Открытые в СССР

Когда торговые вывески не меняются десятилетиями

По магазинам ходила Анастасия ХЛОПКОВА. Фото автора

12381

21 августа 2014, 09:00

Саратовских магазинов с интересным прошлым осталось не так уж и много. Среди всего торгового многообразия они выделяются не только своими лаконичными именами, но неизменным экстерьером и интерьером. Саратовцы поколениями захаживают в эти магазины, кто-то с удовольствием, по старой памяти, другие по инерции. Корреспондент ИА "Взгляд-инфо" побывал в магазинах на проспекте Кирова и заглянул за прилавки.

 

И орешки все грызет…

Зайти в "Белочку" – все равно что попасть в прошлое, побывать в детстве. Кажется, что более чем за полвека существования магазина в нем ничего не изменилось: здесь все та же родная обстановка, все так же сладок конфетный аромат и даже мороженое по-прежнему подают чуть ли не в советских металлических креманках. Внутри даже сохранились прежние, правда, немного потускневшие, деревянные витрины, возвышающиеся до трехметрового потолка. Неизменный стиль "Белочки" угадывается во всех деталях оформления: это и конфеты, уложенные пирамидкой, и огромные старые весы "Тюмень", и советские игрушки в зале.

И как прежде руководит магазином его первый директор Елена Зорина. "В 1942-м в семнадцать лет я ушла на фронт, была радистом, вспоминает Елена Михайловна. Меня сразу направили в Сталинград, где я подготовила тринадцать радистов, а потом с ними же несла службу. С военными частями прошла всю Украину. 10 января 1945 года в Сталинграде меня представили к правительственной награде".

Вместе с Еленой Михайловной направляемся в директорский кабинет. Кажется, что за долгие годы его стены и мебель основательно пропитались стойким ароматом какао. Кабинет Зориной – это тоже такой маленький музей советского быта, среди его экспонатов – радиоприемник, лампочка, деревянные счеты, шкаф, стол.

Зампред горисполкома разрешил Елене Михайловне назвать магазин на свой вкус. Логотип и дизайн интерьера она тоже сама придумала: "Я тогда часто ездила в командировки, где-то подсмотрела чужие идеи. Например, "Белочка" отчасти похожа на московский "Елисеевский" магазин". Ничего в своей "Белочке" Зорина категорически менять не хочет – чтобы место не потеряло неповторимую индивидуальность.

Из современного – многочисленные дипломы и награды. "После войны в Саратове организовали специальные школы для участников войны, – продолжает рассказывать Зорина. – Я прошла курсы торговли, после и сама преподавала, готовила продавцов-продовольственников. В 1949-м меня назначили директором "Чая", магазина № 13. И тринадцать лет я в нем проработала. А в 1962-м меня перевели в этот магазин № 9. До моего прихода он снабжался только от "Красного Октября". Помещение находилось в запущенном состоянии, серое, непрезентабельное. Можно сказать, что с моим приходом все и изменилось".

Зампред горисполкома, курирующий тогда торговлю, разрешил Елене Михайловне назвать магазин на свой вкус. Логотип и дизайн интерьера она тоже сама придумала: "Я тогда часто ездила в командировки, где-то подсмотрела чужие идеи. Например, "Белочка" отчасти похожа на московский "Елисеевский" магазин. Но в основном каждую деталь прорабатывала сама. Как, допустим, ту же белочку, наклеенную на зеркале". Ничего в своей "Белочке" Зорина категорически менять не хочет – чтобы место не потеряло неповторимую индивидуальность.   

В 2002 году областное министерство экономики делегировало Елену Михайловну в Москву на конгресс лучших менеджеров, где многолетнего директора самого вкусного саратовского магазина наградили международной премией имени Петра Великого.  

 

Война за метры

Торговое пространство Немецкой улицы саратовские купцы и торговцы начали осваивать еще в конце позапрошлого века. Но то совсем давняя история. А в 1930-1940-е годы на проспекте Кирова стали открываться те самые магазины, названия которых пережили десятилетия. В 1936-м первые покупатели пришли в "Дом книги" и "Головные уборы", в 1944-м на углу проспекта и улицы Горького обосновались "Рыба" и "Охота", к сожалению, не дотянувшие до наших дней ("Рыба", кстати, окончательно исчезла из центра города не так давно, в 2008 году).

В конце сороковых появились и другие долгожители – такие как "Чай", "Табак", "Спорттовары". В начале шестидесятых – "Белочка" и "Часы", недавно отметившие свое пятидесятилетие. В этот список уже можно включить и универмаг "Детский мир", открывшийся в 1987-м. Кстати, многие из этих торговых точек находятся в собственности директоров, возглавивших их в 1960-1980 годы, поэтому обо всех изменениях можно узнать из первых уст.

"У нас работала уборщица Клавдия Ивановна, и она рассказывала: во время войны в нашем здании размещалась столовая, которую в 1949 году переоборудовали в магазин, – делится руководитель "Спорттоваров" Раиса Малофеева. – Первые пять лет в нем что только не продавали. Лишь в 1953-м он получил спортивную направленность. Правда, спорттоваров как таковых в то время тоже особо не было. Продавали трико, шаровары и полукеды". В семидесятые-восьмидесятые большая часть товара была дефицитом. Так что если в "Спорттовары", допустим, и приходили мячи, то их сразу распределяли по спортивным обществам – несколько штук для "Динамо", сколько-то для "Спартака" или "Торпедо".

