой и положением воздушного судна в пространстве, неправильной оценки ситуации, ошибочного понимания работы систем управления, и как итог - принятия неправильного решения".

Тем не менее, транспортная прокуратура продолжила проявлять чрезмерную лояльность к АО "Саратовские авиалинии", закрывая глаза на многие вольности в деятельности перевозчика.

Иными словами, для извлечения максимальной прибыли владельцы и топ-менеджеры увеличивали число рейсов, причем не столько за счет обновления воздушного парка, сколько благодаря нещадной эксплуатации персонала и техники. Именно это, по данным регулятора, могло послужить предпосылкой катастрофы 11 февраля 2018 года. И это - при "живой" транспортной прокуратуре, которая в последние годы выступала скорее негласным адвокатом "Саратовских авиалиний", чем защитником прав пассажиров.

Заместитель транспортного прокурора Станислав Прохоров и первый замгендиректора "Саратовских авиалиний" Михаил ГерасименкоПосле крушения самолета транспортной прокуратуре ничего не оставалось, как "выявить" нарушения, о которых она и без того была осведомлена. В мае того же года в областной думе Андрей Березовский и его заместитель Станислав Прохоров заверяли присутствующих, что "мерами прокурорского реагирования допущенные нарушения устранены". Однако спустя четыре дня ревизоры из Росавиации опровергли эти заявления, обнаружив все те же якобы устраненные нарушения. В результате в мае 2018 года федеральное агентство аннулировало сертификат эксплуатанта АО "Саратовские авиалинии". "Авиакомпания не отвечает требованиям по безопасности полетов и не способна выполнять перевозки без рисков и угроз для своих пассажиров", - обосновал свое решение регулятор. Прекращение деятельности - всего лишь закономерный результат "эффективного менеджмента" компании. В идеале – при нормальной работе надзорных и контролирующих органов – недобросовестный перевозчик должен был лишиться лицензии задолго до дня трагедии. Но этого не случилось, и погибли люди. А за их смерть никто не понес заслуженного наказания. Разве что, по сообщению Генпрокуратуры, нескольких подчиненных Андрея Березовского привлекли к дисциплинарной ответственности.

 

АО СППК и невозвращенные миллионы

На наш взгляд, серьезно скомпрометировала надзорное ведомство и разразившая несколько лет назад серия скандалов в Саратове с железнодорожным пригородным транспортом. Точнее, не столько даже сами по себе скандалы ударили по репутации транспортной прокуратуры, сколько вялое реагирование на них. Главным героем одной из этих историй стало АО "Саратовская пригородная пассажирская компания" (49% акций принадлежит Саратовской области), в 2014-2015 годах пытавшаяся отсудить у областного правительства выпадающие доходы за перевозку льготников. Что примечательно: для ведения тяжбы находившаяся в предбанкротном состоянии компания, при наличии собственной юридической службы, наняла специалистов из ООО "Шэлса". Мало того, договоры с этой конторой на 4 и 4,5 млн рублей были заключены без конкурсной процедуры, а в судебные заседания продолжали ходить собственные юристы компании.

У прокуратуры были все основания, чтобы оспорить сделку и вернуть деньги в региональную казну. Вместо этого блюстители закона прекратили возбужденные по данным фактам уголовные дела "в связи с отсутствием состава преступления". Об особом отношении Андрея Березовского к поднадзорным свидетельствует и то, что здание транспортной прокуратуры охранялось работниками Саратовского отряда филиала ФГП "Ведомственная охрана железнодорожного транспорта" на ПривЖД. Таким образом, надзорное ведомство пользовалось услугами поднадзорного. При этом на сайте госзакупок нет сведений ни о торгах на право заключения договора, ни о заключении самого контракта.

В ответе ИА "Взгляд-инфо" Южная транспортная прокуратура отрицала сам факт предоставления охранных услуг. И продолжала отрицать очевидное даже после того, как Генпрокуратура заявила о выявленных в ходе служебной проверки нарушениях. Но и на этот раз "шалости" явно коррупционной направленности сошли Андрею Березовскому с рук.

 

Камила Холмурадова. Усидеть на двух стульях

Еще один характерный эпизод произошел в октябре 2018 года, когда на Youtube появилось обращение к президенту Владимиру Путину, в котором анонимный заявитель рассказал о сотруднице сразу двух транспортных ведомств - Камиле Холмурадовой. Как утверждал автор видеообращения, Холмурадова числилась следователем линейного управления МВД России на транспорте, фактически являясь при этом – внимание -  неофициальным делопроизводителем в Саратовской транспортной прокуратуре!

