Свободу Людмиле Никитиной!

Вину за ЧП в детском лагере "Солнышко" возложили на тренера

Выслушал рассказ Антон КРАВЦОВ

3659

6 февраля 2013, 10:00

Как это случилось, тренер-преподаватель Людмила Никитина помнит в деталях. Первый день первой смены в детском спортивном лагере "Солнышко" был омрачен трагедией. На одиннадцатилетнего школьника Артема Митрошина упали футбольные ворота. Чудом мальчику удалось выжить. Потребовалась срочная операция. Врачи констатировали у ребенка разрыв печени и селезенки. К счастью, сейчас Артем поправился. Главной обвиняемой следствие "назначило" Никитину. Правоохранители уверены, что в случившемся виновата именно она, а не администрация лагеря или чиновники – члены комиссии по приемке учреждения. Против уголовного преследования тренера уже выступило журналистское сообщество и Общественная палата Саратовской области. Руководство ОП обратилось к губернатору Валерию Радаеву с просьбой обратить внимание на несправедливость. Накануне начала судебного процесса корреспондент "Взгляда-онлайн" встретился с обвиняемой и выслушал ее.

       

Людмила Александровна – высокая и стройная женщина. Более четырнадцати лет, отданных тренерскому труду в легкой атлетике, не прошли напрасно. За свою карьеру Никитина воспитала бронзового призера на соревнованиях по Южному федеральному округу Алексея Павленко, а также двух призеров всероссийских соревнований. Сейчас Людмила работает в СДЮСШ Олимпийского резерва № 6.

Мы сидим в кофейне напротив "Динамо" – родного стадиона преподавателя. Людмиле сложно вспоминать тот день. Эмоционально сложно.

"Мы должны были приехать в лагерь к десяти часам утра. Ехали туда колонной на шести машинах. Где-то полчаса провели в медпункте, пока всех ребят посмотрели, а потом пошли расселяться, – рассказывает Людмила, глядя в одну точку. – Мы были расположены в трех домиках. Они там были самые крайние. Выяснилось, что в домике девочек одной койки не хватает. Мы начали перетаскивать ее из другого домика. Все время мы были с родителями. Около 12 часов они начали разъезжаться, в том числе уехала и мама Артема. Мальчишки взяли мяч, я это видела. У них глаза горели, они хотели поиграть". Тренер не могла отказать мальчишкам, когда они попросили погонять мяч – дети были в лагере первый раз.

В "Солнышке" есть большая спортивная площадка, на которую можно попасть только с воспитателем, согласно расписанию, и лишь после того, как администрация выдаст ключи. В обычное время площадка закрыта.

"Я писала Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке о том, что Никитина невиновна. К Людмиле Александровне я никаких претензий не имею, потому что она спасла моего ребенка", – рассказала Юлия. Мама Артема считает, что в ЧП виновны чиновники, закрывшие глаза на нарушения: "Мое личное мнение – в этой ситуации виновны члены комиссии, которая принимала лагерь".

Я подливаю Людмиле чай. "Где-то около часа дня я побежала за мальчишками. Я думала, что они у дебаркадера. Там тоже есть площадка. Как раз мне навстречу бежал Слава, один из трех мальчиков. Он сказал, что на Артема упали ворота. Я побежала на спортивную площадку. Он сидел на трибуне, ближе к входу. Когда я его увидела, это было ужасно. Он был весь белый, он хрипел, но я почему-то понимала, что он говорит", – продолжает тренер дрожащим голосом.

Артем сказал тренеру, что повис на воротах. Людмила Александровна пыталась вызвать "скорую" с мобильного телефона, но соединения не было. Мальчик говорил, что у него очень сильно болит живот, он начинал терять сознание. Счет шел на минуты. Вместе с подоспевшей медсестрой тренер перенесла Артема в тень, под дерево, подальше от раскаленного резинового покрытия на спортивной площадке. "Медсестра сказала, что его нужно положить, начала вызывать у Артема рвоту. Они его чем-то кололи, он очнулся. Все было сумбурно, непонятно было даже – вызвали они "скорую" или нет. Наверное, они хотели сами справиться", – делится воспоминаниями Никитина.

