Ветераны бюджетных войн

Бонапартизм, грантовая кормушка и другие причины раскола в саратовском патриотическом движении

Елена БАЛАЯН

8342

2 марта, 08:00

Сращивание некоторых ветеранских общественных организаций с властью, авторитаризм и амбиции, замешанные на денежном интересе, приближение "своих" и отстранение "чужих" – примерно так говорят о причинах раскола в саратовском ветеранском движении его участники. Конфликт, который подспудно зрел в головах и сердцах саратовских ветеранов, неожиданно вырвался наружу в День защитника Отечества и вот уже неделю является самым обсуждаемым в патриотических и околопатриотических кругах.  "Взгляд-инфо" провел собственное расследование глубинных причин ветеранского раздора.

 

Околопатриоты

Предваряя анализ ситуации, надо сказать, что в целом ветераны в Саратове до сих пор вели себя довольно тихо, давая знать о себе лишь на "профильных" мероприятиях, проходивших по большей части вполне традиционно.

Это если не считать скандального концерта, устроенного "Боевым братством" в качестве "отвлекающего маневра" в день митинга Алексея Навального.

Первым сигналом о том, что не все ладно в ветеранском "королевстве", стало скандальное исключение из "Боевого братства" бывшего председателя саратовского городского отделения организации Анатолия Шостака. Дело было в 2014 году, Шостака исключили за то, что он позволил себе публично возмутиться "ветеранским" удостоверением облдепа Василия Синичкина, которым тот пытался прикрыть возбужденное против него уголовное дело.

Эти эмоции очень не понравились тогдашним кураторам из правительства и лично Денису Фадееву, в то время занимавшему пост вице-губернатора, который, как говорят в движении, и предложил Сергею Авезниязову исключить Шостака из "Боевого братства". Шостаку тогда приписали растраты и не вовремя предоставленную отчетность, неуплату членских взносов.  Исключение из братства – мера беспрецедентная, позорная для человека в погонах, и Шостак как боевой офицер, четырнадцать лет отвоевавший на Кавказе, и в первую чеченскую, и во вторую, за словом в карман не полез и сказал об Авезниязове все, что о нем думает.

Сейчас уже не он один говорит о выстроенной в области системе паркетного патриотизма, заточенного на многомиллионные федеральные гранты. Это и стало причиной того, что за последние годы "Боевое братство" и "Братьев по оружию", призванных объединять под своим крылом ветеранов различных видов войск, покинул целый ряд организаций – десантники, казаки, спецназовцы, а совсем недавно – моряки и пограничники. Их основная претензия – Сергей Климентьевич заставил всю систему и все организации работать на себя, свой карман и имидж, присваивая себе чужие заслуги и отчитываясь за них в Москву, получая за это медали, поощрения, стотысячные премии и многомиллионные гранты, отстраняя неугодных и приближая лояльных.

"Как грамотный менеджер и бизнесмен, он [Авезниязов] на первых этапах существования организации вкладывал в нее свои личные средства, чтобы затем эти средства начали приносить ему доход. Ничего личного, просто бизнес", – говорят ветераны. Многие из них искренне восхищаются его предпринимательскими способностями и умением обрастать нужными связями в правительстве, благодаря чему он однажды (при губернаторе Ипатове) даже стал министром общественных отношений. И именно эта приближенность, предполагают ветераны, к власти помогает Сергею Климентьевичу регулярно, из года в год, выигрывать гранты, о которых другие ветеранские организации могут только мечтать.

 

Медали за отвагу и прощай, оружие

Сергей Авезниязов – профессиональный замполит, окончил Новосибирское политическое училище. Его оппоненты утверждают, что в Афганистане он воевал всего три месяца, затем ушел из армии и устроился работать в органы.

Придя в "Боевое братство" на место покойного генерала, он, опять же по мнению оппонентов, "быстренько зачистил" основной костяк из боевых офицеров и наполнил его своими людьми, среди которых было много милиционеров. Сам Авезниязов, как сообщали СМИ, был уволен из органов в связи с уголовным делом о хищении из воинской части в Чечне двух грузовиков с оружием, которые позже нашли утопленными в пруду подальше от глаз чекистов. Семеро "братьев по оружию" Сергея Климентьевича сели на реальные сроки, сам же он чудом получил "условно"  – "за сотрудничество со следствием". Что стоит за этой формулировкой и как ему это удалось, остается только догадываться…

Примерно после этого увольнения и началась его общественная карьера.