На наш взгляд, серьезно скомпрометировала надзорное ведомство и разразившая несколько лет назад серия скандалов в Саратове с железнодорожным пригородным транспортом. Точнее, не столько даже сами по себе скандалы ударили по репутации транспортной прокуратуры, сколько вялое реагирование на них.

Когда история получила огласку, виновницей назначили настоящего делопроизводителя Саратовской транспортной прокуратуры. Согласно официальной версии, именно она якобы "ввела в заблуждение транспортного прокурора Березовского и собственноручно организовала преступную деятельность, связанную с превышением должностных полномочий".

ИА "Взгляд-инфо" неоднократно отправляло официальные запросы Андрею Березовскому с просьбой прокомментировать ситуацию и объяснить, как такое могло произойти в его ведомстве. Однако у руководителя надзорного органа до сих пор не нашлось времени, а, вероятно, и желания ответить СМИ.

 

Андрей Плотнягин и конфликт интересов

Такое впечатление, что именно крепкие партнерские отношения со структурами МВД на транспорте не позволили Березовскому разглядеть конфликт интересов в подведомственной структуре. Участником еще одного  коррупционного скандала оказался теперь уже бывший начальник Приволжского ЛУ МВД на транспорте Андрей Плотнягин.

Как стало известно нашему агентству, в то самое время, как господин Плотнягин возглавлял Приволжское линейное управление (полицейская структура на транспорте), его сын Александр Плотнягин трудился в филиале государственной компании – ОАО "РЖД" ("Приволжская железная дорога"), в отделе по взаимодействию с органами власти.

В данном случае конфликт интересов налицо – должностное лицо, в чьи функции входит надзор за структурой железной дороги, фактически надзирало за сыном. В Саратовской и Южной транспортных прокуратурах заметных мер по устранению конфликта не принимали, зато целый год переписывались с ИА "Взгляд-инфо" - в конце концов признав его наличие.  Правда, увольнять Плотнягина за нарушение антикоррупционного законодательства не стали, он отделался ранее (!) наложенным дисциплинарным взысканием.

И только после нашего обращения в администрацию президента Плотнягин ушел в отпуск с последующим увольнением.

 

Квартирный вопрос прокурора испортил?

Снисходительность Андрея Березовского и его команды к "проделкам" транспортных полицейских объясняется довольно просто – сам прокурор и члены его семьи были зарегистрированы в помещении, принадлежавшем жене замначальника ОЭБ и ПК Приволжского ЛУ МВД на транспорте Михаила Кудряшова.

По одной из версий, именно в благодарность за предоставленный кров транспортный прокурор изо всех сил старается избавить от неприятностей своего благодетеля, попавшего в поле зрения правоохранителей. В 2017 году сотрудники ФСБ уличили Кудряшова в трех эпизодах мошенничества. Соответствующий материал процессуальной проверки был направлен в Саратовский следственный отдел на транспорте, поднадзорный Саратовской транспортной прокуратуре. Но там уголовное дело так и не было возбуждено. Зато в Южном следственном управлении на транспорте на эти материалы отреагировали незамедлительно и дело возбудили.

Впрочем, при его расследовании подобной оперативности уже не наблюдалось. Дело "зависло" в следственном органе и никак не может добраться до суда – не исключено, что благодаря позиции Березовского. Во всяком случае, неформальная близость с главой Южной транспортной прокуратуры Геннадием Круком дает Андрею Березовскому возможность влиять на процесс.

В публикации "Чип и Дейл" не спешат на помощь" мы уже писали о так называемом "северном братстве" и напоминали, что Андрей Березовский приехал в Саратов в 2016 году из Магадана. Родные сибирские просторы он покинул одновременно с Геннадием Круком, выходцем из Иркутска. Фактически Березовский напрямую подчиняется Круку, который, как уверяют осведомленные источники, приходится ему не чужим человеком.

По одной из версий, именно в благодарность за предоставленный кров транспортный прокурор изо всех сил старается избавить от неприятностей своего благодетеля, попавшего в поле зрения правоохранителей. В 2017 году сотрудники ФСБ уличили Кудряшова в трех эпизодах мошенничества.

Не исключено, что именно этим обстоятельством объясняется хроническое нежелание Южной транспортной прокуратуры реагировать на нарушения саратовских коллег. И все же есть слабая надежда, что, проверяя по поручению Генпрокуратуры квартирные отношения Березовского с Кудряшовым, господин Крук проявит, наконец, беспристрастность и не будет руководствоваться принципом "Своим – все, чужим – закон".

Сама же работа транспортной прокуратуры под руководством Андрея Березовского, на наш взгляд, является подтверждением того, что упразднение такого ведомства не приведет к каким-либо негативным последствиям, а только позволит значительно сэкономить средства федерального бюджета для финансирования более эффективных правоохранительных структур.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.87 1 2 3 4 5