Детка за репку

Что способны сочинить перед экзаменом сегодняшние школьники?

Темы узнавала Елена БАЛАЯН. Фото Филиппа КОЧЕТКОВА

4426

21 января 2015, 09:00

"Главное в этом деле фактор внезапности. Важно менять правила игры каждый год и желательно среди учебного года",  желчно комментировали интернет-пользователи бодрые высказывания министра образования Ливанова о возврате школьного сочинения. Выпускники и их родители действительно узнали об обязательном "президентском" сочинении лишь в начале учебного года, а писать его пришлось уже в декабре.

Естественно, что подготовиться никто толком не успел, зато ажиотаж возник колоссальный. Возможно, он и помог учителям и школьникам мобилизовать все свои мыслительные ресурсы, так что отделались в итоге легким испугом: со старым-новым сочинением не справились лишь 2,5% саратовских одиннадцатиклассников.

 

"Они садились и списывали"

"Моя дочь, как и все выпускники 2015 года, оказалась в очень затруднительном положении о предстоящем сочинении мы узнали за четыре месяца до экзамена, – рассказывает мама выпускницы и филолог по образованию Ольга Юдаева. – До этого детей готовили только к эрзац-варианту сочинения, которое требуется для ЕГЭ, а саму подготовку рассчитали на весь учебный год. Естественно, наши дети и испугались, и растерялись. Учитель сразу предупредил, что это должно быть не просто сочинение по литературе, а некое письменное рассуждение, демонстрирующее широкий кругозор ребенка, знание исторических фактов, умение аргументированно доказывать свою точку зрения, приводить примеры из книг и собственного жизненного опыта. Все одиннадцатиклассники нашего лицея с заданием справились, "черт" оказался не таким страшным, как его "намалевали". Единственное, всем не хватило литературной базы для рассуждения: к сожалению, сейчас на уроках больше смотрят киноверсии классики, чем читают первоисточники".

Выпускное сочинение в школах не пишут уже больше десяти лет – с тех пор, как экзамен стал проходить в форме ЕГЭ. Конечно, нужно было долго и упорно отказываться от прежнего формата, чтобы потом вновь вернуться к исходной точке. Хотя саратовские учителя надеются, что все-таки не к исходной: старое сочинение себя сильно скомпрометировало. Его темы практически всегда были известны заранее, ученики приходили в класс с готовыми шпаргалками.

Когда сочинение из школ стало постепенно вымываться, стало ясно: оно все-таки было благом, поскольку давало хоть какую-то установку на умственное творчество. Что же до компрометации, учителя надеются, что сегодня этого не произойдет: все темы еще свежие. Хотя сразу после декабря их быстренько растиражировали коммерсанты от образования, в интернете появились разные вариации текстов и даже наспех сварганенные сборники по доступным ценам.

"Они садились и списывали, а мы делали вид, что этого не замечаем, иначе это было бы непатриотично", – вспоминает старую практику учитель русского языка и литературы саратовского Восточно-Европейского лицея Наталия Гусакова.

"Скепсис с годами возрастал, и все прекрасно понимали, что никаких следов творчества в подобных сочинениях нет. Было списывание-переписывание, была ложь. Хотя случались, конечно, и счастливые исключения и счастливые случаи", – поддерживает коллегу научный руководитель Института филологии и журналистики СГУ Валерий Прозоров.

Когда сочинение из школ стало постепенно вымываться, уступая место егэшной части "С", довольно куцей и шаблонной, стало ясно: оно все-таки было благом, поскольку давало хоть какую-то установку на умственное творчество. Что же до компрометации, учителя надеются, что сегодня этого не произойдет: все темы еще свежие и стали для школьников полной неожиданностью.

Хотя сразу после декабря их быстренько растиражировали коммерсанты от образования, в интернете появились разные вариации текстов и даже наспех сварганенные сборники по доступным ценам. В будущем году интернет наверняка замрет в ожидании грядущего "слива", так что превратиться в профанацию у нынешнего сочинения тоже есть все основания.