Говорят, что хорошие организаторские способности Сергей Климентьевич приобрел в новосибирском училище, а вот когда и за что он успел получить целый "иконостас" медалей, для некоторых братьев по оружию остается тайной. На парадных фотографиях грудь председателя украшают два ордена Мужества, две медали "За заслуги перед Отечеством" и две "За отвагу" (например, у Шостака, 14 лет воевавшего на Кавказе, медаль "За отвагу" всего одна). Краповый берет – высший знак отличия спецназа – ему подарил в качестве символа герой России и депутат гордумы Александр Янклович, но ношение символа, за который не боролся, некоторых раздражает.

Сейчас уже не он один говорит о выстроенной в области системе паркетного патриотизма, заточенного на многомиллионные федеральные гранты...

Обвинения в недостоверной биографии Сергей Авезниязов считает поклепом и уверяет – готов подтвердить каждую свою награду:

"Эти комические персонажи меня обвиняют, что я незаслуженно награды ношу, что я судимый… Да, я судимый, и я не скрываю и не прячу этого, судимость у меня погашена.

Если вас интересуют мои наградные документы, я вам их покажу. Я в Афганистане был с декабря 1987 года (в официальной биографии в интернете ошибочно указан 1988 год. – Ред.) по февраль 1989-го. Получается год и три месяца. 9 февраля наша бригада вышла из Афганистана. Если бы я предоставил недостоверные документы, меня бы министром не назначили, это ведь все проверялось. В Чечне у меня было 13 командировок и в первую, и во вторую кампании, в это время я уже работал в органах. Из армии уволился в 1989 году приказом Министерства обороны в связи с переходом в другое ведомство. В МВД начал с командира взвода и дошел до командира СОБР Приволжского РУБОП. Я за каждую строчку своей биографии – судимость, наградные медали, послужной списокотвечаю…" – парирует претензии Сергей Авезниязов.

Те самые персонажи, которых председатель "ББ" называет комическими, в частной беседе рассказывают о многочисленных нарушениях им устава "Братства", о привычке единолично исключать неугодных членов (хотя ветеранская организация – не частная лавочка, и изгонять оттуда людей просто по своему хотению нельзя, нужен кворум). О расходовании федерального гранта на реконструкцию госпиталя ветеранов, о вхождении в совет организации многих чиновников уровня министра, замминистра и депутатов, о выселении с офиса на Театральной площади инвалидов Афганистана под предлогом того, что общественной организации нельзя занимать помещение в жилом доме. И о скорейшем (буквально недели через две) вселении в освободившееся помещение "Боевого братства". Инвалиды же Афгана теперь ютятся в неприспособленном помещении на Чапаева, где вынуждены  подниматься по лестнице и где две зимы зимовали без отопления.

Копившееся годами возмущение несправедливостью переросло в критическую массу, когда главный "боевой брат" начал "зачищать" лидеров ветеранского мнения. Сначала из "Братства" вылетел лидер пограничников (общественная организация "Стражи границ") Максим Мальцев, что очень не понравилось пограничникам, после него – из "Братьев по оружию" был исключен лидер моряков Виталий Попов.

Выступая на заседании облдумы, Сергей Авезниязов назвал некоторые общественные организации "дармоедами", на что многие обиделись и приняли на свой счет, а самого Попова – "незрелым руководителем" и "шоуменом" (в комментарии "Взгляду-инфо).

Новость, в которой Попов рассказывает о "бонапартизме" Авезниязова и о том, как он пытался выгнать моряков с фестиваля патриотизма, набрала около 10 тысяч просмотров и более 150 комментариев.

Продолжить животрепещущую дискуссию и по-мужски выяснить отношения наше информагентство предложило господам Авезниязову и Попову на словесной дуэли, но председатель "ББ" вступать в диалог с моряками отказался, заявив, что "в этом шоу" участвовать не будет. "Конечно, ведь, чтобы участвовать в дуэли, нужны аргументы, а у Сергея Климентьевича их, по-видимому, нет…" – полагает Виталий Попов.

 

Моряк, диджей, шоумен

В ответ на оскорбления и переходы на личности Виталий Попов заявил, что гордится своим шоуменским прошлым. Попова в Саратове до сих пор многие помнят как популярного диджея девяностых, ведущего первого в городе "Тоник-радио" и автора кассет "Хит-мастер" с танцевальной музыкой, миллионными тиражами гулявших по Саратову. Попов пять раз становился "Лучшим радиоведущим Саратова", выступал на площадях с концертами, ездил по городам. Шоу он действительно умеет организовать.

