Расследование "Росбалта". Кто является автором проекта "Николай Бондаренко"?

25356

16 марта, 08:18

Промоушн депутата областного парламента Николая Бондаренко, потенциального участника выборов в Госдуму, вновь приобрел общенациональное звучание. В минувшую субботу ВГТРК показал в прайм-тайм девятиминутный сюжет "Дежурной части", полностью посвященный саратовскому политику-коммунисту.    

Как и анонсировало на прошлой неделе ИА "Взгляд-инфо", телепродукт призван стереть из социальной памяти отцовство местного отделения "Единой России" в "свидетельстве о рождении" одного из новых лидеров российской оппозиции.

А на замену предложить суррогат в виде домыслов о причастности к проекту "Бондаренко" независимых региональных политиков.

Метод партии и Игоря Пивоварова  

Еще в пятницу наше агентство подробно изложило сценарий, перечислило месседжи и основных "экспертов" сюжета, который выпустила на следующий день "Дежурная часть".

Мы предполагали, что материал будет таким низкопробным и пристрастным, со слабой аргументацией и нулевой верификацией, но рассчитывали хотя бы на искусность подачи.

Однако даже в стилистике авторы не проявили смекалки, как будто калькируя известные в Саратове PR-методички местного политсовета "ЕР".

В частности, "Дежурная часть" не стала объяснять своим зрителям, как Николай Бондаренко пришел в политику или, что точнее, кто его в нее привел.

Например, по понятным мотивам осталась за кадром роль вице-губернатора Игоря Пивоварова, ведь именно с его назначением на должность в мае 2016 года связаны разительные перемены в судьбе молодого коммуниста.

Уличный активист все чаще стал появляться в легальном поле региональной политики, обретая популярность и имидж бескомпромиссного борца за справедливость.

Апофеозом возгонки оппозиционера стали выборы в Саратовскую областную думу, прошедшие в сентябре 2017-го. Тогда кураторы внутренней политики и лидеры местной "ЕР" специально для Бондаренко освободили округ, сняв перспективного "единоросса" Сергея Андронова.

Аналогичным образом они поступили и в округе, где шел Александр Анидалов, еще один харизматичный коммунист и ближайший соратник Бондаренко: "Единая Россия оставила за бортом своего Александра Сидоренко.

В СМИ ранее озвучивалась версия, что это было сделано ради исполнения договоренностей об имитации конкурентной борьбы на выборах губернатора: Ольга Алимова (КПРФ) и Станислав Денисенко (ЛДПР) поработали спарринг-партнерами Валерия Радаева, за что впоследствии, как и их однопартийцы, были вознаграждены депутатскими мандатами.

Развивая мысль о политическом торге, можно придти к выводу, что именно в сентябре 2017-го Игорь Пивоваров и его партнеры в "Единой России" создали в регионе такую конструкцию коммуникаций власти и системной оппозиции, при которой политики стиля и типа Бондаренко оказались легализованы, получили официальную трибуну и статус спецсубъектов.

Сейчас становится очевидным - партия и правительство совершили стратегическую ошибку, ценой которой, похоже, стала дестабилизации социально-политической обстановки в Саратовской области. И тут уместно вспомнить о символизме и иронии времени: первый опыт в политике и экономике Игорь Пивоваров приобрел у...  Вячеслава Мальцева. После увольнения с военной службы будущий вице-губернатор входил в команду Мальцева и даже представлял его интересы в Вольске. Уроки наставника, как мы видим, не прошли даром, особенно в вопросах перевода событий провинциального уровня в общероссийскую повестку.

В расчете на массового зрителя

В данном контексте феномен Николая Бондаренко представляется хрестоматийным примером. Кто-то усиленно выводит его на федеральную орбиту. И это не Алексей Громов из АП, который, как принято считать, курирует на национальном уровне вопросы, связанные с деятельностью госканалов.

Его подчиненные вряд ли допустили бы появление на "России 24" такого напоминающего обыкновенную заказуху трэша, который был показан "Дежурной частью" на выходных.

Многие, конечно, уже привыкли к специфике продукции, выпускаемой авторами передачи, но то, что вышло в субботу, совсем за пределами профессионального понимания и рамками приличия.