 

Созвучие и диссонанс

Сегодня сочинение пишут не просто для общего развития. Оно будет являться обязательным допуском к ЕГЭ, за него вузы будут иметь право начислять дополнительные баллы – максимум 10. При этом критерии оценки каждый вуз установит свои. Сейчас в региональном Центре оценки качества образования проводится сканирование оригиналов сочинений для размещения их в федеральной информационной системе обеспечения проведения ЕГЭ, доступ к которой будут иметь все вузы страны. Если егэшная часть "С" писалась на страничку, то сочинение школьники ваяли целых три часа.

Шкалу оценки пока выбрали довольно мягкую, зачет-незачет, учитывая, видимо, всеобщую неподготовленность. Плюс у тех, кто не справился, есть двойной шанс на пересдачу – в феврале и мае. По мнению министра образования Саратовской области Марины Епифановой, так было минимизировано психологическое напряжение детей. "Ребенку не надо было бояться, что вот он получит маленькое количество баллов и на этом его жизнь закончится", – успокоила министр.

В этом учебном году в регионе сочинение писали 10842 ученика 11-х классов и 13 выпускников прошлых лет. Школьникам было предложено выбрать одну из пяти тем. Около 58% выпускников писали "Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне". Накануне 70-летия Победы военная тема была предложена подросткам всех школ России, в столице она тоже оказалась самой популярной по выбору.

16% семнадцатилетних юношей и девушек предпочли романтику и принялись рассуждать – "Что важнее: любить или быть любимым?". Остальные голоса распределились между автором "Мцыри" ("Чем творчество М.Ю. Лермонтова может быть интересно современному читателю?") и философскими изысканиями на темы природы и взросления ("Природа и внутренний мир человека: созвучие и диссонанс" и "Какие события и впечатления жизни помогают человеку взрослеть?").  

Наибольшие споры вызвала тема про любовь. Мнения педагогов, родителей, детей и чиновников разделились.

"Тема должна быть по возрасту, а что важнее – любить или быть любимым вопрос для человека пожившего, и то он толком не ответит на него", – размышляет Наталия Гусакова.

"А я бы, напротив, эту тему взял: она будит мысль, дает возможность поразмышлять. Это не наши традиционные "Роман Горького "Мать" – образец соцреализма", – признался Валерий Прозоров.

Марине Епифановой любовная тема тоже по душе: "Да вы что, как же не по возрасту? Любовь она вообще приходит в первом-втором классе, так что я думаю, все это своевременно и нормально".

Шкалу оценки пока выбрали довольно мягкую, зачет-незачет, учитывая, видимо, всеобщую неподготовленность. Плюс у тех, кто не справился, есть двойной шанс на пересдачу – в феврале и мае. Школьникам было предложено выбрать одну из пяти тем. Около 58% выпускников писали "Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне". 16% семнадцатилетних предпочли романтику – "Что важнее: любить или быть любимым?".

По общему мнению, писать сочинения школьники разучились. И это не их вина – их просто этому не учили. И школьные учителя за последние годы разучились учить писать сочинение, поскольку главной задачей педагога было – подготовить ученика к ЕГЭ.

По словам заслуженного учителя РФ Наталии Гусаковой, входившей в проверочную комиссию, наиболее распространенная ошибка нынешних сочинений – школьники не умеют видеть ключевые слова и берут тему слишком широко, уходя далеко в сторону от поставленного вопроса. Они рассуждают просто о войне или просто о любви, вместо того чтобы раскрывать заданную проблематику. Также детям не хватает начитанности.

"Отличие этого сочинения в том, что оно требует соединения публицистики с литературоведческим анализом. Ставится проблема, которая, с одной стороны, предполагает свободу мышления, с другой – ссылки на литературные источники, которых должно быть не меньше двух. И когда в качестве дружной семьи в пример приводят "Репку", то, с одной стороны, это хоть и неожиданно, но допустимо. С другой возникает вопрос: не единственное ли это произведение, которое человек читал?" – улыбается педагог.  

Некоторые особо сознательные школьники с учителями согласны и готовы переносить все тяготы подготовки ради хорошего результата.

"Я выбрал тему о войне, мне она показалась как-то ближе, – делится ученик 11 класса саратовской школы № 5 Егор Сучков. – И я доволен результатом, мне кажется, я хорошо написал. Мне писать сочинение понравилось больше, чем егэшное эссе. Нет ограничений, есть где развернуться мысли. Пришлось много читать, вспоминать ранее прочитанное, и все это за короткое время. Но я не жалею. Я думаю, что это хорошая идея – вернуть в школу сочинения. Мы все, и правда, стали мало читать, разучились формулировать мысли".

