Дело Рената Мухамедьярова. Суд выслушал показания бухгалтеров и кассиров

6272

24 июля 2018, 16:09

Фото Филиппа Кочеткова

На состоявшемся сегодня заседании Фрунзенского суда по уголовному делу бывшего директора Саратовского оперного театра Рената Мухамедьярова был заслушаны свидетели со стороны обвинения.

Бывший старший кассир Ирина Кулакова пояснила, что не вникала в суть финансовых процессов театра и выдавала деньги только по распоряжению главного бухгалтера театра Светланы Темногрудовой.

"Какой-либо документ был всегда. Он был всегда подписан главным бухгалтером и директором. Счета на оплату мне предоставляла главный бухгалтер Светлана Темногрудова. К документам не прилагались копии договоров. Счета к оплате всегда были оформлены правильно", - ответила она прокурору Дмитрию Сивашову, однако за давностью лет затруднилась ответить на более подробные вопросы о произведенных ею выплатах.

Следующим свидетелем стала бухгалтер-кассир театра Юлия Образцова. Она показала, что ей было известно об установке климатического оборудования в театре, и отметила, что составляла два последних платежных поручения по нему в конце декабря 2016 года, когда и пришла на работу в театр.

Свои действия бухгалтер-кассир объяснила распоряжением главного бухгалтера и подтвердила, что любой финансовый документ в театре сопровождали подписи главного бухгалтера и директора театра, на других документах присутствовала также подпись главного инженера Андрея Ручкина

Госпожа Образцова заявила, что всю информацию о проблемах, возникших с оборудованием театра и его денежными средствами в 2016-2017 годах и обо всех последовавших в связи с этим событиях, она узнала в интернете "месяца четыре назад".

Затем бухгалтер Ольга Григорьева рассказала, что в 2016 году трудилась ведущим бухгалтером материального стола под руководством Светланы Темногрудовой.

Свидетель уточнила, что климатическое оборудование было поставлено по товарным накладным, а также "по акту-справке". Всего товарных накладных, по словам Образцовой, было три. Все они были подписаны Андреем Ручкиным. 

"Это оборудование не сдавалось на склад, так как не было такой технической возможности. Об этом не было особых отметок в документах.

Чтобы оприходовать это оборудование, создавалась комиссия. Главным в этой комиссии был Ручкин. Он определял код оборудования. Существует протокол заседания этой комиссии, этот протокол написал Ручкин и передал мне. Фактически заседание комиссии не проводилось, так как это оборудование было. Расписались в протоколе Разноглядов, Линьков, Ручкин и я. Я занималась только оформлением документов", - рассказала Ольга Григорьева и отметила, что ее подпись в данном документе ни на что не влияла. 

Свидетельнице стало известно, что оборудование не было установлено так, как было указано в накладных, уже с приходом в театр нового директора Алексея Комарова - по театру прошла информация, что он обнаружил недостачу оборудования и создал специальную комиссию для проверки данного факта. 

"Я знала только, что оборудование было оплачено. В мои обязанности не входит проверка поставки оборудования. Я не участвовала в приемке оборудования, думаю, его принимал Ручкин", - заявила госпожа Григорьева.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3 1 2 3 4 5

Главные новости