Мальчишкой три года служил в ВМФ на корабле "Славный" на Балтийском флоте. С тех пор флот для него – родной, на руке – браслет с якорем, а дома в шкафу висит морская форма, в которой он служил, дожидается, когда вырастет пятилетний сын.

Желание объединить моряков в общественную организацию возникло у Попова после того, как ему надоело наблюдать, сколь убого и несолидно моряки из года в год празднуют свой профессиональный праздник.

"Пьяные скитания по городу, буйные компании в тельняшках и пляжных одеяниях… Несколько лет мы "кошмарили" город, люди шарахались от нас, и я понимал, что дальше так продолжаться не может. Не так должен выглядеть моряк и не так должен себя вести. Хотелось изменить это отношение в корне, чтобы на моряков снова стали смотреть с уважением и гордостью", – вспоминает Виталий Попов мотивы своей общественной деятельности.

После объединения начали с того, что восстановили свою военно-морскую форму, кто-то шил, кто-то умудрился сохранить свои размеры двадцатилетней давности.

"Тогда нас было около тридцати человек, и мы решили организовать празднование Дня ВМФ в городе, сделать его красивым и по-настоящему торжественным. Пустили "беску по кругу", как принято у моряков (бескозырку. – Ред.), скинулись кто сколько смог, всего собрали около ста тысяч, и устроили городу праздник на День морского флота с духовым оркестром, концертом и салютом. Власти города тогда поддержали нашу идею, помогли.

Пьяные скитания по городу, буйные компании в тельняшках и пляжных одеяниях… Несколько лет мы "кошмарили" город, люди шарахались от нас, и я понимал, что дальше так продолжаться не может...

Когда мы вышли  к месту сбора – фонтану у цирка – в форме, при полном параде, вы не представляете, какие у людей были глаза. У них открылись рты, когда вместо привычной толпы в бескозырках, шортах и сланцах они вдруг увидели красивых, подтянутых, одетых по форме людей. Мальчишки смотрели на нас с восторгом", – говорит Попов.   

По его словам, за три года, что существует в Саратове Союз военных моряков, организация не получила из бюджета ни копейки, не выиграла ни одного гранта. Все мероприятия проводят за собственный счет. Но у Сергея Авезниязова, регулярно получающего президентские гранты, другое мнение на этот счет.

"Он [Авезниязов] назвал нас дармоедами, но это ложь, мы никогда не сидели на шее у государства, у нас нет даже своего офиса, но мы работали и будем работать. Мы не делали праздник лишь в 2017 году, не было денег. Обидно осознавать, что в то время,  когда президент Путин принимал в Питере парад морского флота, в Саратове праздновали фестиваль выходного дня… Видно, большего повода для праздника, чем наступление субботы, у Саратова не нашлось…" – пожимает плечами моряк.

Что до обвинений в незрелости, то спросить об этом Попов хотел на несостоявшейся дуэли: как так случилось, что столь незрелому руководителю Сергей Авезниязов собственноручно присвоил почетный титул "Человека года – 2016" – единственному среди ветеранских организаций, а также вручал грамоты за заслуги перед "Боевым братством", за "большой вклад в военно-патриотическое воспитание молодежи" и некоторые другие знаки признания?

"Я не имею ничего лично против Сергея Климентьевича, он для нас – с его опытом, связями и многомиллионными грантами – как бог, как крейсер "Варяг". Я подчеркиваю, что это – не личный конфликт интересов, не борьба за гранты. Если бы он не ставил свои амбиции выше общественных интересов, не включал "главного" везде и во всем, мы могли бы делать с ним одно общее дело. Но он выступает как монополист. Система, которую он выстроил, красива лишь снаружи. Патриотизм – это не мыльный пузырь и не шарик, его нельзя накачать воздухом и отчитаться для галочки", – говорит Попов.

 

Конвейер мужества и Кутузов на Рейхстаге

Глядя на то, как проводятся из года в год традиционные ветеранские мероприятия, у оппонентов "Боевого братства" создается эффект дежавю – меняются только календарные даты, форма и содержание остаются прежними. "Междусобойчик с практически нулевым КПД" – так характеризует усилия "братьев" моряк.

Патриотизм – это не мыльный пузырь и не шарик, его нельзя накачать воздухом и отчитаться для галочки...

