Амнистия вышла…

О деле работника «ОМ» и прочих «сюрпризах» областной Фемиды

Репортаж подготовили Елена БАЛАЯН и Рамиль БАХТЕЕВ

11642

11 ноября 2016, 16:17

Вчерашнее судебное заседание по делу сотрудника "ОМ" Сергея Вилкова было многообещающим – ожидалось продолжение допроса непосредственного руководителя подсудимого, гендиректора "Общественного мнения" Алексея Колобродова. На предыдущем заседании Колобродова, которого депутат Саратовской областной думы Сергей Курихин считает главным исполнителем длившейся несколько лет информационной кампании против себя, допрашивали в течение всего дня, но он лишь устало подпирал руками лоб и растекался мыслями по древу (трибуне). Его уклончиво-глубокомысленное поведение, по мнению потерпевшего, не помешало превратить допрос в сеанс разоблачения всей медиагруппы  "ОМ" в ее нынешнем составе и виде. Было выявлено множество несоответствий как реальным событиям, предшествующим совершению преступления, так и показаниям свидетелей.

 

Деньги на создание сайта "ОМ"

Нынешнее заседание должно было, выражаясь языком следователей, углУбить картину общественного недоумения и стать моментом истины – принесенные в суд диски с видеозаписями были призваны опровергнуть показания Колобродова и доказать факт получения от Курихина денег на издательскую деятельность.

На предыдущем допросе Колобродов активно отрицал финансовую помощь Курихина и старался свести на нет его роль в создании сайта "Общественного мнения". Можно предположить, что утверждение об отсутствии помощи со стороны Курихина понадобилось директору "ОМ" для обеления своего морального облика. Если помощь была, действия Колобродова по отношению к Курихину выглядят, по меньшей мере, некрасиво. А нет помощи – нет и обязательств.

Видеозаписи могли наглядно подтвердить тезис депутата о том, что именно он давал денежные средства на создание и первые годы работы сайта "ОМ".

Еще одно из ключевых несоответствий – Колобродов отрицал, что каким-либо образом просил своего друга и партнера по бизнесу Сергея Родионова убедить Сергея Курихина купить у него "ОМ" за 50 млн. рублей. Между тем, по словам депутата, эта сумма озвучивалась ему как цена прекращения нападок против него со стороны Алексея Колобродова и его команды.

Все это в совокупности, по мнению потерпевшего, определяло заказной и корыстный характер лживой информационной кампании, орудием которой был, в частности, Сергей Вилков. 

В ходе длящегося с июня судебного процесса становилось все более очевидно, что доказать этот мотив не составит большого труда. В распоряжении обвинения были весомые доказательства, такие как изъятый в ходе обыска "список контрагентов", содержащий имена и фамилии известных саратовских персон – политиков, общественников и бизнесменов, а также крупных предприятий, в отношении которых сотрудникам "ОМ" было рекомендовано либо усилить сбор негативной информации, либо, напротив, блокировать ее публикацию.

Можно предположить, что содержание этого редакционного циркуляра "Общественного мнения" определялось финансовыми обязательствами. Указанный список, как нельзя лучше, полагает парламентарий, характеризует принципы работы медиагруппы, а значит, и раскрывает мотив преступления, в совершении которого обвиняется Сергей Вилков.  

У стороны же защиты каких-либо весомых "козырей" в рукаве не было. В процессе судебного разбирательства они продолжали очернять Курихина, но подтвердить свои обвинения ничем не могли, кроме ссылок на покойников, журналистских "легенд" и грязных слухов.  Процесс уже близился к своему логическому завершению, были допрошены почти все ключевые свидетели, и картина преступления становилась все более очевидной и ясной. Можно предположить, что в том числе и для суда. Оставалось лишь завершить допрос Колобродова, допросить свидетеля со стороны защиты Борисова и показать "кино" с получением денег.

Но тут судья Артем Григорашкин сделал то, что стало неожиданностью для всех сторон процесса. В самом начале заседания, выяснив мнения сторон относительно препятствий к продолжению процесса (стороны были единодушны в том, что препятствий нет), он неожиданно встал и удалился в совещательную комнату. А когда вернулся, стало ясно, что "кина" не будет – "в связи с допущенными в ходе следствия многочисленными нарушениями" уголовное дело о клевете сотрудника "ОМ" Вилкова возвращается прокурору.

