Аппетит во время беды

Депутат облдумы Олег Подборонов заявил о необходимости коренных реформ в системе школьного питания

Беседовала Елена БАЛАЯН

8852

24 января 2017, 08:00

Общественная дискуссия о школьном питании в Саратове набирает обороты. Недавно к ней подключились сами поставщики детского питания.

Несколько индивидуальных предпринимателей выступили с ответным письмом депутату облдумы Олегу Подборонову, ставшему одним из инициаторов реформы в этой сфере. По мнению Подборонова, система детского питания на сегодняшний день не выдерживает критики, поставщики выбираются кулуарно, что позволяет чиновникам закрывать глаза на низкое качество питания, просроченные продукты и даже фальсификат. Поставщики на депутата явно обиделись и высказали предположение, что его активность связана с желанием захватить рынок, с которого его якобы выгнали.

Зачем Олегу Подборонову школьное питание? Связана ли его активность с выборами в облдуму, и какое отношение дочь депутата имеет к "школьному" бизнесу? Мы дали возможность инициатору дискуссии ответить на претензии поставщиков.

 

Не звонок, а набат

– Олег Олегович, ваше программное выступление на нашем сайте о проблемах школьного питания вызвало бурную дискуссию. Злые языки говорят, что все это неспроста и что вы собираетесь захватить рынок школьного и дошкольного питания, а всех остальных поставщиков, которые сейчас на нем работают, очернить и выгнать. Давайте расставим точки над i: есть ли у вас такие планы?

– Начнем с того, что в своем программном заявлении я высказал предложение об открытых аукционах, которые, на мой взгляд, было бы очень неплохо проводить среди поставщиков школьного и дошкольного питания. Исходя из этого моего предложения, где вы видите попытки что-то захватить или приватизировать? Да и возможно ли приватизировать бизнес, участники которого выбираются в открытом соревновании? Пусть мне кто-нибудь назовет хотя бы один вариант, каким способом это можно сделать? Это невозможно. Я предлагаю бизнес честный и прозрачный, где ничего нельзя приватизировать или утаить.

Захват школьного бизнеса, подминание его под себя – это именно то, что происходит сейчас на наших глазах. Все давно схвачено и захвачено, питающие организации выбираются кулуарно и накоротке. А я хочу сделать все наоборот!

Что касается лично меня и моих интересов, для "чистоты отношений": я никогда не занимался детским бизнесом и не буду заниматься. И уж тем более я не собираюсь участвовать в аукционах.

– Среди поставщиков ходят разговоры, что фирму, принадлежащую вашей дочери, которая кормила в свое время школы Энгельсского района, выгнали за якобы низкое качество организации питания. А вы говорите, что не занимаетесь школьным бизнесом…

– Моя дочь Татьяна Подборонова, красавица, спортсменка, мама четверых детей, я очень горжусь ей, у нее прекрасный муж, она имеет отношение к этому бизнесу и занимается его юридическим обеспечением. Но она никогда не была учредителем или собственником ни одной из фирм, которые занимаются этим бизнесом.

В городе Энгельсе сложилась следующая ситуация. Общий долг Энгельсской администрации перед фирмой, в которой работает моя дочь, за период 2013-2014 годов составлял 17 миллионов 800 тысяч рублей. В один "прекрасный" момент администрация города просто перестала платить деньги. В феврале, марте и апреле 2015 года организация направляла письма тогдашнему главе Дмитрию Лобанову с просьбой вернуть долги или подписать гарантийное письмо. Ответом была тишина. Поэтому в мае 2015 года организация вынуждена была в одностороннем порядке расторгнуть договоры. Подчеркиваю, в одностороннем!

На сегодняшний день по судебным представлениям Энгельсская администрация осталась должна почти 7 миллионов из почти восемнадцати. За просрочку платежа чиновники платят фирме проценты из казны, но в силу разных причин продолжают эти деньги удерживать.

Кстати, в 2013 году, когда начал возникать долг, еще не было речи о кризисе. И не было у города никаких долгов. Предпринимателям просто перестали платить. Почему? Знает только Энгельсская администрация.

– Если вы не боретесь за рынок, тогда за что вы боретесь? Почему вас так волнует эта тема?