"Какой прок каждый раз собирать ветеранов на все эти акции и говорить им о патриотизме перед камерами? Дети – вот кто должен быть главным участником всего этого! А пока результатами военно-патриотического воспитания гордиться и рапортовать очень рано. На "уроках мужества" мальчишки откровенно скучают и играют в гаджеты – слушать безжизненные официальные речи им неинтересно. Прививать мужество и патриотизм конвейером нельзя, но почему-то пока мало кто хочет это осознавать и что-то менять.

На акции "Бессмертный полк" право нести Знамя Победы предоставили лучшим школьникам.  Я спросил у них, а знают ли они, когда началась война, что за знамя они держат в руках, и кто водрузил его на Рейхстаг. В ответ – тишина, лишь один мальчик робко спросил: "Кутузов?.." Кутузов водрузил знамя на Рейхстаг!!! Еще немного – и мы потеряем и это поколение, и у нас все дети будут, как Коля из Уренгоя, извиняться перед немцами за военнопленных фашистов…" – прогнозирует крах официальной патриотической работы Попов.

Но если с ребятами говорить не с позиции учителя, а по душам, в открытую, у них загораются глаза, говорит Попов. В этом моряки убедились, когда в Энгельсе проводили экскурсию для кадетов по военному ракетному катеру, который подарил городу предприниматель Александр Камаев. Чтобы наполниться чувствами по отношению к армии, оружию и Родине, дети должны чувствовать, что и для взрослых это все – не пустой звук.

По мнению Анатолия Шостака, "Боевое Братство" – отличная организация, но в Саратове она себя изживает.

"У нас она превратилась в коммерческую организацию, в других регионах все совсем по-другому, там эти отделения стали реальными силами, куда идут ветераны. В наше отделение никто не идет. В селах еще приходят, но и там все чаще слышен протест. В Ртищеве люди выходят из "Братства" – Сергей Климентьевич на них рассердился, что они что-то сделали без его согласования…"

Шостак полагает, что раздор в ветеранском движении случился еще до Авезниязова.

Когда речь зашла о создании совета ветеранов при губернаторе, Валерий Радаев сказал, что будет работать только с двумя ветеранскими организациями – Таисии Якименко (председатель Саратовского отделения Всероссийской общественной организации ветеранов войны, труда, ВС и правоохранительных органов) и Георгия Фролова. Эти две организации финансируются напрямую из областного бюджета. С тех пор в правительстве больше никого не видели и не замечали. Это, считает Шостак, стало отправной точкой раскола, когда одних приблизили (к власти, а значит, и к деньгам), а другие остались за бортом. Потом в число приближенных удалось попасть и Сергею Авезниязову.

"Ветераны – благодатная почва для бизнеса, государство охотно выделяет под эту тему гранты. Я  – не сторона конфликта, но я понимаю, как обидно морякам, они за свой счет купили красивую форму, скидываются на свои мероприятия, тратят свое время и силы, а отчитывается за все Сергей Климентьевич, еще и называет их дармоедами. Расчистил поляну, никто в его дела не лезет, как хочет, так и делает. Все думают, что он занимается ветеранским движением, а он на самом деле занимается своим бизнесом, хотя в самом "Боевом братстве" – очень много заслуженных, классных людей. Но они не хотят его менять, и конференции он так проводит, что его невозможно сменить – он памятник", – описывает свое субъективное видение ситуации Анатолий Шостак, который в настоящее время отошел от общественников и занялся политикой.

 

Не можешь – не женись?

В ответ на обвинения Сергей Авезниязов не устает называть своих оппонентов "комическими персонажами":

"Они говорят, что Авезниязов такой деспот, подмял их, бедных, под себя… Вы понимаете, мне неудобно за этих ребят – взрослые мужчины плачут, какой плохой Авезниязов. Ну это же стыдно, правильно? У нас тут мужчины в "Братьях по оружию" в среднем по 50 лет, как можно мужчину подмять под себя?!" – недоумевает председатель.

Непонятны ему и обвинения в приверженности к бизнесу:

"Они говорят, что я выигрываю гранты, и люди сейчас благодаря вашим публикациям думают, что мы делим гранты, что вся драчка между ветеранскими организациями идет из-за денег. Но я не пойму, а что им мешает писать гранты? Отсутствие мозгов? У меня целый творческий коллектив гранты пишет, значит, я сумел сплотить творческий коллектив. Что им мешает сделать то же самое? Но им легче жить на негативе и обвинять во всем Авезниязова. Авезниязов у них – главный враг… А я, между прочим, и Попову, и Шостаку лично каждому помогал, и не один раз, только они почему-то об этом сегодня не говорят, хотя это не я к ним в свое время пришел – помогите мне, а они – ко мне. Хорошо, помогли вам, так ведите себя соответствующе! А они вместо этого бегут во "Взгляд", бедные взрослые мальчики жалуются – помогите, нас обижают!.."   