Объясняться это может просто: как известно, создатель программы Эдуард Петров длительное время поддерживает тесные отношения с руководителями областного отделения "Единой России", что подтверждалось многократными командировками съемочных бригад "Дежурной части" и "Честного детектива" в Саратов и содержанием контента, выпускаемого по итогам этих поездок.          

Вот только инициаторы и авторы телепродукта забывают, что сюжеты такого качества и аргументации только мобилизуют и мотивируют электорат Николая Бондаренко, а также значительно расширяют круг его возможных симпатизантов.

К аудитории Youtube теперь прибавился массовый зритель государственного канала – как правило, человек возрастной и электорально дисциплинированный – и кто знает, за кого он будет голосовать в сентябре после просмотра откровенного мочилова.      

Сочувствовать и сопереживать "жертве режима" - столбовая и имманентная черта советско-российской политической культуры, легко конвертируемая в голоса на выборах.

А, может, в этом и есть цель раскрутки Николая Бондаренко до федерального масштаба? Вроде способа политической легализации, ранее уже апробированного на Алексее Навальном во время выборов мэра Москвы.    

Для понимания этих процессов не обойтись без серьезной и вдумчивой экспертизы. И редакция полагает, что наиболее содержательно о феномене Николая Бондаренко высказались журналисты "Росбалта". Аналитику такого уровня редко встретишь в саратовской прессе, поэтому считаем, что текст федеральных коллег будет интересен аудитории "Взгляда". Предлагаем статью к прочтению.

РОСБАЛТ

Николай Бондаренко стал знаменитым благодаря единороссам

Экспрессивный трибун попал в саратовский парламент вследствие тайных договоренностей руководителей региона и "ЕР" с системной оппозицией, утверждают СМИ.

В прессе до сих пор не предпринимались попытки проанализировать феномен звезды YouTube и самого известного в стране сторонника КПРФ Николая Бондаренко. Хотя для такого исследования созданы все условия и предпосылки: он стал субъектом харизматичного популизма, имеющим благодаря состоянию российской политической культуры серьезные федеральные электоральные перспективы.

Сейчас, в 2020-х годах, длительный кризис политической искренности и ледниковый период в социальной жизни породили запрос на вождей латиноамериканского типа, простых в своей риторике и апеллирующих напрямую к массам. Формально они считаются левыми, но это просто знамя и лексика, а не идеология и тем более - не классовая теория. Бондаренко к таковым принадлежит и содержательно, и стилистически - номинальный коммунист с флажком на трибуне и кружкой с Че Геварой, по сути - умелый манипулятор и оратор, способный объединить вокруг себя (пока, подчеркнем, в Сети) десятки и сотни тысяч граждан. Человек, блестяще использующий для пропаганды и агитации свой главный капитал - мандат депутата Саратовской областной думы. Парламент, формируемый по сценарию руководства местного отделения "Единой России", легализовал Бондаренко, вчерашнего блогера и участника малочисленных пикетов. И если для героя повествования дума стала настоящей политической инициацией, то для истеблишмента его нейтрализация превратилась теперь в неразрешимую технологическую задачу. И это во многом потому, что в "Единой России" не любят или, что точнее, не хотят вспоминать, кто и как привел его в официальную публичную политику. Объясним причины и мотивы этой стеснительности элит, а также реконструируем события, сделавшие Николаю Бондаренко федеральное имя.

Операция "Спасение губернатора"

Период конца лета - начала осени 2017 года был достаточно напряженным в политическом смысле: 10 сентября должны были состояться выборы не только депутатов Саратовской облдумы шестого созыва, но и губернатора, в связи с чем в среде местных единороссов царила ощутимая тревожность.

Системная оппозиция, усиленная яблочниками и навальнистами (а такой блок был вполне возможен), грозила перейти в наступление и поставить избиркомы под тотальный контроль с последующим тиражированием скандалов на федеральном уровне.

Особенно уязвимым в этой политической конструкции выглядел действующий руководитель области Валерий Радаев, который не обладал ни харизмой, ни должным уровнем популярности, которые могли обеспечить ему убедительную победу, достойную неофициального титула "народного губернатора". Закрытые социологические опросы о доверии населения Радаеву давали катастрофические цифры.

Политическим спасением, конечно, могла бы стать консолидация элит, помноженная на массированную избирательную кампанию, смену имиджа и стиля публичного поведения, формирование перманентной позитивной повестки в медиа, налаживание диалога с независимой прессой.

