Прокурор личного района

Секреты карьеры Дмитрия Журавлева

Анна КИРИЛЛЕВИЧ

27633

31 января, 08:00

Взаимоотношения правоохранительных ведомств всегда являются одной из излюбленных тем не только в политическом истеблишменте, но и все чаще освещаются в средствах массовой информации, а также в стремительно набирающих популярность Telegram-каналах. Причем чем острее эти отношения и чем больше в них противоречий и подводных камней, конкуренции и борьбы, тем интереснее они для сторонних наблюдателей, и тем ярче их обострения, сопровождающиеся громкими отставками и задержаниями. Все это происходит на фоне борьбы с коррупцией и в конечном итоге приносит пользу обществу. Мы прекрасно помним задержание Владимира Стасенкова, уголовные дела прокуроров Владимира Зубакина, Владимира Чечина, Дмитрия Волкова, Олега Долгова и другие. Но в таких регионах, как Саратовская область, хитросплетения правоохранительного блока не могут существовать без клановости и юридических династий, где в параллельных, а иногда в одних и тех же ведомствах трудятся отцы и сыновья, дочери и матери, племянники и племянницы, делая работу друг друга менее трудной и обременительной, а зачастую и более успешной.

 

Журавль в небе, или Стремительный полет

Самым печальным последствием таких особенностей системы является формирование некой "касты" неприкасаемых, чья карьера при любых недостатках будет идти вверх и чьи полномочия и права, как правило, намного больше, чем у обычных сотрудников. Именно эта каста, мнящая себя небожителями имеющими право определять чужие судьбы, часто, как может показаться, использует свои права совсем не на пользу обществу.

Бороться с таким явлением, увы, очень трудно, поскольку обширное законодательство позволяет скрывать самые интересные подробности и поступки грифами "служебная или иная охраняемая тайна", "персональные данные", а на все упреки в семейственности, клановости, кумовстве отписываться фразой о том, что "доводы не нашли своего подтверждения". И, к сожалению, большинству соотечественников такое положение дел безразлично, поскольку писать и говорить об этом начинают только те, кто так или иначе попал под поступки, решения современных "небожителей".

Ярчайшим примером династического подбора кадров является карьера заместителя прокурора Волжского района Саратова Дмитрия Журавлева. Большинству представителей сообщества он известен не столько своими профессиональными навыками и достижениями на ниве укрепления законности, сколько принадлежностью к целой юридической династии, возглавляемой его отцом – заместителем председателя Саратовского областного суда Виктором Журавлевым.

Активные поиски в сети Интернет, системе "Правосудие", официальном сайте прокуратуры Саратовской области практически не дают никаких упоминаний о работе Дмитрия Журавлева помощником либо старшим помощником прокурора и его трудовых успехах, позволивших в столь короткий срок после окончания вуза (сам Журавлев 1985 года рождения) так стремительно взлететь. И стать заместителем прокурора не просто в крупной прокуратуре, но еще и расположенной в городе Саратове, что в прокурорской среде считается чрезвычайным везением и удачей.

И, действительно, можно ли представить прокурора области, который назначит известного отпрыска куда-нибудь в Озинки или Пугачев? Маловероятно, ведь отчет с количеством отмененных решений и приговоров, как и само такое назначение, может потом удивить и Генеральную прокуратуру с последующим отправлением такого прокурора в аналогичное место.

Но у тогдашнего прокурора Саратовской области Владимира Степанова проблем с трудоустройством родственников не было…дочь, зять, брат зятя – все тоже успешно трудоустроились в больших прокуратурах Саратова.

Прошедшая оптимизация численности заместителей в прокуратурах районного звена и уход Виталия Галанова в связи с уголовным делом экс-прокурора Владимира Чечина позволили Дмитрию Журавлеву получить назначение заместителем в прокуратуре одного из самых богатых районов города - Волжского. Мотивировку такого назначения, как и афиширование заслуг нового заместителя, в прокуратуре Саратовской области, видимо, посчитали излишним… все и так вполне очевидно.

Не мешали переназначению и покрытые тайной сведения о прохождении Дмитрием Журавлевым военной службы по призыву. После первого же редакционного запроса по этому вопросу ведомство Сергея Филипенко сразу же отнесло их к персональным данным. Почему же в случаях назначения прокурорами людей не из столь влиятельных семей эти причины так тщательно не скрываются?!

