Пора и сев знать

Саратовские фермеры в думах об экономике, ценах и совести

В ситуации разбиралась Елена ТАЛПЭУ

4099

2 апреля 2015, 09:00

Неделю назад зампред правительства, министр сельского хозяйства Саратовской области Александр Соловьев в своем программном интервью нашему изданию рассказывал о готовности фермеров к посевной, об их настроениях и ожиданиях и о том, как первые лица губернии подбадривают руководителей хозяйств. Корреспондент ИА "Взгляд-инфо" решил узнать, насколько это у них получается? Что по этому поводу думают сами фермеры? Понимает ли их проблемы региональная власть? И готовы ли руководители хозяйств к весенним работам в условиях "санкционной" экономики?

 

От печали до радости

В первую очередь людям, занимающимся сельским хозяйством, пришлось столкнуться с резким повышением цен практически на все исходные для проведения посевной. Цены подлетели на семена, технику и комплектующие, на дизтопливо, на минеральные удобрения.

"Скажем так, в панику никто не впадает, ситуация пока не критична", – рассуждает глава КФХ "Моисеев" Базарно-Карабулакского района Анатолий Моисеев. По его мнению, вполне сносной будет ситуация, если осенью, когда фермеры станут продавать свою продукцию, оптовые цены будут на уровне ноября прошлого года. То есть если цена на пшеницу составит приблизительно 10 рублей за килограмм, на картофель – 15-17 рублей, на подсолнечник – 18-20 рублей. "Никто не может сейчас дать прогноз, какие цены будут осенью и окупятся ли наши вложения и затраты. Мы сеем и сажаем вслепую. Это самое страшное.

Никто не может дать прогноз, в какую сторону повернет маятник, ведь вопреки марксистской теории сегодня политика определяет российскую экономику. Сознание бывших колхозников, пытающихся привыкнуть к рыночным механизмам, теперь должно мириться с директивными решениями руководства страны, спекулятивными моментами со стороны ресурсников и фактором неопределенности.

Если бы я уже весной знал, по какой цене буду продавать, я бы мог спрогнозировать, посев какой культуры, может быть, уменьшить, а какой, наоборот, прибавить", – комментирует фермер относительно небольшого хозяйства. В его ведении находится чуть более тысячи гектаров земли. Стратегическим решением для себя он выбрал выращивать всего понемногу: озимую, яровую пшеницу, ячмень, кукурузу – в надежде, что какая-нибудь культура "выстрелит". Словно бы в обоснование своей тактики, он вспоминает английскую поговорку: "Все яйца в одну корзину не кладут". В этом году значительную площадь земли в своем хозяйстве он отвел под чечевицу, которая поставляется в такие страны, как Армения, Иран, Ирак. Ставка на то, что ее цена, резко подскочившая вместе с ростом евро и доллара в конце прошлого года, не упадет. Оптовая цена на чечевицу до экономических метаморфоз составляла 18 рублей за килограмм, потом поднялась до 40. "Мы будем бить в ладоши, если она останется на этом уровне", – делится своими ожиданиями Моисеев.

Никто не может дать прогноз, в какую сторону повернет маятник, ведь вопреки марксистской теории сегодня политика определяет российскую экономику. Сознание бывших колхозников, пытающихся привыкнуть к рыночным механизмам, теперь должно мириться с директивными решениями руководства страны, спекулятивными моментами со стороны ресурсников и фактором неопределенности.

Как результат – ностальгия по советской практике госрегулирования и гособеспечения. "Мы хотим, чтобы государство обеспечивало нас необходимым на гектар земли количеством минеральных удобрений. Чтобы мы расплачивались с государством, а не с частниками и посредниками, – предлагает директор ООО "Аграрий" Саратовского района Геннадий Желудков.

 

Распродажа отменяется

Проблема истощения возделываемых земель назрела давно. Но вряд ли в нынешних условиях фермеры охотно прислушаются к настойчивым рекомендациям о необходимости увеличения количества вносимых удобрений. Особенно в ситуации, когда их затраты на проведение весенне-полевых работ увеличились кратно.

Над этой дилеммой ломают головы сами чиновники. "Из девяти присутствующих здесь районов приобретение минеральных удобрений организовано только у пяти. В Новобурасском – 483, в Вольском – 203, в Базарно-Карабулакском – 150, в Хвалынском – 68 и в Саратовском – 15 тонн", – докладывал на одном из штабов по подготовке к весенне-полевым работам министр сельского хозяйства области. В то же время, по словам господина Соловьева, в этом году наметилась и положительная динамика.