 

Тандем единомышленников и "родственник"-прокурор

Такого поворота событий не ожидал никто – настолько оно было нелогичным. Когда судья, едва открыв процесс, встал и удалился, все присутствующие в зале удивленно переглянулись и стали по очереди гадать, что же произошло. Для разрешения какого вопроса суд удалился совещаться? Никаких предпосылок для удаления, а тем более для столь долгого отсутствия (судьи не было около 40 минут) не было.

Стали перебирать различные, в том числе, шуточные версии. Сергей Курихин, пребывая в веселом расположении духа, спросил Сергея Вилкова, не он ли причастен к исчезновению Артема Григорашкина. Работник "ОМ" с растерянной улыбкой ответил, что не он, но адвокат подсудимого Ерёмин прервал едва начавшийся диалог и запретил Вилкову вести беседы с Курихиным. Вилков виновато развел руками и, глядя на Курихина, тихим голосом заявил, что его адвокат "не находит полезным" общение с депутатом.  

Вообще, на процессе Еремин демонстрировал пример полного духовного единения со своим доверителем, что, по-видимому, было несложно – в свою бытность старшим следователем Кировского отдела милиции господин Еремин иной раз тоже проявлял неуважение к закону, который, по идее, должен бы защищать. Так, в далеком 1996 году будущий адвокат даже получил дисциплинарное взыскание за нарушение законности, допущенное в служебное время.

На этом заседании притих даже председатель самопровозглашенного журналистского "профсоюза" Игорь Бирюков, в отсутствие депутата без устали тролливший его адвоката Валерия Холоденко. До начала заседания он тихо сидел на задней лавочке вместе с еще одним сотрудником "ОМ" Александром Крутовым и смотрелся рядом с ним настолько органично, что это не могло остаться не замеченным окружающими.

В перерыве Курихин предложил Бирюкову "пока его жена кует семейный бюджет на госслужбе, взять ведро краски и пойти покрасить лавочки", тем самым принести обществу хоть какую-то пользу. В ответ на это председатель "профсоюза" устроил для слушателей многословный ликбез, заявив, что руководитель отделения Центробанка, то бишь его супруга, не является госслужащим.

Словом, все прекрасно проводили время, и лишь отсутствующий в связи с отпуском гособвинитель Андрей Склемин был лишен счастливой возможности получать удовольствие от процесса. В этот день его заменял его коллега, старший помощник прокурора Саратова Андрей Сухоручкин. Чтобы скрасить время ожидания Артема Григорашкина, Сергей Курихин решил подкинуть присутствующим на процессе сотрудникам "дружественных" ему "Свободных новостей" новую конспирологическую версию. Он заострил их внимание на фамилии прокурора и заметил, понизив голос, что такая же фамилия по странному совпадению и у его первой жены. "Подумайте, наверное, это неспроста!" - предложил депутат.

Но единственным, кто отнесся к его словам серьезно, был Валерий Холоденко. Он с волнением предположил, что суд действительно могли заинтересовать подобные "родственные связи" и что перерыв в заседании может быть связан с выяснением этого обстоятельства. Господин Холоденко даже привел в пример один процесс, где подобный казус впоследствии стал причиной едва ли не отмены судебного решения. Его доверитель согласился, что Сухоручкин, действительно, редкая фамилия. 

Атмосфера была расслабленная. Журналистка Анна Мухина на этой волне предположила, что еще немного, и "все помирятся", но тут в зал вошел Артем Григорашкин и зачитал свое решение.

 

Судебно-политический кульбит

Чем дольше он читал, тем большее недоумение охватывало присутствующих. Оказалось, что судья, который с начала лета ведет судебный процесс, на излете осени вдруг почувствовал, что рассматривает не свое дело. Выяснилось, что "по подсудности" Вилкова должен был судить не Фрунзенский, а Волжский суд (по месту догостиничной прописки "ОМ", когда Алексей Колобродов с компанией еще сидел в помещении Олега  Грищенко на Московской, 55).

Также в деле вдруг обнаружились следственные недоработки и нарушения технического характера, перечисление которых заняло едва ли не половину часа. Кроме того, неожиданно для себя Артем Григорашкин вдруг обнаружил, что в деле отсутствует мотив. Все это и стало поводом для уголовного "камбэка".

С процессуальной точки зрения это выглядело настолько невероятным, что удивился даже несостоявшийся "родственник" Курихина прокурор Андрей Сухоручкин.