Однако такое назначение вполне сочетается с яркой светской жизнью кандидата - дорогие рестораны, кальянные, пляжи  – все это в избытке есть в старейшем районе города и будет прекрасным дополнением к иномарке БМВ Х-5 с "красивыми" номерами.

Откуда у обычного заместителя прокурора средства на такую роскошную жизнь, как и на заграничные курорты, тоже остается догадываться - справки о его доходах, расходах  и обязательствах на сайте прокуратуры Саратовской области нет.

Конечно, справедливости ради стоит отметить, что имидж человека, у которого есть все, присущий Дмитрию Журавлеву, в современной действительности не является редкостью, и сам по себе не выделял бы его из огромного количества служителей закона, если бы не активно раскручиваемое родство с влиятельным  и властным заместителем председателя областного суда.

 

Фемида в погонах и конфликт интересов

Вопросом о том, образует ли карьера таких близких родственников в органах, определяющих судьбу человека и неразрывно связанных друг с другом, конфликт интересов, задавалась и наша редакция, и член Общественной палаты Саратовской области Светлана Мартынова, и обычные люди, пытавшиеся оспорить решения Дмитрия Журавлева в суде.

Квалификационная коллегия судей Саратовской области, возглавляемая Татьяной Васильевой, чей супруг также странным образом занимает удобное место председателя областного комитета по обеспечению деятельности мировых судей, однозначно и четко отвечает на этот вопрос в двух предложениях: "По результатам проверки подготовлено заключение об отсутствии в действиях судей признаков коррупции. Оснований для привлечения судей к дисциплинарной ответственности не установлено". Этими двумя предложениями и ограничивается мотивировка принятого решения коллегии от 30.09.2016, с которым может ознакомиться любой желающий на сайте органа судейского сообщества.

Почему? Какие факты и обстоятельства при этом анализировались? Чем обоснован этот вывод? Все эти вопросы до сих пор остаются без ответа.

Интересными здесь представляются обзоры квалификационных коллегий судей других регионов, где, например, подробно анализируются причины отклонения Президентом Российской Федерации кандидатов на должности федеральных судей.

Например, выдержка из выступления начальника Управления Президента России по вопросам государственной службы и кадров Антона Федорова о причинах отклонения кандидатов в судьи: "В 2015 году из-за потенциального конфликта интересов было отклонено 22% заявлений, в прошлом году – 16%. Если тут ситуация улучшается, то иначе обстоит дело с урегулированием конфликта интересов. Число отклоненных кандидатов, не представивших такие сведения, выросло с 68% до 80%".

Безусловно, необходимо отметить, что причиной отказа в назначении (переназначении) судей явился не сам факт наличия родственных отношений. Таким фактором явилось именно рассмотрение действующими судьями, претендовавшими на замещение соответствующих вакантных должностей, судебных дел, одной из сторон по которым участвовали организации, расположенные в том же судебном районе, или их вышестоящие органы, где работали близкие родственники судьи (супруги, дети, братья, сёстры). Именно в этом усматривался конфликт интересов, который мог помешать судье беспристрастно и объективно разрешить эти судебные дела.

Вот примеры отказов, связанных с назначением (переназначением) судей, чьи родственники работали в органах прокуратуры:

- неоднократно рассматривала дела и материалы с участием прокуратуры Центрального района города, где её дочь работала старшим помощником прокурора (Кемеровская область);

- неоднократно рассматривал дела и материалы с участием представителей прокуратуры города, где его жена работает старшим помощником прокурора (Республика Татарстан);

- дочь работает старшим прокурором отдела прокуратуры области. Претендент систематически рассматривала дела с участием районной прокуратуры области (Кемеровская область);

- рассматривала дела по искам прокурора города, где её муж работает помощником прокурора (Сахалинская область);

- рассматривал дела с участием прокуратуры Республики, где его дочь работает начальником отдела по надзору за исполнением федерального законодательства (Республика Тыва).

