Жалоб нет?

Почему клиники пластической хирургии оказываются неприкасаемыми для контролирующих органов

Материал подготовила Елена БАЛАЯН

12806

10 апреля, 08:45

История гибели пациентки в клинике "Terra Somnia" вышла на федеральный уровень – на днях о летальном случае в результате пластической операции по следам нашего расследования  рассказали программы "Человек и закон", "Добров в эфире".

Трагический инцидент, не первый за последние два года, пока никак не повлиял на работу оскандалившейся клиники  - идет следствие, "Terra Somnia" продолжает активно принимать пациентов и выигрывать суды по жалобам клиентов, считающих себя пострадавшими от действий врачей. Более того, в считанные дни после смерти жительницы Казахстана клиника успела обзавестись новой лицензией. Врачи не считают себя виновными в гибели женщины и называют произошедшее "просто несчастным случаем" в результате обширного оперативного вмешательства. Они также не признают претензии других клиенток, например, Анастасии Ковалевой, которая продолжает добиваться справедливости.

Почему частные клиники оказываются неприкасаемыми для контролирующих органов, а пациенты – бессильными перед их судебным и экспертным натиском? Если двух летальных случаев недостаточно, что еще должно случиться, чтобы медицинское учреждение понесло адекватную ответственность? Какие прорехи в системе мешают контролерам успешно, а главное своевременно надзирать за деятельностью "поставщиков красоты"? Об этом мы спросили у основного специалиста по контролю над качеством и безопасностью в медицинских учреждениях, руководителя регионального управления Росздравнадзора Дмитрия Цымбала.

 

Ничего страшного?

– Как обстоят дела в пластических клиниках области? Какие нарушения лицензионных требований были выявлены вашим ведомством за этот и минувшие годы?

– В прошлом году по поручению вице-премьера правительства РФ Татьяны Алексеевны Голиковой мы проверили все лечебные учреждения нашей области, оказывающие помощь по пластической хирургии. Это была всероссийская проверка – поручение было дано после ряда летальных случаев, которые произошли в регионах, и в том числе в Москве, в 2017– 2018 годах.

На тот период в Саратовской области работала 21 клиника – это те, кто имел лицензию на пластическую хирургию. Как только в силу вступил новый ужесточенный порядок оказания помощи по этому направлению, в июле 2018 года, и вышло поручение Голиковой, пять клиник закрылись сразу, потому что поняли: они не выполнят данный порядок и ждать проверки смысла нет. 

- Как только в силу вступил новый ужесточенный порядок в июле 2018 года и вышло поручение Голиковой, пять клиник закрылись сразу, потому что поняли: они не выполнят данный порядок и ждать проверки смысла нет. Осталось 16 клиник, из них одна – государственная, 15 – частных, 7 имели лицензию на стационарные услуги на пластическую хирургию.

Осталось 16 клиник, из них одна – государственная, 15 – частных, 7 имели лицензию на стационарные услуги на пластическую хирургию. Это крупные клиники вроде "Совы", "Di центра", "Медгарда", где есть круглосуточные стационары. Остальные работали амбулаторно.

Мы проверили и выявили нарушения в двух клиниках. По одной протокол был отправлен в суд, незначительные нарушения во второй после предписания были устранены.

– А по каким нарушениям вы направили протокол в суд? Обращение в судебную инстанцию означает, что нарушения были серьезные…

– Было отсутствие круглосуточного поста по рентгенодиагностике. Это является грубым нарушением – врач должен быть на рабочем месте постоянно, чтобы иметь возможность экстренно произвести необходимые исследования. Это требование касается не только рентгена, но и анестезиолого-реанимационной и лабораторной службы, чтобы в экстренном порядке можно было принять меры и помочь пациенту.

– А у остальных четырнадцати клиник на момент проверки все было в порядке?

– Да, было в порядке. Если у нас за прошлый год было всего четыре жалобы по пластической хирургии из 1200, которые мы получили, – из этого можно понять, что чего-то страшного у нас в области по пластической хирургии не происходило. Да и не происходит.

