Уголовные дела фермеров. Умысел задним числом, абсурд и "карательный орган"

6045

20 апреля, 13:15

Громкая история с оправдательным приговором фермеру из Саратовской области Гюзель Каримовой, о которой подробно рассказала "Российская газета" (издание правительства России), может повториться.

Об этом ИА "Взгляд-инфо" сообщил адвокат Евгений Алексеев, который защищал Каримову в суде.

Сейчас он представляет интересы агрария Асхата Зулкарнаева, которого также обвиняют в мошенничестве с государственной финансовой поддержкой.

По словам Алексеева, "к сожалению, сейчас сложилась такая практика, когда никто не думает о судебных перспективах рассмотрения дел".

"Раньше как-то хотя бы побаивались возможности оправдательного приговора, а сейчас, в последние три-четыре года, фантазии следователя и прокурора по поводу статей Уголовного кодекса иногда просто за гранью. Мне кажется, это связано со странным внутренним убеждением.

Речь идет о том, что лучше показать и заявить о своей готовности на любые действия в отношении гражданина, чем проявить так называемую "мягкотелость". Вдруг кто-то подумает, что за этим стоит встречная "благодарность".

Это просто перевешивает здравый смысл. У меня практика достаточно большая, и я знаю, о чем говорю. Борьба с коррупцией – дело замечательное, но она имеет интересные побочные эффекты. Работники правоохранительной системы больше боятся проявить "мягкотелость" вместо того, чтобы добросовестно добиваться истины. Я не слышал, что какого-либо работника правоохранительных органов наградили, вручили грамоту за то, что он не допустил незаконного уголовного или административного преследования гражданина и отказался это делать", - считает Алексеев.

Он подчеркнул, что подобного рода нравственные "метания" представителей прокурорско-силовой системы, мягко говоря, обострились после нескольких громких уголовных дел на федеральном уровне.

Евгений Алексеев акцентировал внимание на том, что в региональном разрезе подобные уголовные дела приобретают новые формы и содержания. По его словам, обвинительный уклон следствия и прокуратуры проявляется сейчас крайне гипертрофированно и изощренно.

Ко всему прочему, по мнению адвоката, добавляется низкое качество исполнения полномочий со стороны прокуратуры.

Правозащитная роль надзорного ведомства, декларируемая во время многочисленных совещаний на самом высоком уровне, девальвируется и разбивается об элементарное безразличие рядовых сотрудников, убежден собеседник. Примерами как раз являются уголовные дела в отношении Гюзель Каримовой и Асхата Зулкарнаева, считает адвокат.

"К примеру, сейчас в Новоузенском районном суде (подразделение, расположенное в Александровом Гае) рассматривается дело в отношении Асхата Зулкарнаева. Примерно одинаковое дело с Каримовой. Здесь вообще проявляется очень интересная тенденция.

В силу должностных обязанностей участники разбирательств должны хотя бы читать уголовное дело. Но они даже не читают.

В обвинительном заключении, утвержденном прокурором, написано, что умысел у обвиняемого возник в июне 2019 года, а преступление он совершил в июне 2018 года! Этот тезис поступил прокурору, прокурор утверждает обвинительное заключение, даже не читая его. Если бы он его читал, он бы его исправил, но нет… Потом идет в районный суд, где так же, не читая материалы, принимается решение. Пишется приговор, где повторяется эта ошибка. Такое впечатление, что взяли просто текст с флешки следователя. Так быть не должно… Итог: дошли до кассации – теперь дело направлено на повторное рассмотрение", - отмечает собеседник агентства.

Евгений Алексеев, развивая мысль, отметил следующее:

"Что по делу Каримовой, что по делу Зулкарнаева: они не просто получали гранты, но и заключали специальное соглашение. Этот документ тоже нужно было исследовать. Там ведь был график забоя скота, но, к примеру, Каримова его не нарушила.

Никто ничего не читал. Она купила скота на 1,5 млн рублей с гранта и своих голов купила. Но через три года у нее поголовье увеличилось, что и требовалось согласно постановлению правительства. Никто это не читал. Ее уговорили признаться в совершении преступления и просто обманули.

У Зулкарнаева такая же ситуация. В марте каждого года "министерство сельских посадок" объявляет о планах по поддержке мясного производства. В марте определяется размер этих дотаций и до середины мая никто не знает о размере поддержки. Зулкарнаев в январе сообщил в Росстат о размере своего поголовья, сдал соответствующую справку. То есть каким-то способом он заранее предусмотрел размер поддержки? Получается, он изменил данные в справке Росстата? Это же просто абсурд", - рассказал адвокат.

Господин Алексеев резюмировал, что "внеэкономическое регулирование цены на мясо, молоко, яйца и так далее путем рейдов прокуроров по ларькам и магазинам, просто невозможно", а министерство сельского хозяйства Саратовской области, по его мнению "превращается в карательный орган, а не орган поддержки сельхозпроизводителей".

Правовую и консультативную помощью фермеру Зулкарнаеву также оказывал уполномоченный по защите прав предпринимателей Михаил Петриченко.

По его словам, изначально вся ситуация "для нас совершенно очевидна, мы не видим здесь уголовного преступления".

"Фермеры уже боятся получать гранты, чтобы не подвергать себя риску необоснованных проверок", -  подчеркнул Петриченко в комментарии ИА "Взгляд-инфо".

Материал подготовил Рамиль Бахтеев

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.63 1 2 3 4 5

Главные новости