Позже в своем публичном заявлении, сделанном по результатам процесса, Сергей Курихин выскажет свою точку зрения на причины произошедшего.

Процесс остановили на самом интересном месте. Суд так и не увидел диски, которые могли стать одним из ключевых доказательств по делу. Да и смотреть их было не на чем – несмотря на озвученное на прошлом заседании ходатайство обеспечить процесс ноутбуком или моноблоком для демонстрации дисков, никакой техники в начале заседания в зале суда не было. Это заставило предположить, что весь этот "апофеоз" с возвращением был спланирован заранее.

По мнению Сергея Курихина, больше всех в связи с таким поворотом событий повезло Алексею Колобродову. Все это время он дожидался в коридоре столь неприятного для него продолжения. Депутат уверен, что диски, принесенные в качестве вещдока, будь они показаны, могли бы напрочь разрушить легенду о "свободной и независимой журналистике" директора "ОМ", которую он с таким упорством поддерживает.

И вдруг такое облегчение. Амнистия вышла…

Вслед за директором "ОМ" первыми "обрадовались" два СМИ – "Свободные новости" и "Медиазона". Их радость была молниеносной – на "Медиазоне" новость о решении судьи Григорашкина появилась едва ли не через несколько минут после зачитывания решения. Это наталкивало на мысль, что репортаж на "пуссирайтовский" сайт, известный своей антироссийской риторикой, писался прямо из зала судебного заседания. Интересно, знают ли об увлечениях своего верного политолога Колобродова и его коллектива представители правящей партии?..

 

"Сигналы" Фемиды

Кроме дисков, не озвученными остались и ряд вопросов, которые были для потерпевшего принципиальными. В частности, парламентарий намеревался озвучить суду известные ему факты общения Вилкова и Крутова с адвокатами людей, организовавших в июне 2011 года покушение на него, которое закончилось гибелью Михаила Савченко. Он также собирался спросить, какое финансовое вознаграждение получил Алексей Колобродов за сотрудничество с обвиняемыми в убийстве? И правда ли, что материал Вилкова в защиту организаторов убийства Михаила Савченко и покушении на депутата, опубликованный в 2015 году на портале "Медиазона", принадлежащем солистке группы "PussyRiot” Толоконниковой, являлся редакционным заданием "ОМ"? К сожалению, этот вопрос, пока остался без ответа.

Как и вопрос по поводу клеветнической публикации 2010 года, вышедшей под видом газеты "Саратовский репортер", которая была построена на тех же лживых "справках", которые публиковал в соцсетях и Вилков. Еще тогда, шесть лет назад, по факту этой публикации было возбуждено уголовное дело, но не было доведено до суда, поскольку клевета была декриминализована. Входил ли обвиняемый в клевете Вилков в состав группы, возглавляемой Колобродовым и занимавшейся, по мнению депутата, изготовлением компромата для липового "Саратовского репортера"? Возможно, отсутствие заслуженного наказания тогда, в 2010-м, и стало одной из причин столь беспечного отношения работников "ОМ" к лживым и непроверенным сведениям впоследствии?

Не выясненными также остались и некоторые другие вопросы.

Сергей Курихин заявил нашему информагентству, что внезапное прекращение процесса не стало для него неожиданностью.  

"Своего рода "сигналы" мне поступали и раньше. Все эти апелляционные "радости" Веры Шульковой, изменения по гражданскому делу работника "ОМ" Антуана Касса, "кульбиты" судьи Григорашкина являются, на мой взгляд, звеньями одной цепи. Я склонен видеть в "сюрпризах" областной Фемиды, которые она столь последовательно преподносит в мой адрес, попытки сведения счетов и месть за расследования ИА "Взгляд-инфо" о коррупции и конфликте интересов в судейском корпусе региона.

Что касается дела Вилкова, то, как мне стало известно, оно стало предметом консультаций в областном суде по инициативе и с участием высокопоставленных должностных лиц суда, фамилии которых мне известны.

Все эти события лишь укрепляют меня в мысли, что правы были журналисты, когда говорили о судейском произволе, авторами которого могут быть, по их мнению, люди из окружения Василия Тарасова. И я совсем не удивлюсь, если СМИ и далее продолжат заниматься расследованием этой злободневной темы", - комментирует депутат.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.15 1 2 3 4 5