Не раздумывая, тренер донесла мальчика до своей машины, уложила его и отправилась навстречу медикам. Уже в черте Саратова Артема пересадили в неотложку и сразу же повезли в операционную. "Мама Артема звонила мне каждые пять минут, после того как я сообщила о случившемся. Она спрашивала, жив ли ее сын. Она приехала сразу к больнице. До позднего вечера мы стояли и ждали окончания операции. В лагерь я вернулась, когда было уже совсем поздно", – говорит Людмила, и на ее глазах выступают слезы. Мы ненадолго прерываемся и молчим. Из динамиков играет какая-то беззаботная и совсем неуместная мелодия.

Почему обвиняют именно Людмилу – непонятно совсем. Как будто кто-то из большого начальства пытается уйти от ответственности, принося в жертву ни в чем не повинного тренера.

"То есть получается, что первая ответственность на мне, но я не считаю, что это правильно. Вообще, я была уверена, что эта площадка закрыта, потому что в предыдущие годы мы брали от нее ключ по расписанию. Не было такого, что в любой момент можно было поиграть на площадке…", – возмущается тренер.

Изначально следствие обвиняло в халатности администрацию лагеря, но потом вдруг все изменилось.

"Я думаю, что если бы это случилось не в государственном лагере, а в коммерческом, обвиняли бы в случившемся не меня, а администрацию лагеря. И даже в этой ситуации изначально было так: в статье фигурировала фраза "по халатности должностного лица", но потом, видимо, решили, что я самое удобное лицо для обвинения", – рассуждает Никитина.

Людмила Никитина: "Как раз мне навстречу бежал Слава, один из трех мальчиков. Он сказал, что на Артема упали ворота. Я побежала на спортивную площадку. Он сидел на трибуне, ближе к входу. Когда я его увидела, это было ужасно. Он был весь белый, он хрипел, но я почему-то понимала, что он говорит".

Сегодня ее дело слушают в суде Саратовского района, на территории которого и находится лагерь (он входит в зону ответственности администрации Саратова). Адвокат Никитиной Геннадий Костеров утверждает, что его подзащитная не имеет к случившемуся никакого отношения.

В ее деяниях не было злого умысла, а в том, что футбольные ворота оказались не закреплены, виновата скорее администрация лагеря, а никак не наемный тренер.

Родители воспитанников лагеря поддерживают Людмилу Александровну. Мама Артема Юлия Раздивилова говорит о том, что у нее нет претензий к тренеру.

"Я писала Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке о том, что Никитина невиновна. К Людмиле Александровне я никаких претензий не имею, потому что она спасла моего ребенка", – рассказала Юлия.

Мама Артема считает, что в ЧП виновны чиновники, закрывшие глаза на нарушения. "Мое личное мнение – в этой ситуации виновны члены комиссии, которая принимала лагерь", – сказала мама мальчика.

Теоретически, если между обвиняемой и потерпевшей будет подписано соглашение о примирении, то Никитиной не грозит срок, но и работать с детьми она не сможет – таковы российские законы. Перспективу потери права на профессию Людмила Александровна воспринимает тяжело:  "Работа для меня – одна из важных ценностей в жизни. Я всегда занималась преподаванием и не могу представить себя вне своей любимой профессии".

"Я не знаю, почему так случилось, почему Артем именно в этот момент туда пошел, почему я отвлеклась, почему спортивная площадка была открыта? Какое-то несчастливое стечение обстоятельств. Когда случилась эта история, выяснилось, что Артем некрещеный. Когда дело между жизнью и смертью, мы обращаемся к Церкви. Я позвонила его маме, мы решили его окрестить сразу же, как он придет в себя. Решили, что крестной матерью буду я. А крестным отцом стал Михаил Аверьянов – директор лагеря", – вспоминает Людмила Никитина.

Сейчас она и мама мальчика надеются на то, что "Господь Бог не окажется равнодушным к судьбе", а "земной суд вынесет справедливое решение".

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.5 1 2 3 4 5