Спасать губернатора начали уже годом ранее. Для этого даже прислали пул политтехнологов, стилистов, консультантов из Москвы. С их пребыванием в Саратове связано много анекдотов; суть самого безобидного в том, что за долгие месяцы они так и не выучили Валерия Васильевича правильно носить штаны. И вопрос не в слабости усилий, а в упертости самого губернатора - штаны всегда предательски и безапелляционно тянулись к груди. Саратовцам эта кампания запомнилась и другим креативом столичных гастролеров - кадрами отжиманий Радаева на месте приземления Юрия Гагарина и танцами директора лицея перед губернатором во время "Последнего звонка".

Если серьезно, то этот сценарий не сработал: "оживить" Валерия Радаева и повысить доверие к нему до нужного уровня не получилось - закрытые опросы все еще не сулили безоблачных электоральных горизонтов.

Поэтому, по распространенной версии, боссы местного отделения "Единой России" пошли путем политического торга: они пообещали системной оппозиции мандаты в Саратовской облдуме в обмен на превращение выборов губернатора в техническую процедуру с заранее известным результатом.

И вот штрих: два из трех спарринг-партнеров на выборах главы региона - первый секретарь Саратовского обкома КПРФ Ольга Алимова и один из лидеров реготделения ЛДПР Станислав Денисенко - стали депутатами регионального парламента нового созыва. А третий - выдвиженец "Патриотов России" Лидия Паринова, похоже, участвовала в гонке лишь для того, чтобы у оппозиции не было соблазна снять своих кандидатов в последний момент и фактически сорвать выборы. Но пакт о ненападении уже был заключен, а потому демаршей не ожидалось.

Торг здесь уместен

Произошедшие события позволяют предположить, что суть договоренностей заключалась в том, что в ходе агитационной кампании на выборах - и в областной ЗакС, и губернатора региона - и процедуры голосования коммунисты, жириновцы и справедливороссы ведут себя спокойно, не устраивают скандалов и массовых акций протеста, взамен для КПРФ, ЛДПР и "СР" отводится квота в региональном парламенте нового созыва (пять, два и один мандат соответственно), а коммунистам полагается еще несколько приятных бонусов. После подведения итогов им не возбранялось немного возмущаться и сделать заявления в своем духе, но без протестных мероприятий.

Выполнить взятые на себя обязательства единороссы могли, только пожертвовав частью своих соратников-одномандатников, ведь дарить оппозиции слишком много процентов в ущерб "ЕР" никто на выборах не решился бы, так как в этом случае к местному партруководству немедленно возникли бы вопросы. Другое дело - одномандатники, которые, даже будучи выдвиженцами от "Единой России", сами несут ответственность за свой процент. Однако наличие в округе кандидата-единоросса, просидевшего всю избирательную кампанию в сторонке, не гарантировало победу представителям Компартии и либерал-демократам. Абсолютной гарантией их прохождения в облдуму было бы только снятие с ОИО конкурента от партии власти.

И вот за неделю до дня голосования, 2 сентября, свою кандидатуру с выборов снимает выдвигавшийся "ЕР" и баллотировавшийся по Ленинскому ОИО № 6 Александр Сидоренко, гендиректор ОАО НПП "Реф-Оптоэлектроника" (завод "Рефлектор").

Округ был отдан КПРФ в лице Александра Анидалова, которого Сидоренко легко обошел на довыборах в облдуму четырьмя годами ранее: коммунист набрал всего 777 голосов, тогда как за единоросса в урны опустили бюллетени 4056 избирателей.

Два дня спустя, 4 сентября, свою кандидатуру отзывает еще один выдвиженец от "ЕР", действующий депутат облдумы (избирался по партсписку от Энгельсского ОИО № 17) и гендиректор ЭОКБ "Сигнал" Владимир Архипов.

Уязвленное самолюбие промышленника было позже компенсировано символической должностью - членством в областной Общественной палате, куда его кооптировали по списку губернатора. Кроме того, спустя почти два года его сын был назначен министром промышленности и энергетики региона.

И это вполне достойная плата за молчаливую капитуляцию и фактический отказ от депутатского мандата в пользу представителя ЛДПР Станислава Денисенко, который в сентябре выиграл выборы в Энгельсском ОИО № 17.

