Врач – пациент. Кто кого?

3500

12 апреля, 07:55

В непростые времена важное воспринимается горячо, радикально, без полутонов, некогда остановиться, подумать и дать адекватную ценность происходящему. Еще недавно, до пандемии нас штормило от историй про врача, поднявшего руку на пациента, и пациентов, вымещающих свою боль и злобу на медиках.

В карантин мы пережили небывалый всплеск и героизацию труда медиков, небывалое единение людей в желании им помочь, накормить, довезти до дома, поддержать словом. Может быть, чувствуя свою причастность, мы легче проживали страх заболеть и потерять близких. А может такое проявление заботы успокаивало нас: в случае чего мы вправе рассчитывать на их помощь.

Сейчас эмоциональный подъем спадает, врачи и медицинский персонал "красных зон" продолжают делать свое дело в подписанных маркером СИЗах, скорые все также приезжают на потенциально опасные вызовы, районные поликлиники и стационары перестроились на работу в новых условиях. Жизнь продолжается.

Тема врач-пациент на постсоветском пространстве всегда была непростой. Это как маркер состояния общества, его этических и нравственных норм. У антропологов есть мнение, что первым признаком цивилизации является именно залеченный перелом кости у человека, а не материальные достижения как таковые. Медицинская помощь немыслима без сострадания к больному, немощному.

Почему фигура врача из большой и значимой когда-то сейчас размылась? Сами врачи на своих форумах до пандемии рассуждали не столько о зарплатах и профессиональных трудностях, сколько о травле со стороны различных структур и пациентов. Конфликтная новость на тему отношений врач-пациент всегда порождает два непримиримых лагеря, у каждого свои аргументы и своя правота.

Врач у нас либо "свет в окне" и спаситель, либо всем должен. То, что медики делают хорошо, воспринимается как должное, любая ошибка, чисто человеческий фактор или организационные сложности становятся темой для порицания. Такое отношение сформировалось исторически, но проигрывают от этого обе стороны.

Медикам, работающим непосредственно с пациентами, приходится действовать в строго заданных рамках, регламентах. Слишком многое в этой самой "человечной", т.е. связанной именно с человеком и его жизнью, профессии теперь определено требованиями стандартов, ОМС, ограничениями оптимизации и пожеланиями фарм-компаний. А еще есть пресловутые 12 минут на пациента, отсутствие права на ошибку, огромное количество заполняемых документов и понимание, что не каждому пациенту можно помочь.

Чтобы стать действительно хорошим врачом, необходимо системное мышление и запас человеколюбия. Такое мышление помимо природных данных развивается благодаря хорошему образованию и длительной практике, в том числе через проживание неудач, потерь, ошибок. А изрядный запас человеколюбия – это та сила, которая сподвигает помогать пациентам несмотря на их грубость, обман, претензии, неадекватное состояние из-за болезни.

Понадобился этот набивший оскомину вирус, чтобы мы начали задумываться об элитарности, избранности профессии врача. Специалистов не подготовишь быстро. Они – на вес золота, и их решение продолжать работать в физически тяжелых условиях, при постоянно меняющихся регламентах, искать способ все равно вылечить, когда привычные меры недостаточны, говорит об их внутренней силе, профессионализме и о том, что помогать и спасать для них в отличие от нас в порядке вещей.

Да, у нас, как у пациентов, тоже есть своя правота и вполне обоснованные претензии к медицине и ее работникам. Обратившись за помощью, нам хочется чувствовать себя скорее пациентами, чем не клиентами.

Квесты в поликлиниках по записи и посещению специалистов не только утомляют, но и заставляют чувствовать фактическую невозможность получения бесплатной медицинской помощи. Платные клиники организовывают порой такую массированную атаку по предложению своих услуг и исследований, что сложно понять: человек настолько болен или он всего лишь выгодный клиент.

Те, кто может, находят выход в некоем подобии "семейного доктора" – знакомого врача, который помогает по самым важным вопросам, в том числе и с госпитализацией, если до этого дойдет дело.

Недоверие к врачам поддерживается порой самими медиками, некорректно отзывающимися о своих коллегах, поставленных диагнозах и назначенном лечении. По моим наблюдениям особенно этим грешат стоматологи.

С младшим и средним медицинским персоналом обычно все происходит по принципу "как повезет": есть супер медсестры и санитарки, кто помогает и поддерживает, делает свою работу должным образом и с заботой, но встречаются и их антагонисты. "Синдром вахтера", к сожалению, часто диагностируется у старательно следящих за чистотой и порядком санитарок медучреждений. А с такой "теплой" встречи порой начинается наше взаимодействие с клиникой и эмоциональный настрой на общение с врачом.

Как правило, у каждого все же есть позитивный опыт обращения к медицине и ее служителям. Возможно, я родилась под счастливой звездой, но в критических жизненных ситуациях, связанных со мной и детьми, на помощь приходили настоящие Врачи, неравнодушные профессионалы.

По обе стороны этого непростого процесса, общения "врач-пациент" люди, всего лишь люди со своими достоинствами, недостатками и проблемами. Пациент и врач изначально не в равных условиях. За плечами медика годы обучения и практики, он видит не только возможные причины заболевания, но и возможности исцеления, последствия болезни для человека.

Пациент зачастую "не в своей тарелке", испытывает боль, страх и желание, чтобы скорее все стало хорошо или хотя бы как раньше. У него нет уверенных знаний о происходящем с ним, разве только набор информации из интернета или рассказы как это было у знакомых.

Медицинские работники находятся на втором месте среди специалистов, подверженных эмоциональному выгоранию. Холодность, отстраненность по отношению к пациентам может выступать защитной реакцией.

С одной стороны мы хотим трепетного и максимально человечного отношения к нам как пациентам, с другой стороны, если этот человек в белом халате такой крутой профи, как о нем говорят, и может мне помочь, то я как-то перетерплю его необщительность, резкость и нежелание мне объяснять, в чем проблема.

Качество диалога зависит от усилий обеих сторон. Все мы разные и каждый хочет индивидуального подхода, сложности и причины для них есть у всех участников. Вместе с тем доверительные, уважительные отношения между врачом и пациентом однозначно лучше скажутся на результате лечения. Бесспорно, восстановление доверия и налаживание взаимоотношений – процесс трудоемкий, путь – не близкий, но благодарный. И его, как известно, осилит идущий.

Мне хочется верить, что все всегда не напрасно. Пандемия, единение людей в условиях реальной и транслируемой опасности, возросшая значимость труда медиков, новые условия и правила жизни – могут привести нас к чему-то разумному, действительно важному в отношениях друг к другу, новому обретению настоящих ценностей цивилизации, а не только материальных благ. В тандеме врач-пациент ощущается больше силы, потенциала и чего-то близкого нашему мировоззрению, нежели при сухом, сугубо деловом подходе врач-клиент.

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.25 1 2 3 4 5