– Послушайте, у меня четверо внуков! Почему я должен смиряться с тем, что их в любой момент могут накормить просрочкой или фальсификатом? Почему мы думаем, что если человек выступает за ту или иную сферу, он обязательно лоббирует свой бизнес? А где простая гражданская позиция – папы, дедушки, депутата, жителя Саратовской области?

А если человеку надоело смотреть на этот беспредел?

И вы напрасно думаете, что проблема школьного питания волнует только меня. На сегодняшний день этим вопросом занимается полиция, СМИ, Общественная палата и прокуратура. И мы с вами стали свидетелями того, что детским питанием занялась Федеральная служба безопасности. Вдумайтесь в этот факт! Школьным питанием занялась ФСБ! Это уже даже не звонок, это набат.

– Вы говорите о беспределе, но ведь он сложился не сегодня. Все уже давно привыкли, что школьное питание – это мало и не очень вкусно. Почему вы забеспокоились об этом только сейчас?

– Я забеспокоился не сейчас. Еще в начале 2015 года я посылал письмо в администрацию города Саратова по возможному проведению аукционов и созданию комбината детского питания. Тогда я услышан не был.

А сегодня говорю не только я. Валерий Васильевич Радаев заявил недавно, что детские сады и школы приоритетнее всех приоритетов. Разве это не есть тот самый посыл, о котором мы говорим?

Председатель городского комитета по образованию Лариса Ревуцкая, выступая перед Валерием Сараевым, сообщила, что этим летом школьников, отдыхающих на детских площадках, пришлось перевести с трехразового питания на двухразовое. Господин Сараев подчеркнул, что недавно отправлял Ревуцкую в Пермь, чтобы перенять опыт бюджетной экономии. В Перми, как сказал Валерий Николаевич, лагеря переданы в концессию, фактически в частные руки. Там бесплатный отдых предоставляется только детям, находящимся в социально опасном положении. Остальных содержат концессионеры. Разве этого мало? Глава администрации предложил в ближайшее время приготовить предложения по развитию и модернизации инфраструктуры детских лагерей. "Необходимо разработать механизмы привлечения частных инвесторов, перенимать и использовать опыт других регионов", – сказал он. Также распорядился подумать о ремонте дворов в школах и садиках, назвав это важнейшей составляющей качественной городской среды.

 

Прибыль нормальная и не очень

– А при чем здесь питающие организации, если речь о создании качественной городской среды?

– А кто, вы считаете, в условиях кризиса должен заниматься ремонтом дворов школ и детских садиков? Безусловно, этим должен заниматься социально ответственный бизнес. В бюджете для этого денег нет.

– А у поставщиков они есть? Вообще, насколько это прибыльный бизнес – кормить детей?

– Кормить детей – это известный всем общепит. Но он должен быть тоньше, прозрачнее, калорийнее и ответственнее, чем простой общепит. И если в открытом аукционе питающая организация в честном поединке выигрывает те или иные школы, она ничем не будет обязана чиновникам и сможет пускать деньги на благотворительность. Например, организация, в которой работает моя дочь Татьяна Подборонова, коль скоро о ней зашла речь, кормит часть школ и детсадов в Балакове. И уже в течение двух с половиной лет жертвует ежегодно от 5 до 6,5 миллиона рублей на благотворительность, а детей, оставшихся без попечения родителей, кормит бесплатно. Я это все откровенно говорю, и завтра Балаковская администрация напишет опровержение, если я обманываю или лукавлю.

– Но в общепите другие цены. За счет чего питающая организация получает свою прибыль при относительно невысоких ценах на школьные обеды?

Нормальная прибыль нормальных организаторов питания складывается следующим образом. В первую очередь, нормальная питающая организация имеет складские помещения, соответственно имеет договоренности с поставщиками, которые для этой организации заготавливают впрок или сажают определенное количество овощей, у них прогнозируемая реализация. Если покупать с базара, как это чаще всего происходит сейчас, мы понимаем, что здесь возможна минимальная наценка. А если мы работаем с местными сельхозтоваропроизводителями – это огромный плюс обеим сторонам.

Сегодня наши саратовские производители не могут реализовать себя в полной мере, и это одна из больных тем. Когда мы везем из Пензы пальмовое масло, которым с маниакальным упорством кормят наших детей некоторые поставщики, наше саратовское сливочное масло не делается в большем объеме просто потому, что его некуда продать.