На гребне возни

Скандалом, но не вышедшим за пределы внутрипартийной кухни, обернулось снятие с выборов третьего кандидата-единоросса - доцента СГТУ Сергея Андронова, баллотировавшегося по одному округу с Николаем Бондаренко - ОИО № 4 (включает в себя части двух районов Саратова - Октябрьского и Фрунзенского).

Информация об отзыве Андроновым своей кандидатуры появилась за пять дней до Единого дня голосования. Никаких официальных комментариев от "ЕР" по этому поводу не последовало, но зато были неофициальные, и они были весьма примечательны.

Благодаря сайту "Общественное мнение", который часто легализует инсайды "Единой России", саратовцы узнали, что снятие Андронова прошло не совсем гладко.

Решение по персоналиям, отправляющимся за борт, принималось на партийной встрече, в которой, как писал "ОМ", принимали участие врио губернатора Валерий Радаев, вице-губернатор Игорь Пивоваров, депутат Госдумы Николай Панков, глава Саратова Валерий Сараев, председатель Общественной палаты области Александр Ландо и другие представители партийного и околопартийного бомонда. Причиной отбраковывания кандидатов называлась недостаточная активность в ходе предвыборной кампании, которую продемонстрировали в своих округах как Андронов, так и Сидоренко с Архиповым.

Однако в ходе встречи развернулись нешуточные страсти. Депутат ГД Ольга Баталина выступила резко против удаления с округа Андронова, и ее можно понять - она слишком много сил вложила в кампанию кандидата, фактически став ее локомотивом. Кроме того, он, как и двое его коллег, принимал участие в праймериз, и их первые места означали, что им оказали доверие участники внутрипартийного голосования. Удалить победителей означало бы подорвать авторитет данной процедуры на завершающей стадии электорального процесса, а, учитывая это, уступка мандатов - слишком высокая цена за спокойствие на выборах.

Такие аргументы выдвигались на кулуарной встрече, но, разумеется, они не были услышаны. Ведь Баталина никогда не обладала в реготделении "ЕР" степенью влияния, достаточной, чтобы определять состав представителей партии в областном заксобрании, даже при том, что с февраля 2016 года она являлась замсекретаря Генсовета партии и в "Единой России" курировала агитационно-пропагандистский блок работы.

Баталина выступала по отношению к Андронову политическим донором, это был ее кандидат. Но, так как руководство областного отделения "ЕР" с ней никогда особо не считалось, разменной монетой в рамках достигнутых с коммунистами договоренностей решили сделать именно Андронова, как наименее ценную фигуру.

Переоценка собственных сил и попытка отстоять свое мнение дорого стоили Баталиной - "товарищи" инициировали небольшую травлю своей коллеги (а заодно и самого Андронова), чтобы впредь ей было не повадно идти вразрез с линией партии.

В соответствии с полученной "методичкой" "Общественное мнение" объявило Андронова ни много ни мало политическим спонсором (!) Баталиной.

Опубликованный изданием темник подхватили и СМИ из единороссовского пула, например, региональные издания "Наша версия" и "Комсомолка". Таким образом, выбытию кандидатов была придана видимость логичности, Баталиной - преподан урок за проявленное своеволие, а другим партийцам представлен назидательный пример того, чем грозит политическая самодеятельность или просто отстаивание альтернативной точки зрения. Кстати, именно тогда началось решительное размежевание Баталиной с саратовским отделением "ЕР" и его руководством.

Что до Андронова, то его еще раз макнули в грязь персонально, запустив через одно из упомянутых выше изданий информацию об "истинных" причинах снятия его кандидатуры. В явно состряпанном в областном отделении "ЕР" материале объяснялось (с использованием слов-маркеров "поговаривают", "по всей видимости" и прочих), что кандидат, мол, "особо встречаться с жителями не любил, да и когда такие встречи проходили - был косноязычен", "вполне мог иметь намерение об укреплении позиций своей организации (учебно-исследовательский центр "Волгодортранс"; занимается экспертизой в сфере дорожного строительства - прим. ред.) и, соответственно, улучшении собственного материального положения".

Кроме того, источник "Нашей версии" напел изданию, что "Волгадортранс" необоснованно выдавал сертификаты соответствия, и в "ЕР" опасаются, что "между центром и дорожниками может быть выявлена сомнительная связь", и "именно это стало одной из веских причин для принятия решения о снятии Сергея Андронова с выборов".