Мама Егора Светлана Михайловна тоже считает сочинение благом, но о потраченных усилиях говорит более эмоционально: "Мы очень сильно переживали, нервничали, с августа занимались с репетитором. Была проделана колоссальная работа. У Егора очень хороший учитель, она с ними перелопатила столько всего и буквально валилась с ног! Но я сама учитель и считаю, что сочинение – это в принципе хорошо. Детям это должно пойти на пользу".

 

Все совпало

Профессор Прозоров идею возврата сочинения горячо поддерживает. Доверенное лицо президента Путина и сопредседатель Саратовского регионального отделения Общероссийского народного фронта, он неоднократно ратовал за это на различных совещаниях. В последний раз написал о необходимости вернуться к сочинительской практике на своей страничке на сайте доверенных лиц президента и – о, чудо! – вскоре после этого стало известно, что сочинение возвращается.

"Я думаю, что это, конечно, совпадение, но это счастливое совпадение.  Капля камень точит: очень многие педагоги говорили о том, что надо вернуть школьные сочинения. Когда голос общественности бывает услышан, это, безусловно, хорошо", – констатирует инициатор.  

Валерий Владимирович согласен, что написание сочинения – серьезный труд, к которому нужно готовиться, и отнюдь не несколько месяцев. И не только для того, чтобы получить больше баллов при поступлении. "Прибавлять баллы, скорее всего, будем, сейчас обсуждаем это в ректорате. Какие критерии оценки – тоже думаем. Все всполошились по поводу сочинений этого года, а это ведь еще ничем не подготовленные результаты. И школа сама еще не настроилась, должны быть методики обучения. Я не считаю, что возврат сочинения разрешит все проблемы и дети мгновенно станут умными и начитанными. Но если школа возьмется за это дело всерьез, некоторый умственный толчок, думаю, оно все-таки даст", надеется Прозоров.  

"Мы делаем вид, что "Война и мир" как была, так и остается, а здесь есть серьезные проблемы. Я не призываю изъять Льва Николаевича Толстого из школьной программы. Но, думаю, в школе должен быть дифференцированный подход: кому-то, достаточно прочитать несколько глав-сцен, кому-то чуть больше, кто-то вдруг осилит весь роман. Хотя, боюсь, весь роман, включая философские отступления, мало кто и из ныне здравствующих "взрослых" способен одолеть".

При этом он не думает, что решающую роль будет играть количество отведенных на литературу часов в школьном расписании. Все зависит от учителя: "Я знаю некоторые сегодняшние школы и понимаю, что если пребывание некоторых учителей сократить в десять раз, то это будет благо. И напротив, есть талантливые педагоги, которые за один-два урока могут чудо совершить".

Наталия Гусакова тоже считает, что литературной нагрузки в школе сегодня вполне достаточно. В ее лицее у шестиклассников три часа в неделю, у 10-классников непрофильных классов столько же, а в профильных гуманитарных классах – пять часов. "За это время можно искупаться в материале", – уверена педагог.

Она учительствует много лет и давно привыкла к тому, что правила игры в образовании регулярно меняются, эксперименты обрываются и снова начинаются. Наталия Леонардовна относится к этому философски, как, наверное, большинство закаленных отечественных учителей: "С ЕГЭ, к примеру, я давно смирилась. Во-первых, мне не нравилось многое в старой системе. Во-вторых, говорят, что тесты мешают формулировке мысли. Но если это задания для всех, то, может быть, и ничего страшного. В-третьих, часть "С" все-таки дает возможность развивать определенные стороны мыслительного процесса. А уж ЕГЭ по литературе вообще один из самых сложных экзаменов".

Видит учитель и безусловный плюс в мероприятии под названием "камбэк школьного сочинения": "Вот русский язык дети учат, и знаете, почему?  Потому что у нас по нему обязательный ЕГЭ. К литературе отношение другое. И попробуйте убедить, что она нужна для общего развития – для многих это слишком высокие причины. А тут вполне практичный аргумент в виде предстоящего экзамена. Это сразу же все меняет. Я даже попробовала провести эксперимент – дала в седьмом классе две темы: одна о книгах, другая о войне. Думаю, интересно, что они там напишут? Ничего, вполне прилично написали. Так что интерес к чтению, может, и повысится, во всяком случае, теперь есть мотивация".