По словам Авезниязова, три года подряд "Боевое братство" выигрывает президентские гранты и успешно за них отчитывается:

"Первый грант мы выиграли – купили медицинское оборудование для госпиталя ветеранов войн, второй – на проведение международной конференции по патриотическому воспитанию молодежи на базе железнодорожного техникума. В прошлом году в конце декабря мы проводили турнир среди детей (как сообщает сайт фонда президентских грантов, в 2017 году саратовское "Боевое Братство" выиграло 1 252 492 рубля – на проект "Турнир по армейскому рукопашному бою, посвященный памяти Героя Российской Федерации Николая Исаева". – Ред.). В этом году тоже будем подавать на проект, какой – пока еще думаем".

По мнению Сергея Авезниязова, прежде чем создавать общественную организацию, каждый руководитель должен думать, а на что она будет жить? Но на деле об этом мало кто думает, поэтому из 300 ветеранских организаций, которые зарегистрированы в Саратове, реально работают единицы.

Понимаете, руководитель должен быть финансово состоятелен. Это как если мужчина берет замуж женщину, он должен содержать семью, а если у него нет возможности содержать семью, зачем тогда жениться?

"Когда я был министром, я хотел привлечь их все к работе, но оказалось, что большинство существуют номинально и приходят лишь раз в году на свои праздники, – рассказывает председатель. – Поэтому я и назвал их в думе дармоедами, может, сгоряча, но это мое личное мнение, я человек прямой. Белое называю белым, черное – черным. Потому что идут в администрацию и в правительство – помогите нам! А почему правительство должно помогать вам? Вы что, в бюджете у них заложены? Почему администрация города Саратова должна выпрыгивать из штанов и искать деньги для вас?

Понимаете, руководитель должен быть финансово состоятелен. Это как если мужчина берет замуж женщину, он должен содержать семью, а если у него нет возможности содержать семью, зачем тогда жениться? Мне говорят, что организация ветеранов – это не бизнес-проект, а на что тогда ее содержать? Те же флаги, грамоты, цветы, книги, подарки детям – это же все денег стоит. А членские взносы – 20 рублей в месяц..."

По словам Авезниязова, свои личные деньги в движение он вкладывает потому, что это – "потребность души", "можете назвать это хобби". А тех, кто жалуется, он считает неудачниками.

"Ну, мешает вам Авезниязов – не обращайте на него внимания, работайте. Нельзя все сводить к тому, что Авезниязов плохой. Авезниязова уберут, поставят Петрова, Петров будет мешать? Я считаю, что есть личная нереализованность, причины которой ищут в недостатках других людей. У нас любимый вид спорта в Саратове – поливание дерьмом…"

 

Не братья по оружию

На вопрос о причинах исключения пограничника Мальцева Авезниязов не ответил, по его словам, "это внутренние дела организации".

Мы спросили у Таисии Якименко, как она относится к конфликту в ветеранском движении, но она оказалась не в курсе. "Ничего плохого ни о ком сказать не могу, а что ребята ссорятся – да, такое бывает", – философски отметила Таисия Витальевна.

Я считаю, что есть личная нереализованность, причины которой ищут в недостатках других людей. У нас любимый вид спорта в Саратове – поливание дерьмом...

Еще один бывший министр общественных отношений Борис Шинчук комментировать конфликт ветеранов не захотел, а начальник отдела по работе с ветеранскими, военно-патриотическими объединениями и некоммерческими организациями министерства общественных связей Александр Гранков отметил, что это вообще не та ситуация, чтобы ее комментировать, и посоветовал позвонить напрямую министру.

Между тем мириться с исключением из организации согласны не все. Некоторые хотят создать что-то вроде альтернативного союза, независимого боевого братства.

"Сейчас организации, которых исключили из "ББ", не видно и не слышно, но не потому, что они ничего не делают, а потому, что не умеют пиариться, – комментирует Виталий Попов. – А, как говорил Сергей Климентьевич, нет отчета – нет мероприятия. Но это несправедливо. Будем пытаться организовать альтернативный союз, чтобы всем исключенным в нем нашлось место…"

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Рейтинг: 4.33 1 2 3 4 5
Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день