Такая - иначе не скажешь - "деза" была запущена (наряду с информацией о недостаточной активности кандидатов), чтобы хоть как-то оправдать полное игнорирование единороссами результатов праймериз. В пользу бредовости изложенных в публикации аргументов говорит хотя бы то, что в отделении партии Сергей Андронов с февраля 2017 года являлся координатором партпроекта "Городская среда". Также в мае 2018 года ему доверили (это после истории с "липовыми" сертификатами!) проект "Безопасные дороги", который он опекает до сих пор.

Еще одним любопытным моментом вокруг снятия с гонки Андронова стала публикация ИГ "Четвертая власть" в его защиту - "С выборов готовятся снять активного кандидата от "ЕР" в пользу категоричного коммуниста". Ее появление на сайте именно этого СМИ неслучайно: издатель Вадим Рогожин являлся дважды коллегой опального ученого из политеха - помимо того, что они оба баллотировались в облдуму от "Единой России", Андронов являлся партнером журналиста по проекту "Дорожный контроль". Поэтому на страницах издания и появилась статья, апеллировавшая к спикеру Госдумы Вячеславу Володину.

"Работа Сергея Андронова редакции хорошо знакома. За очень короткий срок он сумел зарекомендовать себя очень перспективным общественником и ученым. Он является ключевым экспертом проекта "Дорожный контроль". Кроме того, является региональным координатором партийного проекта "Городская среда". За это время он занимался не только оценкой качества выполнения ремонта дворов и дорог, но и очень внимательно относился к просьбам саратовцев", - сообщало издание.

"Андроновым решили "пожертвовать" как новичком в областной политике", так как "у него не оказалось статусных заступников", вместе с тем у него есть все шансы победить в округе кандидата от КПРФ Николая Бондаренко, утверждала "Четверка". Авторы материала также предостерегали, что "избрание Бондаренко депутатом будет не то, что подарком, а головной болью руководству и думы, и областной власти в целом". Коммунист "излишне экспрессивен и категоричен", и ему "даже установки Алимовой могут быть не указом".

Однако в день публикации материал был удален с сайта. И, надо полагать, это было сделано по прямому указанию тех, кто принимал решение о снятии Андронова. К счастью, заметку, ставшую компрометирующей, переопубликовали сайты-агрегаторы, а ссылка на нее сохранилась в "Твиттере" издания, красноречиво свидетельствуя о нездоровой возне вокруг кандидатов на выбывание.

Зачисткой округов от конкурентов дело не ограничилось - это был лишь первый этап выполнения кулуарных договоренностей с оппозиционерами, прежде всего, коммунистами.

Сараевские аномалии

Вторым стала собственно процедура голосования, по результатам которой Саратовская область оказалась в эпицентре скандала федерального уровня, который отражается на местной избирательной системе до сих пор.

Большинство помнят выборы в областную думу шестого созыва благодаря двум моментам - громким заявлениям главы ЦИК Эллы Памфиловой и последовавшим за ними отставкам мэра Валерия Сараева и председателя облизбиркома Павла Точилкина. Также своих постов лишились руководители всех территориальных избиркомов Саратова и ряда муниципальных районов, хотя итоги голосования по региону были признаны недействительными только на двух УИК - № 1417 в Пугачевском районе и № 4 в Волжском районе.

Однако никаких уголовных дел о фальсификациях заведено не было. Даже о содержании нарушений, по которым область по итогам ЕДГ оказалась в лидерах, мало что известно. Парламентская оппозиция не сильно активничала, соблюдая достигнутые договоренности, а несистемщикам было власти предъявить особо нечего, кроме подвыпившей кривляющейся директора школы, которую уволили спустя полтора месяца, и жалоб, которые, если и находили свое подтверждение, погоды совершенно не делали.

Если говорить о претензиях к проведению процедуры голосования, то публично озвучивалось лишь позднее предоставление ТИКами города Саратова результатов волеизъявления граждан и информация о давлении на председателей со стороны мэра областного центра Валерия Сараева. Но за кого "топил" мэр, так и осталось за кадром. Мотивация заявлений руководства Центризбиркома и принятых на их фоне кадровых решений, несмотря на их радикальный характер, все же была достаточно туманной.