Что касается клиники "Terra Somnia", лицензию на стационарную помощь по новому адресу деятельности она получила в декабре прошлого года. Мы их тогда еще не смотрели, потому что не было этого адреса и этой лицензии. А потом уже случился вот этот резонансный случай с гибелью пациентки.

 

 Лицензия в ассортименте?

– Вы сказали, что лицензия "Terra Somnia" была выдана в декабре прошлого года. Из открытых источников мы выяснили, что повторная лицензия клинике была выдана 25 февраля 2019 года, спустя всего два месяца после предыдущей. Зачем клинике понадобилось получать повторную лицензию? Не для того ли, чтобы как-то верифицировать предыдущую?

– Выдачей лицензий занимается минздрав, мы выдаем лицензии только учреждениям федерального подчинения. Но это может быть простое обновление – заявляется новый вид медицинской деятельности, и лицензия переоформляется под новым номером и числом. Это обязательно. Или клиника отказывается от какого-то вида деятельности, и это тоже требует переоформления. У переоформленной лицензии также будут новый номер и новая дата выдачи.

– 21 февраля умирает пациентка, а 25-го клинике выдается новая лицензия – спустя всего четыре дня после летального случая. Как такое может быть? Разве не стоило приостановить выдачу до выяснения обстоятельств?

– Приостановить лицензию может только суд либо личное желание самой клиники.

– Получается, умер человек, а государство говорит: вот вам новая лицензия?

– По закону получается так.

– Нормально это?

– Нормально это или не нормально, я не буду комментировать, это законодательство, а я федеральный чиновник и работаю в его рамках. И это не мои полномочия – высказывать свои субъективные оценки существующих законов я не могу. Мое дело как чиновника – закон исполнять.

– Но контроль безопасности – это ваши полномочия. Когда вы делали вот эту массовую проверку по поручению Голиковой, в Саратове и области все было более-менее нормально. Сейчас, после летального случая, ваше отношение изменилось? Ситуация уже не выглядит безоблачно?

- Выйти с внеплановой проверкой в любое учреждение мы можем только в случае, если стали известны факты угрозы или причинения вреда жизни и здоровью человека. Написать в прокуратуру заявление и сказать, что мы просто хотим посмотреть, а как там дела, мы, конечно, можем, но нам скажут: ребята, мало ли чего вы хотите, какие основания?

– После данного случая по согласованию с прокуратурой была проведена проверка, выявлен ряд нарушений по порядкам оказания помощи по профилям "анестезиология и реаниматология" и "хирургия". Нарушения касались оснащения необходимым медицинским оборудованием, отсутствия круглосуточного наблюдения за пациентом,  порядка предоставления платных медицинских услуг, дефектов ведения первичной медицинской документации.

Проверка закончилась 28 марта, мы составили протоколы и отправили в суд. Кроме того, информацию отправили в прокуратуру и следственный комитет. Суд будет рассматривать, какое примет решение – не могу сказать. Диапазон санкций – от штрафа до приостановления деятельности. Штрафы от 100 до 200 тысяч рублей на юридическое лицо, от 5 до 10 – на должностное. Деятельность может быть приостановлена на срок до 90 суток. Суд принимает решение, выслушав все наши доводы и доводы ответчика.

– После случая, который произошел в "Terra Somnia", не целесообразно ли возобновить проверки по всем клиникам и посмотреть, насколько сегодня они соответствуют требованиям?

– Выйти с внеплановой проверкой в любое учреждение мы можем только в случае, если стали известны факты угрозы или причинения вреда жизни и здоровью человека. Проверка должна быть согласована с прокуратурой. Если это решение инициировано правительством РФ, тогда мы проверку уже не согласовываем. Написать в прокуратуру заявление и сказать, что мы просто хотим посмотреть, а как там дела, мы, конечно, можем, но нам скажут: ребята, мало ли чего вы хотите, какие основания?

– А если завтра летальный случай произойдет еще где-то?

– А вот если произойдет…

– Тогда пойдете?

– Тогда пойдем.

– Это как в анекдоте, когда полиция говорит: когда вас убьют, приходите, а сейчас мы не можем принять ваше заявление об угрозе убийством…

– Ну что я могу тут прокомментировать? Порядок – он такой, какой есть.