Когда нормальная организация работает в объединении с сельхозпроизводителями, соответственно у нее есть возможность сделать нормальную наценку. Бизнес начинает быть прогнозируемым, и возникает цепочка: если бизнес становится прогнозируемым у питающих организаций, значит, он становится прогнозируемым и у сельхозпроизводителей. И никто не поедет ни в Пензу, ни в Татарстан, ни за капустой, ни за картошкой, потому что все это в избытке есть у нас.

– А чем так плохи сегодняшние питающие организации? Мы разговаривали с городским комитетом по образованию, они сказали, что все предприниматели проверенные, с хорошей репутацией, и комитет им доверяет…

– Знаете, такая характеристика, о которой вы говорите, меня удивляет. Мы тоже неоднократно спрашивали чиновников: а по каким критериям вы выбираете питающую организацию? И слышим в ответ: они хорошие, добрые, давно работают, мы их любим и доверяем! И это все критерии! На сегодняшний день просто любить питающую организацию как-то маловато. Не должна быть характеристика предпринимателей, от которых зависит здоровье детей, такой простой и доверительной.

Понимаете, куда мы пришли? Поставщик "Фабрика вкуса" вместо сливочного масла возит в детсады и школы пальмовое масло. Ее трижды ловит за руку Роспотребнадзор, но она продолжает возить фальсификат. Первый раз она могла не знать, что это пальмовое масло, сказать, что их обманули поставщики, на это можно было бы как-то закрыть глаза, хотя у меня большие сомнения возникают. Но ситуация повторяется второй, третий раз – та же организация везет то же пальмовое масло от того же поставщика и опять травит детей. Помилуй Бог, как такое возможно?! Страшно об этом говорить. Мы что, ждем какого-нибудь летального исхода, чтобы потом искать виноватых и спрашивать, как же это случилось?

Я не говорю, что все предприниматели, которые занимаются детским питанием, плохие. Конечно, нет. Безусловно, среди них есть замечательные, порядочные – и их большинство – люди, которые кормят наших детей и занимаются социально ответственным бизнесом. Но есть и те, которые принципиально, с маниакальной настойчивостью занимаются травлей наших детей, чтобы нажить себе денег. И еще плюс ко всему обворовывают бюджет, но при этом почему-то продолжают работать.

Что же удивляться тому, что, как сказал недавно саратовский врач и депутат гордумы Николай Островский, больше половины школьников имеют проблемы со здоровьем, это заболевания органов пищеварения, эндокринной системы, нарушения обмена веществ и другие.

– Вы думаете, это исключительно вина школы?

– Я думаю, что это влияет в большой мере.

 

Масло сливочно-пальмовое

– На аукционах, там, где они все-таки проходят, мы можем заметить, что поставщики демпингуют, предлагая цены в два раза ниже рыночных. Мы смотрели в открытых источниках цены на молоко, масло, мясо – таких цен не бывает. Как профессионал со стажем, много лет возглавляющий Облпотребсоюз, скажите, как предпринимателям удается так занижать цены на продукты? Где они такие продукты берут? И какого они качества?

 – Вы не первый день занимаетесь этой темой и знаете, что большинство поставщиков не имеют складских помещений, и разговор о том, что они что-то закупили загодя и теперь продают по более низким ценам – из области фантастики. Об оптовых поставках речь не идет. Продукты в большинстве случаев покупаются с рынка. Вот почем они на рынке есть, по той цене их и везут в детский садик. Каким образом можно отпускать продукт дешевле, чем он стоит на рынке? Я считаю, есть единственная возможность – это договоренность поставщиков с питающей организацией. Продукты банально не довозят, и ребенок недоедает. Условно говоря, даже то же пресловутое пальмовое масло довозится до ребенка не в том количестве, которое положено по СанПиНу.

– Но есть же проверки!

– Проверки, безусловно, есть, но они единичные. Честь и хвала Роспотребнадзору за его работу, но исходя из количества школ и детсадов и сравнивая их с количеством проверяющих от Роспотребнадзора, мы понимаем, что нельзя объять необъятное. Поэтому скольким детским учреждениям завозят это пальмовое масло, с точностью никто не знает. Наверное, его везде слишком много, поэтому его и увидели несколько раз подряд у тех же самых предпринимателей.