Увеличилось количество заявок на поставки аммофоса у завода Балаковских минеральных удобрений. "Спрос хороший. Фермеры голосуют рублем, потому что понимают: внеся удобрения, они получат дополнительную урожайность и, соответственно, хорошую доходность", – считает Александр Соловьев. Правда, непонятно, какое же количество в идеале необходимо, чтобы дать земле полноценное "питание", недостающее ей многие годы? Достаточны ли эти вложения или они являются лишь каплей в море?

"Земля у нас пропадет. Мы же ей ничего не даем. Просто цены такие, что невозможно", – комментирует Желудков.

За короткое время цены на минеральные удобрения поднялись на 30–40%. Дальнейший рост удалось сдержать и даже снизить установившиеся пиковые значения. На сегодняшний момент цены на аммиачную селитру задекларированы на уровне 14600 рублей за тонну, азафоста – 20600-21100 рублей, аммофоса – 26368 рублей. Однако сельхозтоваропроизводители сообщают, что декларируемые цены не всегда соответствуют реальным. Руководитель КФХ в Балтайском районе Дмитрий Худошин рассказал, что на самом деле есть факты, когда производители не продают удобрения по договорной цене.

"Озвучивалось, что цены на аммиачную селитру снизятся на 30 процентов и будут равняться 14500 рублей за тонну. Но по факту, когда доходит до дела, нам ее продают за 16500, и нет никаких перспектив, что она снизится. Поставщики нам говорят, если неделю еще повремените, вообще ни по какой цене не возьмете. Что делать, мы не знаем. Ждать 14500? А дождемся ли?" – озадачен Худошин.

"Если предлагают по иной цене, сигнализируйте, будем приводить в чувство. Так же как это у нас произошло по "КуйбышевАзоту", – предлагает рецепт Александр Соловьев.

За короткое время цены на минеральные удобрения поднялись на 30–40%. Дальнейший рост удалось сдержать и даже снизить установившиеся пиковые значения. На сегодняшний момент цены на аммиачную селитру задекларированы на уровне 14600 рублей за тонну, азафоста – 20600-21100 рублей, аммофоса – 26368 рублей. Однако сельхозтоваропроизводители сообщают, что декларируемые цены не всегда соответствуют реальным.

Цены на дизтопливо тоже пошли вверх. "Сейчас в ценообразовании не учитывается себестоимость. Бензин, если разобраться, стоит копейки. Если в 2013 году солярка стоила 16 рублей за литр, потом – сразу 35 рублей. Это же неподъемно при учете, что на один гектар необходимо 60-65 литров солярки, а у меня 3,5 тысячи гектаров. Совести нет у людей", – жалуется Желудков.

Скептически саратовские аграрии оценивают возможности и перспективы импортозамещения. "Говорят, заменим импортный подсолнечник отечественным. Как сельхозпроизводитель я могу сказать ответственно, это то же самое, если бы я предложил чиновникам со своих служебных иномарок пересесть на отечественные "Жигули". Конечно, качество уступает, даже близко не стоят отечественные семена к импортным. Что говорить, наша наука совсем отстала. Посмотрите на наше НИИ Юго-Востока. Нас все пытаются, прикрываясь импортозамещением и патриотизмом, убедить, что отечественное лучше", - рассуждает Худошин. По его мнению, большинство фермеров приобретают семена импортной селекции, прежде всего, из-за их качества. И отечественные аналоги значительно проигрывают в конкуренции. "В прошлом году гибриды подсолнечника, которые мы покупали, брали по 5,5-6 тысяч рублей за посевную единицу, а цена в зимний период доходила до 11 тысяч рублей, в феврале остановилась на отметке 8,3 тысяч рублей. Сейчас цену снизили до 6,3 тысяч рублей. Иначе не было бы продаж. Сельхозпроизводители остались без семян. Переработчики без сырья", - размышляет фермер.

 

Везет тому, кто везет

Фермеры жалуются и на проблемы в получении кредитов, на повышенные процентные ставки, на волокиту, которая смерти подобна в условиях короткого срока весенне-полевых работ.

"Как будто не банки для нас созданы, а мы для банков. Количество бумаг, которые нужно собрать для получения кредита, раньше было 38, потом 49, сейчас 60 с лишним", – рассказывает Желудков.