"За спиной у главы облизбиркома он (Валерий Сараев - ред.) вызывал к себе глав территориальных городских комиссий с результатами и пытался на них влиять. Я просто не буду рассказывать все, но это была у нас целая ночь битв. У нас есть полные основания сказать, что мэр города самым наглым образом применял административный ресурс, пытаясь оказывать давление и влияние на изменение результатов", - говорила Элла Памфилова спустя несколько дней после выборов в Саратовской области.

Логично было бы предположить, что целью давления на ТИКи, которое, по словам Памфиловой, оказывал Сараев, была накрутка голосов "Единой России". Вместе с тем результаты выборов по избирательным округам Саратова свидетельствуют о том, что, например, в сравнении с думской кампанией 2012 года "ЕР" сильно сдала позиции. Поэтому в облдуму шестого созыва по партсписку прошел не один коммунист, как пятью годами ранее, а целых три.

Первое, что приходит на ум, - мысль, что давление на ТИКи оказывалось, чтобы поднять просевшие показатели "Единой России", не дав им упасть ниже отметки неприличия. Но анализ результатов голосования осенью 2017 года по округам и участкам Саратова говорит, как ни странно, об обратном, и мог бы поставить в тупик бывалых политологов. И речь здесь не идет об итогах ЕДГ на временных УИК, расположенных, как правило, в учреждениях закрытого типа или больницах - их мы специально не принимали в расчет, так как СИЗО и психушка голосуют всегда одинаково, и там все предсказуемо.

Бросается в глаза ненормальный разброс процентов за КПРФ и "Единую Россию" на некоторых УИК. Причем аномалии зафиксированы не во всех районах Саратова.

Например, на избирательном участке № 353 (Фрунзенский район) результаты голосования оказались просто фантастическими. КПРФ набрала там 53,36%, а "ЕР" - всего лишь 9,4%, уступив даже "Справедливой России" с ее "нереальными" 32,82%.

С точностью до десятых повторила свой успех КПРФ на расположенном в том же районе УИК № 357 - 53,3%. Партия власти продемонстрировала "позорные" 6,86%, а "СР" - 34,32%.

Такая же картина имела место на участке № 292 (Октябрьский район), где коммунисты записали в свой актив еще больше - 64,27%, эсеры - 12,54%, а единороссы - всего 7,78%.

Сравнивая это со средним раскладом по Саратову, закрадывается крамольная мысль: а не перепутал ли кто-то колонки с результатами, отдав единороссовские голоса коммунистам, а коммунистические - справедливороссам?

Украденный мандат

Что касается двух районов Саратова - Фрунзенского и Октябрьского, которые стали основой "бондаренковского" ОИО № 4, то и здесь при голосовании наблюдался некоторый перекос симпатий в сторону КПРФ - на ряде участков за коммунистов было подано от 29% голосов и более.

Но главной интригой одномандатного избирательного округа № 4 стали не результаты выборов по партспискам, а итоги голосования за кандидатов. Борьба (с весьма показательными особенностями) развернулась здесь между коммунистом Николаем Бондаренко и справедливороссом Викторией Алексеевой.

К полудню 11 сентября, следующего за ЕДГ дня, кандидат-победитель по округу № 4 еще не был окончательно определен, хотя цифры, оказавшиеся окончательными, на сайте облизбиркома выставили около 9.00. Публике это объясняли незначительным разрывом между соперниками, что само по себе абсурдно, так как подведение итогов - это техническая процедура, а для, например, пересчета голосов, что само по себе исключительное явление, необходимы весомые основания.

В целом разрыв между кандидатами в ОИО № 4 был не очень значительным. При этом на участках, подчиненных Фрунзенской территориальной избирательной комиссии, результаты распределились в пользу Алексеевой, которая на 530 голосов обошла Бондаренко. А по участкам Октябрьской ТИК первым был коммунист, опередивший эсерку на 588 голосов. В результате в целом по округу у Бондаренко оказалось всего на 58 голосов больше, чем у Алексеевой.

В целом разрыв между всеми кандидатами в округе был не слишком значительным. Это объясняется лишь тем, что никто из них не вел активной кампании, раз даже самовыдвиженец Сергей Бурханов, выступавший как "технический" кандидат, показал весьма достойный результат - избирателям было просто все равно, за кого голосовать.