Соответствует ли данным примерам работа отца и сына Журавлевых в суде и прокуратуре? На наш взгляд, не просто соответствует, но даже является еще более наглядным образцом. Виктор Журавлев по должности является членом президиума Саратовского областного суда, наделенного полномочиями кассационной инстанции для нижестоящих судов, рассматривающего дела, в том числе, по представлениям прокуратуры. Более того, по всем уголовным делам, рассматриваемым судами, прокуратура в принципе поддерживает государственное обвинение.

Почему позиция квалификационной коллегии судей Саратовской области отличается от коллег других регионов, непонятно. По факту же оспорить решение местной коллегии практически невозможно, поскольку все жалобы в Высшую квалификационную коллегию судей по привычке направляются вниз. Остается надеяться, что на ситуацию обратят внимание в Верховном суде или в Администрации Президента  России. Пока же с последствиями такого родства приходится бороться обычным людям.

 

Григорий Гладун и "фабрика" уголовных дел

История Григория Гладуна  и Людмилы Клобуцкой, о которых наше издание уже подробно писало в статьях  о ЖСК "Полет", "Папа в суде, журавль в небе" заставляет серьезно задуматься над этим вопросом.

Людмила Клобуцкая, говорившая о сфабрикованности уголовного дела в отношении ее мужа, Григория Гладуна, высказывала мнение, что ее муж был осужден из-за некачественного прокурорского надзора за этим делом Дмитрием Журавлевым. Женщина предприняла попытку действия зампрокурора обжаловать сначала в Кировском районном, а затем и в Саратовском областном суде, по ее мнению, в них даже имелся состав преступления.

Клобуцкая говорила, что зампрокурора намеренно не обратил внимания на изъяны следствия и на некоторые важные детали в истории ЖСК "Полет", которые помогли бы доказать в суде невиновность ее мужа или вовсе не довести дело до суда.

Клобуцкая говорила, что зампрокурора намеренно не обратил внимания на изъяны следствия и на некоторые важные детали в истории ЖСК "Полет", которые помогли бы доказать в суде невиновность ее мужа или вовсе не довести дело до суда.

У Клобуцкой были основания считать, что "невнимательность" Журавлева была преднамеренной. У дела Григория Гладуна есть предыстория. Как рассказывают наши источники в правоохранительных органах, все началось с конфликта, который возник между Дмитрием Журавлевым и сыном Гладуна, участковым уполномоченным полиции Саратовского района, старшим лейтенантом Владиславом Клобуцким.

Саратовским областным судом в жалобах ей было отказано, в том числе, и на действия Дмитрия Журавлева. Григорий Гладун был осужден, а старший лейтенант Клобуцкий в полиции больше не  работает.

И можно было бы не вспоминать эту историю, о которой уже написано так много, доверившись  авторитету судебной власти и "исчерпывающе-мотивированному" решению коллегии судей, если бы и в Волжском районе после назначения туда Дмитрия Журавлева не начали появляться похожие истории.

 

Отомстил за Серегу?

Близкий друг и протеже Дмитрия Журавлева Сергей Халатян был задержан за поджог и вымогательство, а в момент общения с оперативниками полиции Волжского района обращался за помощью к другу Дмитрию Журавлеву.

Редакция отправила запрос в Генеральную прокуратуру о проведении проверки участия Дмитрия Журавлева в истории с Сергеем Халатяном, а также об исполнении господином Журавлевым воинской обязанности. Ведомство Юрия Чайки поручило областной прокуратуре провести проверку по данным фактам и установило контроль за результатами проверки.

Возможно, именно этот эпизод с Халатяном и стал роковым для полиции Волжского района.

По словам рядовых сотрудников Волжского отдела, за ним последовала целая серия прокурорских проверок и взысканий, фактически дестабилизировавших  его работу. Вместо исполнения прямых обязанностей полицейским приходилось отбиваться от бесконечных прокурорских представлений, "сдавая" при этом своих непосредственных начальников.

В отношении начальника отдела Ефима Коновалова Дмитрием Журавлевым начали возбуждаться дела за неисполнение законных требований прокурора, вытекающих из его полномочий, по ст. 17.7 Кодекса об административных правонарушениях.