– Чтобы отказаться от кулуарных договоренностей, нужно сломать систему, которая складывалась на протяжении многих лет. Нужна политическая воля. Все эти открытые аукционы, благотворительность – не утопия? Вы сами в это верите?

– Если бы я в это не верил, я бы эту тему даже не начинал. Говорю вам это как человек, твердо знающий, что хороших людей больше, чем разных. И если мне удастся изменить эту ситуацию, я считаю, что я не просто пробыл весь срок депутатом, а что-то изменил.

– Кстати, о депутатстве. По одной из версий, следующего депутатского мандата вам не видать – и поэтому вы активно занялись темой питания, чтобы приготовить себе отступной плацдарм. Это так? Собираетесь ли вы в следующую Думу?

– Я уже в начале разговора сказал, что заниматься детским бизнесом я не собираюсь и отходной плацдарм не готовлю. Это либо чья-то хитрая глупость, либо глупая хитрость. В моей депутатской работе для меня являются примером наши старшие товарищи в Государственной думе, где на сегодняшний день высоко поднята планка работоспособности, самоотдачи и дисциплины. И, как в той пословице про "семь раз отмерь", я не перестаю думать о том, смогу ли я соответствовать тем параметрам, которые заданы.

– То есть на выборы вы не идете?

– В любом случае для этого проводятся праймериз, и только на их основе, получив оценку качества проделанной работы, и выдается квота доверия.

– Недавно наше агентство проводило расследование по поводу колбасного производства саратовского аграрного университета. Выяснилось, что университетская колбаса по ряду позиций не соответствует ГОСТу, а в сосисках всего 7% мяса! А сколько процентов мяса в вашей колбасе? Ведь не секрет, что кормит вас как раз колбасный бизнес. 

– О своем производстве я скажу так: сколько положено по ГОСТу в колбасе мяса, у нас столько и есть. У нас есть ветврачи, есть лаборатория. Если по ТУ положено мясо курицы, а не мясо говядины, значит, там мясо курицы. За нарушения производителя карают нещадно, штрафуют и закрывают.

 

Выйти из тени

– Возвращаясь к поставщикам. Вы сказали, что фирме, в которой работает ваша дочь, долгое время не платили. Сложно, наверное, поставщику быть честным и хорошим и заниматься благотворительностью, когда за его работу годами не платят?

– Я ратую за то, чтобы прошли аукционы, не только ради детей, но и ради того, чтобы поставщики вышли из-под влияния чиновников. Вот это кому-то и не нравится. Я уверен, что есть масса чиновников, которые радеют за детей, но есть кучка, которая пользуется ситуацией, передавая "по наследству" питающим организациям школы и детсады. И я предлагаю сломать эту порочную практику и вывести питающие организации из тени чиновников, чтобы деньги шли в казну города. В сегодняшней экономической ситуации по-другому просто не может быть. И мы с вами увидим, если Подборонов не прав в своих суждениях, то на этот аукцион никто не заявится, ни одна питающая организация! Но я уверен, что питающих организаций будет много и денег на соцсферу каждая из них будет готова отдать в разы больше, нежели сегодня. И кому от этого будет хуже? Городу? Детсаду, школе? Дворам в школе?

Почему так не хотят некоторые чиновники провести аукцион? И почему так не хотят разговаривать о комбинате питания?

– По комбинату один из аргументов – у нас в Саратове нет предпринимателя, который мог бы покрыть такое количество школ и детсадов.

– Понимаете, мы не можем на сегодняшний день знать, может такой комбинат существовать или нет, по той простой причине, что мы никого об этом не спрашивали! Откуда же мы об этом знаем?! Никаких параметров и критериев для этого еще никто не создавал. Говорить на уровне предположений, мягко говоря, непрофессионально. Давайте создадим два комбината питания, три комбината, на каждый район комбинат создадим и на аукцион его выставим. Почему нет? Ведь платить за это будут инвесторы. Если это нерентабельно, никто этим заниматься не будет, ведь бизнес же не обманешь!

– А чем комбинат, кроме крупности, будет отличаться? Чем он лучше?

– Один, два или пять комбинатов гораздо проще контролировать тому же Роспотребнадзору, а значит, пища наших детей, ее калорийность улучшатся в разы, безусловно.

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.12 1 2 3 4 5