 

Лицемерие на троечку

Чтобы эту мотивацию повысить, чиновникам от образования нужно всерьез подумать о существенном обновлении содержательной части программы русской литературы. Не все произведения, включенные в программу того или иного класса, дети способны воспринять адекватно, часто они просто проходят мимо таких текстов.

И это серьезная проблема, считает Валерий Прозоров, поскольку такой подход порождает лицемерие: ребенок делает вид, что он как бы прочитал, учитель – что он как бы ему верит. После такой узаконенной профанации остается мало шансов, что человек вернется к классическим текстам в более зрелом возрасте, сохранит хоть какой-то интерес.

"Тексты надо приблизить к возрастным и психофизиологическим возможностям ребенка, – говорит профессор СГУ. – Скажем, повесть "Капитанская дочка", имеющая в основании сказочную фабулу, девятикласснику будет интересна. А, например, драма-комедия Чехова "Вишневый сад" 15-летним человеком вовсе не воспринимается, я в этом убежден. Есть другие чеховские тексты, не драматургические, которые с этим возрастом вполне вровень. Но к этому надо очень осторожно подходить, вдруг заменить все тексты, чтобы учитель находился в состоянии полной растерянности непозволительно".

Проблема еще и в том, что поколение читателей, к которому можно отнести и школу как таковую, и самих педагогов, никак не научится считаться с поколением не-читателей, выросшим за последнее десятилетие.  А считаться с ними необходимо, причем без всякого снобизма, считает филолог, взгляды которого на преподавание литературы оказались неожиданно либеральными.

"Мы делаем вид, что "Война и мир" как была, так и остается, а здесь есть серьезные проблемы. Я не призываю изъять Льва Николаевича Толстого из школьной программы или оттеснить его на задворки. Но, думаю, в школе должен быть дифференцированный подход: кому-то, может быть, достаточно прочитать несколько глав-сцен, кому-то чуть больше, кто-то вдруг осилит весь роман. Хотя, боюсь, весь роман, включая философские отступления, мало кто и из ныне здравствующих "взрослых" способен одолеть", – полагает Прозоров. 

 

Интегралы не берем

Несмотря на все страсти по чтению, в этом году изменения для выпускников школ будут связаны не только с возвратом сочинения (которое можно расценивать и как зримое подтверждение объявленного президентом Года литературы).

В ЕГЭ по математике выпускники смогут выбирать между базовым и профильным уровнем: "Если ребенок выбирает базовый уровень, он получает зачет-незачет и возможность получения аттестата. А профильный ему потребуется при поступлении в вуз, и он будет оцениваться балльно".  Иностранный язык теперь будет состоять из двух частей – письменной и так называемого говорения, и их сдачу разведут по разным дням.

По словам Епифановой, новшества коснутся также математики и иностранного языка.  Государство решило облегчить жизнь тем, кто считает себя гуманитарием и для кого интегралы и дифференциалы – сплошная трата сил и времени. В ЕГЭ по математике выпускники смогут выбирать между базовым и профильным уровнем.

"Если ребенок выбирает базовый уровень, он получает зачет-незачет и возможность получения аттестата. А если профильный – то это тот экзамен, который ему потребуется при поступлении в вуз, и он будет оцениваться балльно", объясняет министр.  

Иностранный язык теперь будет состоять из двух частей письменной и так называемого говорения, и их сдачу разведут по разным дням. Цель новшества понятна: проверять нужно не только то, как человек на иностранном языке пишет, но и как он на нем изъясняется.

Впрочем, для начала неплохо было бы научиться излагать мысли на родном языке. Как заявил министр образования РФ Дмитрий Ливанов, главный результат, который государство ожидает увидеть и в этом году, и в ближайшее время, повышение интереса детей к изучению литературы, к чтению. Конечно, хорошо, если наши подростки научатся понимать книги, формулировать свои мысли, находить убедительные аргументы.

И не волнуйтесь, веселые перлы типа "Анна Каренина ехала в карете с поднятым задом" никуда не исчезнут. Даже если школьное сочинение в народе называют президентским.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.58 1 2 3 4 5