Сначала Коновалов в сентябре 2017 года был подвергнут штрафу за то, что не в полном объеме предоставлял в прокуратуру запрашиваемые материалы процессуальных проверок. Примечательно, что, запрашивая материалы с января 2016 года о "вопиющем" характере нарушений, а также о том, что материалы предоставляются не полностью, Дмитрий Журавлев вспомнил только в августе 2017 года, как раз после происшествия с Сергеем Халатяном.

Признавая полицейского виновным, по каким-то причинам суд отверг ссылки стороны защиты на то, что предоставление материалов процессуальных проверок в прокуратуру регулируется специальным законодательством – уголовно-процессуальным.

Это незаметное для большинства саратовцев решение суда в отношении полицейского для определенного круга людей стало очередным сигналом усиливающегося влияния Волжского зампрокурора и привело к обострению тлевшего уже не первый день межкорпоративного конфликта.

Сами судебные акты по данному делу размещены в информационной системе "Правосудие", с ними может ознакомиться любой желающий. Ознакомление с этими документами повергло редакцию в состояние шока – ни в одном из решений суды даже не указали, какие именно материалы не были предоставлены полицией, ограничиваясь  общей фразой из постановления прокурора о том, что "они предоставлены не в полном объеме".

Интересно посмотреть и сами требования Дмитрия Журавлева о предоставлении материалов, были ли в них точно указаны конкретные материалы или Ефим Коновалов должен был сам догадаться, какие материалы желает видеть прокурор.

В конце декабря Ефим Коновалов  снова был подвергнут административному наказанию в виде дисквалификации за неисполнение требований прокурора. По версии прокуратуры, Коновалов вовремя не отреагировал на представление Волжского районного прокурора, чем опять же совершил административное правонарушение по статье 17.7.

Это незаметное для большинства саратовцев решение суда в отношении полицейского для определенного круга людей стало очередным сигналом усиливающегося влияния Волжского зампрокурора и привело к обострению тлевшего уже не первый день межкорпоративного конфликта.

Дисквалификация – один из самых строгих видов  наказания за административные правонарушения, предусмотрена она за такие серьезные нарушения, как преднамеренное банкротство, повторную невыплату заработной платы, недобросовестную конкуренцию.

Такое наказание не позволит Коновалову занимать руководящие должности в полиции в течение девяти месяцев. Несмотря на то, что запрет носит временный характер, на практике это означает, что путь обратно в полицию на руководящую должность для него закрыт.

Справедливости ради необходимо отметить, что статья 17.7 предусматривает два вида наказания для должностных лиц за неисполнение законных требований прокурора – штраф или дисквалификацию, выбор между которыми принадлежит судье.

Мировая судья судебного участка №1 Волжского района Оксана Шамаилова, выбирая Коновалову наказание в виде запрета занимать руководящие должности, учла, что на иждивении у него находится малолетний ребенок, а также отсутствие отягчающих административную ответственность обстоятельств.

Возможно, такая мера как дисквалификация выглядела бы закономерно, если бы речь шла о полицейском с отрицательным послужным списком. Но Ефим Коновалов проработал в полиции 12 лет, за это время прошел ступени от простого "опера" до начальника райотдела. До перевода в Волжский район работал начальником криминальной полиции Заводского района и на протяжении всей своей карьеры в органах всегда шел только вверх. За годы его руководства Волжский отдел приобрел статус одного из образцовых в городе.

Судя по постановлению, определяющим для выбора наказания стало вовсе не наличие ребенка и отсутствие отягчающих обстоятельств, а то, что Коновалов не раскаялся в содеянном…  Помнила ли судья о презумпции невиновности? Неужели в правовую реальность возвращается сталинский принцип: "Признание - царица доказательств"? А человек, отстаивающий свою правоту, получает за это еще более строгое наказание?

Насколько справедливо и законно такое наказание, как и позиция прокуратуры, мы надеемся, разберется Верховный суд РФ, потому что опыт семьи Клобуцких и самого Ефима Коновалова по спорам с Дмитрием Журавлевым показывает, что суды занимают позицию последнего.

Такая безапелляционная лояльность к одной из сторон процесса (а именно к стороне обвинения) в данной ситуации может показаться совсем не удивительной, если вспомнить, кем является папа Дмитрия Журавлева. О том, насколько независимы в Саратове мировые судьи, людям, посвященным в перипетии судопроизводства, хорошо известно.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 4.08 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день