Директор магазина "Часы" Наталья Вакуленко подтверждает, что в те годы все разбирали мгновенно, товар не лежал мертвым грузом на прилавках. А вот в начале 1990-х с поставками возникли трудности, так как организации-поставщики, тот же "Спорткультторг", прекратили действовать. Предпринимателям пришлось самим напрямую налаживать контакты с заводами-производителями, а чтобы продержаться на "рынке" – изменить своей узкой направленности. "Приходилось выживать, поэтому мы и колготками торговали, и многим другим, – признается заведующая "Домом книги" Алла Кузнецова. – К тому же книжный рынок не был так насыщен, как сейчас, а продолжал быть бедным".

Приходилось буквально выживать, соглашаются другие директора, отстаивать свою территорию. По словам участницы Великой Отечественной войны Елены Зориной, с рэкетирами ежедневно приходилось практически воевать. "Они приходили в магазины, около дома встречали, – возмущается директор "Головных уборов" Алевтина Мартынова. – Я ходила в милицию, они мне давали сопровождающего с пистолетом, который шел со мной до дома. А мне выдавали маленькое записывающее устройство, которое вставлялось в рукав дубленки. Рэкетиры прямо говорили: "Если бы ты не была бабой да в таком возрасте, мы бы тебя просто вывезли в лес и подвесили вверх ногами". Так поступили с бывшим директором Центрального универмага Евгением Петровичем, он остался инвалидом".

Еще одним переломным моментом в истории старых магазинов стал 1998-й, год дефолта, когда сильно пострадала вся российская экономика. А для "Дома книги" очередным переломным оказался и 2005-й, когда помещения пытались изъять для госнужд. Деловые предложения съехать поступают к предпринимателям и сейчас. Например, "Спорттоварам" предлагали продать площади одной московской компании, захотевшей в старинном здании открыть очередную пивную лавочку. Но руководство магазина отказалось.

 

Неизменный стиль

Невзирая на все перипетии и кризисы, магазины-долгожители старались сопротивляться новым веяниям. "Когда в девяностые все кинулись менять названия на "Танюш-Катюш", мы не поддались общему настроению перемен, а сохранили вывеску и наш стиль, – гордится Алевтина Мартынова. – Я человек старых взглядов. Когда училась в торговом университете, нам объясняли, что названия должны быть говорящими и понятными всем".  Кардинальных внутренних перемен, как утверждают владельцы, магазины не претерпели. Максимум – расширили площадь за счет того, что убрали склады. После этого в "Часах", к примеру, сделали отдельный зал со швейцарской коллекцией.

Здание, в котором размещается "Дом книги", – памятник архитектуры, и поэтому серьезные перемены в планировке здесь вносить не положено. "От нас требуют, чтобы мы минимально меняли стиль первого этажа. Там сохранились деревянные стеллажи высотой в три с половиной метра. Это неудобно, покупателю трудно самостоятельно добраться до верхних полок. Да и современные требования торговли предполагают более емкие стеллажи. Кроме того, мы пятнадцать лет занимаем второй этаж, но из-за конструкции здания и из-за того, что оно относится к памятникам, не можем оборудовать тут эскалатор", – сетует заведующая Алла Кузнецова.

Лицо города, его историю создают не только старинные особняки и памятники архитектуры, но и то, что расположенные в них магазины годами не меняют вывески. Великое дело – городские традиции. Разве плохо за часами, чаем или футбольным мячом пойти в привычные места? Или по семейной традиции отвести своих детей именно туда, где когда-то вам самим папа или мама покупали книги и конфеты?

Хотя после завершившегося в прошлом году капитального ремонта некоторые изменения в экстерьере все-таки произошли: с фасада здания убрали гипсовую книгу. Символ "Дома" потрескался, основа у книги была деревянная. Восстановить же или воспроизвести ее заново ремонтники не смогли или не захотели.

Из ветеранов проспекта уйти в подполье пришлось только магазину, торгующему табачными изделиями. После вступления в силу антитабачного закона продавцы убрали с витрин всю продукцию, кроме зажигалок и других мелочей для курильщиков. Но, говорят, такие изменения мало отразились на посещаемости магазинчика.

Лицо города, его историю создают не только старинные особняки и памятники архитектуры, но и то, что расположенные в них магазины годами не меняют вывески. Великое дело – городские традиции. Разве плохо за часами, чаем или футбольным мячом пойти в привычные места? Или по семейной традиции отвести своих детей именно туда, где когда-то вам самим папа или мама покупали книги и конфеты?

Конечно, мы назвали далеко не все старые магазины Саратова. Прошлись только по проспекту Кирова и не побывали в "Свете" на Горького или в "Хозтоварах" в Мирном переулке. "Взгляд-онлайн" предлагает читателям присоединиться к ностальгическим воспоминаниям и в комментариях дополнить этот список.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.65 1 2 3 4 5