 

 Доктора по вызову?

– Давайте пройдемся по нарушениям, выявленным в ходе проверки клиники "Terra Somnia" Росздравнадзором. Одно из самых серьезных – отсутствие круглосуточного реанимационного наблюдения. Как это было выявлено и что это означает?

– Там есть дежурный врач, но узких специалистов круглосуточно нет, они дежурят на дому, их вызывают в случае необходимости. Но по порядкам они должны быть именно в лечебном учреждении, особенно если там находится пациент, потому что это стационарная помощь. После всех ужесточений в прошлом году это требование является обязательным к исполнению.

– Значит, вполне может быть такое, что если пациентке ночью стало плохо, то рядом никого не оказалось, кроме дежурного врача?

– Сейчас идет следствие, причинно-следственную связь оно, надеюсь, установит, явилось ли это причиной смерти или нет, я лишь констатирую факт.

– Когда клиника получала лицензию в декабре 2018 года, она заявляла о себе как о круглосуточной. Почему на тот момент это серьезнейшее нарушение не было выявлено? Значит ли это, что в ночное время прооперированные пациенты остаются без помощи? Не это ли стало причиной летального случая?

- В "Terra Somnia" есть дежурный врач, но узких специалистов круглосуточно нет, они дежурят на дому, их вызывают в случае необходимости. Но по порядкам они должны быть именно в лечебном учреждении, особенно если там находится пациент, потому что это стационарная помощь. После всех ужесточений в прошлом году это требование является обязательным к исполнению.

– Опять же по поводу того, почему на момент лицензирования это нарушение не заметили, – мы лицензии не выдаем, вопрос надо задавать лицензирующему органу. Они должны были проверять, имеется ли у учреждения возможность выполнять лицензионные требования. Но это, повторяю, не наш вопрос, это разграничение полномочий между центром и субъектом.

– Было также выявлено недооснащение медицинским оборудованием по профилю "анестезиология и реаниматология" и по профилю "хирургия". В клинике же утверждают, что реанимация оборудована по последнему слову техники. О нехватке какого именно оборудования идет речь и насколько оно важно для оказания помощи в таких экстренных случаях?

– Это не значит, что отсутствие необходимого оборудования явилось причиной смерти. Допустим, в клинике на момент последней проверки не было второго прикроватного монитора, но вам это о чем-то говорит? По стандартам, если имеется два стационарных места, должно быть два монитора, на каждую реанимационную койку. Там в наличии был один, это уже нарушение порядка. Перечень необходимого оборудования довольно большой. Например, должно быть определенное количество столиков для медицинских инструментов, столик – это тоже медицинское оборудование. Критично это или нет, что явилось причиной гибели пациента? Это должно решить следствие.

 – Было также выявлено, что ряд медицинских обследований умершей пациентки проведен при отсутствии ее добровольного согласия, то есть в документах не было ее подписи... 

– Это просто дефектура оформления документации. Информированное согласие пациентки должно быть взято до проведения осмотров и обследований. В данном случае сначала был проведен осмотр, а затем оформлено согласие пациентки. Это дефектура оформления первичной медицинской документации. Мы это выявили и составили протокол.

– Но что стоит за этой дефектурой? Другие пациентки клиники жаловались, что у них перед операциями вообще не брали анализы. Может ли это говорить о том, что анализы умершей пациентки были оформлены задним числом? Раз человек не давал своего согласия, значит, этих анализов не было?

– А если пациенту просто забыли дать договор подписать? Если это просто неправильная организация ведения документации? Мы же смотрим по журналу – вот есть анализ от такого-то числа. Так что говорить о том, делался он или не делался, задним числом или передним, сложно сказать. Мы же не проводим опрос пациентов, а смотрим документы, что есть, то и оцениваем. И если вы говорите, что к вам обращались пациенты, тогда и к нам они должны обратиться: когда конкретно лежал, делали анализы – не делали, пусть нам расскажут. Когда есть заявление, мы можем действовать.

Вообще бывают такие обращения, когда пациент говорит: а я считаю, что мне анализы вписали…

 

Когда петух клюнет

– Если проверка "Terra Somnia" была сравнительно недавно, почему Росздравнадзор не знал о существующих нарушениях?