Но самый обсуждаемый вопрос, конечно, увеличение кредитных ставок. Министерство сельского хозяйства Саратовской области активно сотрудничает с "Россельхозбанком" и "Сбербанком", которые являются лидерами в регионе по выдаче кредитов для аграриев.  По словам профильного министра, "Россельхозбанк" пошел навстречу – не стал поднимать ставку кредитования и оставил ее на уровне прошлого года, чего не скажешь о другом известном банке, который увеличил в отдельных случаях на три процентных пункта ставки по ранее выданным кредитам.

"Я логики на самом деле не понимаю. Почему-то кому-то увеличили на три процента, кому-то нет. Причем тем, кому увеличили – это очень сильные организации", – замечает Александр Соловьев.

 "Саратовский район, наверное, не отличается от других районов. Сейчас, чтобы получить кредит, требуется гораздо большее по сравнению с прошлыми годами залоговое имущество. У хозяйств это имущество, как правило, либо не оформлено, либо ненадлежаще оформлено", – говорит о другой проблеме первый заместитель главы администрации Саратовского муниципального района Андрей Шеметов.

"Я, наверное, один из первых по Вольскому району, кто стал большое количество удобрений закупать. Сейчас я не могу приобрести удобрения, нет денег, – делится директор ООО "Агро-Альянс" в Вольском районе Владимир Ильинский. – Банки, наверное, винить не в чем. Сложилась такая ситуация в стране, что однозначно не хватает денег, но, на мой взгляд, надо об этом  говорить откровенно. У нас нет понимания с банками. Вряд ли кто сегодня знает проблемы и технологии сельского хозяйства. Задержка кредита для меня это проблема. У меня есть залог. Аттестованный специалист, который работает и со "Сбербанком", и с "Россельхозбанком", оценивает его в 19 млн рублей. В свою очередь "Сбербанк" оценивает мою ликвидность в 7 млн рублей и дает 3,5. Мы находимся сейчас в какой-то вакханалии".

Проблемы в получении кредита, как могло показаться, возникают не только и не столько у мелких, но даже у крупных опытных хозяйств.

Замглавы администрации Татищевского района Сергей Михайлов в качестве примера привел отказ банка в предоставлении кредита на 15 млн рублей руководителю крупного местного КФХ, индивидуальному предпринимателю Александру Шишкину.

"Я считаю, это второе по масштабам и важности сельхозпредприятие в районе. Почему ему отказано, непонятно. Я с ним общался. Шишкин сказал, если с банками не получится, он будет занимать у друзей. Справится! Я больше за мелких руководителей переживаю", – резюмирует замглавы администрации МР.

 

Ни к селу, ни к городу

Саратовские фермеры неоднозначно и осторожно оценивают и посильную помощь государства, стараясь заранее оговорить, что они, конечно, от нее не отказываются.

"Сказать, что нам не помогают дотациями, мы не можем. Но они невелики. Выделено около 200 рублей на один гектар. У кого десять тысяч гектаров, а это как два колхоза, получит два миллиона рублей. На 2 тысячи га, как у меня, выделяют 200 тысяч рублей. Ну не спасут эти деньги никого. Спасибо, что хоть это дают", – резюмирует Анатолий Моисеев.

"Сказать, что нам не помогают дотациями, мы не можем. Но они невелики. Выделено около 200 рублей на один гектар. У кого десять тысяч гектаров, а это как два колхоза, получит два миллиона рублей. На 2 тысячи га, как у меня, выделяют 200 тысяч рублей. Ну не спасут эти деньги никого. Спасибо, что хоть это дают", – резюмирует Анатолий Моисеев.

Фермер считает, что лучше эти деньги направить на развитие инфраструктуры села, на ремонт садиков, школ, дорог. "Просто для того, чтобы жизнь у нас была сносной, не хорошей, а именно сносной. Ведь никто этим не занимается", – считает он.

Об этом говорит и Владимир Ильинский: "Село пустеет, страшно смотреть на разваливающиеся дома, которые никому не нужны. Село должно развиваться, а ресурсов не хватает. Нет ни денег, ни кадров".

Есть мнение, что наши российские фермеры привыкли жаловаться и ходить с протянутой рукой. И что проблемы, о которых они из года в год говорят, лишь указывают на отсутствие у них предпринимательской жилки, закостенелом советском сознании, привычке быть на дотационной игле у государства. Но что делать, если само государство вмешивается в рыночные дела и диктует новые условия? Судя по всему, у аграриев пока еще нет однозначного ответа.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.45 1 2 3 4 5