Победить вполне могла и справедливоросс Алексеева, однако, по нашим подсчетам, у нее фактически украли мандат. Такой вывод с учетом специфической политической подоплеки избирательного процесса напрашивается при знакомстве с результатами выборов на УИК в округе № 4.

Лидерство Бондаренко обеспечили несколько участков в Октябрьском районе, где у него было зафиксировано 10-кратное и более превосходство над основным соперником. Причем такого феномена не было ни на одном УИК во Фрунзенском районе. Почти везде, в том числе и на большинстве УИК Октябрьского района, между ними была разница в десятки голосов, иногда даже в единицы. В единичном случае, на УИК № 363 во Фрунзенском районе, разрыв был почти трехкратным, но в пользу Алексеевой, а не коммуниста, что тоже странно с учетом итогов голосования по партспискам, ведь на этом участке "красные" записали в свой актив 35,99%.

Поэтому можно предположить, что то давление, которое Сараев оказывал на председателей территориальных избиркомов, имело целью обеспечить необходимый баланс голосов в соответствии с достигнутыми кулуарными договоренностями, а вовсе не ради повышения процента за "ЕР". Отсюда и ненормальные диспропорции на участках, а также запоздалое предоставление данных об итогах голосования по Саратову. Такая неаккуратность объясняется, по всей видимости, еще и тем, что перед ТИКами была поставлена трудновыполнимая задача - достичь определенных цифр без скандалов и математических аномалий вроде 62,2% за "ЕР", как это было на выборах в Госдуму в 2016 году. Однако, видимо, из-за невозможности подбить нужные цифры на многих участках пришлось "дорисовывать" результаты в пользу парламентской оппозиции, которая в противном случае рисковала не получить обещанного. Итогом этого как раз и стали фантастические результаты КПРФ и "СР", слишком хорошие показатели ЛДПР и мизерные проценты "ЕР" на многих УИК областного центра, а также последовавший за этим скандал с оргвыводами в кадровой плоскости.

Непубличная дипломатия, обеспечившая Валерию Радаеву легитимность, в перспективе дорого обошлась "Единой России". В областной думе, которую местные партбоссы использовали в качестве разменной монеты, сформировалась достаточно мощная группа депутатов-коммунистов из пяти человек, которая уже через год начала задавать тон в региональном парламенте, периодически и вовсе блокируя его работу. Время от времени на руку облдепам от КПРФ играет и жириновец Станислав Денисенко, который тоже охотно тренирует дезориентированных единороссов. Примерно себя ведет разве что эсер Зинаида Самсонова, которая знает, что уже второй созыв балансирует на грани непрохождения в облдуму по процентам.

"Красная" фракция стала особенно активна после ухода из областного заксобрания Ольги Алимовой, которая уже на следующий год успешно избралась по одномандатному округу в Госдуму. Мандат федерального парламентария "ЕР" тоже подарила: на освободившееся после смерти депутата Олега Грищенко место партия власти не стала выдвигать своего представителя, что, кстати, противоречит уставу "Единой России". Поэтому глава Саратовского обкома КПРФ без труда победила в зачищенном под нее округе.

Теперь же на площадке облдумы постоянно присутствует антипутинская риторика, в адрес федеральных и местных политиков звучат оскорбления, а площадная брань и стычки, периодически доходящие до драки, стали почти брендом губернского законодательного собрания. Как видим, все это является "достижением" тех, кто пропустил в парламентский зал экспрессивного коммуниста Бондаренко и его соратников, которые ярко контрастируют со своим предшественником, единственным депутатом облдумы пятого созыва от КПРФ Сергеем Афанасьевым, который сидел тише воды ниже травы и которого единороссы по-отечески опекали и даже приглашали на партийные тусовки.

Но парламентарии-коммунисты обязаны единороссам не только своими депутатскими креслами и трибуной, которую они теперь используют по своему усмотрению.

Помимо политического ресурса представители партии власти помогли оппонентам и финансово, а также сыграли важную роль в их медийной раскрутке, особенно Николая Бондаренко, для которого площадка законодательного органа стала своего рода школой молодого бойца, а оппоненты из партии власти - боксерскими грушами, на которых отрабатывают удары для последующих битв более высокого уровня.

О том, как "ЕР" некоторое время финансово подпитывала молодого коммуниста и какие меры предпринимает теперь, чтобы загнать его обратно, мы тоже скоро расскажем.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.3 1 2 3 4 5

Главные новости