– А как мы могли о них знать, если проверки мы проводили в августе-сентябре, а лицензию клиника получила в декабре? Как мы могли знать, что там есть, а чего нет?

– И если бы не летальный случай, вы бы так и не вышли с проверкой?

– Не вышли. Оснований бы не было.

– И получается, до следующего перелицензирования у клиники развязаны руки?

– А лицензия сейчас бессрочная.

– И пока жареный петух не клюнет, в клинику никто не придет?

– Без оснований – нет. Потому что сейчас действует риск-ориентированная модель проверки лечебных учреждений. Все ЛПУ разбиваются по степени риска возможного причинения вреда здоровью, как правило, это зависит от количества видов деятельности в лицензии. На первом месте крупные учреждения, вроде областной больницы, у которой все профили медицинской деятельности, понятно, что у них рисков больше, поэтому мы их проверяем не реже, чем раз в два года. Учреждение, которое занимается, допустим, массажем, относится к низкому риску, и плановые проверки в отношении него вообще не проводятся.

– Пластическая хирургия входит в зону риска?

- Результаты всех проверок, в том числе по летальным случаям, вносятся в единый реестр, который ведет Генеральная прокуратура, все это собирается и анализируется. Если у организации были выявлены нарушения, степень риска повышается – частота проверок увеличивается. За таким учреждением должен быть больший присмотр.

– Конечно, входит, только в какую степень риска? Чтобы заниматься пластической хирургией, должно быть шесть-семь профилей медицинской деятельности, включая анестезиологию, хирургию, саму пластическую хирургию, трансфузиологию и так далее. Думаю, они будут относиться к среднему риску, и это позволяет проводить проверки не чаще, чем раз в три года. Это риск-ориентированная модель, на которую переходят практически все федеральные контролирующие органы.

– Эта модель дает большую свободу клиникам?

– Это называется "не кошмарить бизнес". Важный момент: результаты всех проверок, в том числе по летальным случаям, вносятся в единый реестр, который ведет Генеральная прокуратура, все это собирается и анализируется. Если у организации были выявлены нарушения, степень риска повышается – частота проверок увеличивается. За таким учреждением должен быть больший присмотр.

– В "Terra Somnia" теперь будут чаще проверки проводить?

– Еще нет решения суда. Посмотрим, какой будет результат и изменится ли степень риска.

– Кошмарить бизнес нельзя, без согласований проверять нельзя – насколько такая модель контроля соответствует запросам реальной жизни?

 – Я не комментирую такие вещи.

– Насколько охотно прокуратура дает вам разрешение на проверки?

– Понимание абсолютное. Как правило, в течение суток проходит согласование. За последние годы отказов даже не помню. Мы, прежде чем на согласование подавать, тоже несколько раз подумаем, есть ли тут основания.

– Последний случай ведь не единственный. В сентябре 2017-го после операции на веках погиб предприниматель Евгений СвердловПосле его смерти клиника "Terra Somnia" заплатила 100 тысяч рублей административного штрафа и всё! Сегодня многих шокирует – две смерти, а клиника работает. Что должно произойти, чтобы работа клиники была приостановлена?

– Должно быть решение суда.

 – А в реальности что должно произойти, чтобы суд принял такое решение, если два летальных случая недостаточно?

- Суд может сразу приостановить деятельность, а может и не приостановить. Клиника скажет: мы такие молодцы, мы все исправили, – и суд их по минималке оштрафует. А может и закрыть. 

– Еще раз говорю – это будет зависеть от решения суда. Суд может сразу приостановить деятельность, а может и не приостановить. Клиника скажет: мы такие молодцы, мы все исправили, – и суд их по минималке оштрафует. А может и закрыть. 

С последним летальным случаем, конечно, будут до конца разбираться, я думаю, будут приняты какие-то жесткие меры, учитывая его резонансность на всю РФ. Я уже сказал, что сейчас каждый такой случай фиксируется на уровне федерации.

– Было ли такое в вашей практике, чтобы работа клиники приостанавливалась?

 – Не помню такого. После штрафа и предписания мы выходим с проверкой повторно, и, как правило, люди свои нарушения исправляют. Потому что понимают, что это чревато. Второй раз суд, скорей всего, будет вести себя уже иначе: ребята, если вы по-хорошему не поняли, то санкции будут уже не минимальные, а максимальные.

– Бытует мнение – частные клиники всегда выкрутятся, не потому ли, что нарушения никак не мешают их дальнейшей работе?

– Это мнение.

– Но вы сами говорите, что на вашем веку клиники ни разу не закрывались.

– Так может, это хорошо, наоборот, что люди соображают, что надо исправляться?

 

 Читайте форумы…

Анализ обращений в нашу редакциюа также в другие саратовские СМИ говорит о том, что пациент, решившийся на пластическую операцию, сегодня фактически беспомощен перед клиникой, судами и экспертами, которые работают в той же среде. Сами клиники называют их попытки отстоять свои права "потребительским терроризмом". Какую стратегию защиты вы посоветуете пациенту пластических клиник?

– Давайте начнем с интернета и форумов. Человек собрался в клинику делать манипуляцию – зайди на форум, посмотри, что люди говорят об этой клинике. Для начала это самый простой бытовой способ. Также пациент имеет полное право спросить в клинике действующую лицензию, есть она, нет, когда была выдана.

– А что, может быть такое, что лицензии нет, а клиника работает?

– Может. Почему в России было энное количество уголовных дел, когда нет лицензии на определенный вид деятельности, а клиника работает?

- Если будет доказано проверкой, что у клиники есть нарушения, позиция пациента в суде будет более весома… Человек сможет требовать, в том числе, и материальной компенсации.

Кроме того, пациент имеет право запросить информацию о профессионале, есть ли специальный сертификат у того хирурга, на прием к которому он идет. Есть ли у него специализация по пластической хирургии. Это они должны показать. Могут, конечно, и отказать, но тогда лучше развернуться и уйти – значит, ребята, вам есть что скрывать! Никто не отменял и жалобную книгу, можно открыть ее и посмотреть отзывы. Это азы. Дальше человек может сказать: проведите меня по клинике. Может быть, что все хорошо – чисто и оборудование стоит, а может – грязные полы, пустые палаты и тараканы. А если, не дай Бог, что-то уже случилось, и человек получил некачественную услугу, тогда надо обращаться к руководству клиники, это первый этап. Не понимают люди – к нам обращаться. Если этого мало – в прокуратуру, суды, следственный комитет – инстанций много. Но четыре обращения в год – это ни о чем! А число манипуляций по пластической хирургии, я думаю, больше в тысячи раз!

 – То, что человек обратится к вам, чем ему это поможет? В суде он, по крайней мере, может отсудить какой-то вред, физический или моральный, а к вам ему какой резон идти? Вот вам и ответ на четыре обращения…

– Мы можем выйти с проверкой на основании его заявления, и он данный материал приобщит к доказательствам в суде. Если будет доказано проверкой, что у клиники есть нарушения, его позиция будет более весома, а не то, что он просто так пришел и заявляет, что ему грудь сделали не того размера, – ну это на пальцах. Что такой большой размер, маленький размер? А когда будет доказано, что сделали неправильно или не тот имплант вставили, не того номера или он не имел регистрационного удостоверения на территории Российской Федерации и каким-то "левым" оказался, может и такое быть, то все это будет гораздо весомее, и человек сможет требовать, в том числе, и материальной компенсации.

 – Правда ли, что получить лицензию для частников проще, чем для государственных клиник? И что у них разная степень ответственности?

– Да не проще! И ответственность одинаковая. Лицензионные требования одни для всех – это 291-е постановление правительства РФ, где есть определенный перечень того, что должно быть, независимо от формы собственности. Разницы никакой. Всё одинаково жестко.

– Если всё одинаково жестко, как же "Terra Somnia" лицензию выдали при таком количестве нарушений?

– Я думаю, это будет следующий этап разбирательства.

– Значит, лицензия сама по себе еще не гарантирует отсутствия нарушений?

– Должна гарантировать.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.08 1 2 3 4 5